Бурят, прорубивший канал в Европу - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Бурят, прорубивший канал в Европу

Его биография может стать сюжетом не одного исторического блокбастера. В ней есть все: рождение в семье кочевника, учеба в буддийском монастыре, плен и перепродажа, смена религии и хозяев, близость к императору. Обидно, что память об этом выдающемся уроженце Бурятии Бароно Имегенове, ставшем Михаилом Сердюковым, бережно чтут далеко от его родных мест, в Тверской области

Там, где находится знаменитая Валдайская возвышенность, на западе Тверской области, с древности проходил водораздел между Тверцой, притоком Волги, и рекой Цной, несущей свои воды в Балтику. Поэтому здесь торговые суда — струги, ладьи, лодки, приплывшие с юга по Волге, — волочили почти 10 верст до реки Цны, чтобы попасть в Балтийское море. Отсюда и название селения — Вышний Волочёк.

1703 год в российской истории памятен тем, что Петр I принял у себя делегацию хори-бурят и обнародовал указ о неприкосновенности их земель и основал новую столицу на Неве. Поняв, что для снабжения Петербурга волочить товары долго и хлопотно, Петр I принял историческое решение: прорезать Волочёк судоходным каналом. Получился бы непрерывный водный путь от Волги до Балтики. Это открывало новые широчайшие возможности для торговых связей с европейскими государствами. Поэтому 12 января 1703 года Пётр I подписывает указ о начале строительства Тверецкого канала между реками Цна и Тверца.

«Распиливание» или непрофессионализм?

Сначала во главе строительства поставили будущего первого сибирского губернатора князя Матвея Гагарина. Всю техническую работу поручили асам гидростроения, у которых учился сам царь, — голландцам. За пять лет, с 1703 по 1708 год, в районе Вышнего Волочка голландцы построили Тверецкий канал длиной 2811 метров и шириной 15 метров. Вроде бы все сделали по новейшим зарубежным технологиям того времени: и однокамерный шлюз для пропуска судов, и перемычки. Весной 1709 года по первой в истории России искусственной водной системе прошли первые суда. Но радость царя была недолгой. Наступившее лето показало: канал мелководный настолько, что все суда просто застревали. В Петербурге начался голод и вспыхнули бунты. Оказалось, что голландцы не учли водный баланс Вышневолоцкого водораздела. Спустя века трудно объяснить, как могли допустить такое опытные голландцы. Была ли это умышленная оплошность иностранных наемников или сохранившийся до сей поры «распил» бюджетных средств на строительство? Не зря первого руководителя этой стройки, позже первого сибирского губернатора Гагарина царь казнит именно за коррупцию. А пока исправить ситуацию срочно приглашают мастеров шлюзов из Италии, Англии, даже Индии. Не справляется никто. И тут царю приносят письмо, в котором местный житель, не обучавшийся гидростроительным премудростям, обещает сделать то, что не смогли иностранные профессионалы. «...Всяким судам будет Тверцою свободный ход и государству польза в том будет. Вашего Величества нижайший раб, новгородец Михаил Сердюков» — так заканчивалось письмо.

Петр I пригласил просителя в столицу, внимательно ознакомился с его проектом перестройки водного пути. Поразительно, что только Сердюков додумался построить резервные водохранилища для создания запаса вешних вод. Их можно было использовать летом. Такая сметливость Сердюкова настолько покорила царя, что особым указом для устройства шлюзов, заграждений, плотин казенная земля отводилась без торгов, в случае нужды можно было затоплять плотинами земли всех владельцев, разрешалась рубка дубовых и заповедных лесов. Сердюков немедленно приступил к работам. Построил Цнинский канал длиной 1280 метров со шлюзами, «с воротами растворимыми». Отказ от строительства камерных шлюзов по «немецкому образцу» позволил проводить по водной системе караваны, насчитывающие по 100 — 200 судов и более. В 1722 году воды реки Шлины, вдвое увеличив собой количество воды в реке Цне, позволили тяжело груженным судам свободно проходить летом от Твери до Вышнего Волочка и дальше. Резко упала стоимость перевозки грузов. Вершиной гидротехнической деятельности Сердюкова стало созданное им водохранилище площадью 6 кв. вёрст.

Итого за три с небольшим года Сердюков провел работ больше, чем голландцы за 6 лет. При этом бюджету страны это обошлось во много раз дешевле, хотя Сердюков нанимал за плату от 300 до 1000 рабочих, а голландцам бесплатно сгоняли не менее 10000 крестьян.

бурят2портрет.jpg

Единственный портрет Бароно Имегенова работы неизвестного художника хранится в Эрмитаже

Донос и допрос

Несмотря на успехи и личное покровительство царя, жизнь создателя Вышневолоцкой водной системы, впервые соединившей Балтийское море с Волгой, не была столь же легкой. Ямщики, перевозившие грузы по суше, ненавидели купца, лишившего их заработков своим каналом. Когда был подожжён кожевенный завод Сердюкова, для охраны канала и заводов Пётр I усилил караул. Недруги Сердюкова решили уничтожить царского фаворита с другой стороны. На него приходит донос от новгородского епископа и вице-президента синода Феодосия. Епископ обвиняет Сердюкова в том, что он старообрядец. В те времена это было страшное обвинение, сродни нынешней измене государству. Ведь это были раскольники, отказывающиеся признавать власть. Более того, для старообрядцев царь являл собой воцарившегося антихриста. Видимо, в этом обвинили Михаила Сердюкова, чтобы скрыть настоящую причину доноса: монастыри обиделись, что часть церковных земель использовали под строительство канала. Епископ арестовал Сердюкова и отправил в Петербург в тайную канцелярию. В Святейшем синоде Сердюкова допросили под «церковною клятвою и под потерянием живота». В архивах сохранились материалы этого допроса. Он прояснил многое, и в том числе необычную азиатскую внешность любимца Петра I.

«Рождением мунгальского народа»

На допросе Михаил Сердюков указал, что «рождением он мунгальского народа». Так называли в те времена племена южного Забайкалья, входившие в состав монгольских княжеств. Настоящее имя Сердюкова оказалось Бароно, Имегенов сын, место рождения — селение на реке Селенге того же названия, а год 1678-й.

Имя и фамилия могут вызвать споры у языковедов. В современном литературном бурятском языке настоящее имя звучит как производное от «боро» — серый или смуглый. В качестве характера это слово употребляют как «неприхотливый, выносливый». В южных диалектах, близких к халхасскому, «бороо», «борооноо» называют смуглых детей. На единственном сохранившемся портрете Бароно работы неизвестного автора Имегенов действительно смуглый мужчина. Фамилия Имегенов, скорее всего, произошла от слова «эмэгэ» — бабушка. Такие странные, на сегодняшний взгляд, имена давали в семьях, чтобы обмануть злых духов, рано забиравших детей из жизни.

В свою очередь, Бароно назвал и фамилию отца — Зонтохонов. Отец делал луки и стрелы, ходил в Китай для торговли лошадьми. На том же допросе Сердюков рассказал, что в 1691 году после гибели отца «от русских людей на баталии» он попал в плен к детям гетмана Демьяна Многогрешного, служившего в Селенгинской крепости. Оттуда в Енисейск его перевёз казак Иван Волосов. Там несчастный ребенок попался на глаза купеческому приказчику Ивану Михайловичу Сердюкову. Выкупленный за 10 рублей, Бароно был крещен в Михаила и получил фамилию Сердюков. После смерти хозяина 22-летнего Бароно пригласил на работу влиятельный московский купец Евреинов. Внук этого купца поведал семейное предание о том, как к ним однажды заглянул Петр I. Он, как известно, очень любил поговорить с простолюдинами о жизни. Царь не мог не обратить внимание на необычного приказчика, а когда разговорился с ним, был приятно удивлен его умом и склонностью «к механике». Узнав лестный отзыв хозяина, царь велел тому отпустить Бароно, записав его в новгородское купечество.

Поставщик армии

Так, во время войны со шведами Бароно в качестве новгородского купца начал поставлять муку в армию, организуя закупку, перевозку и помол зерна. Возле Вышнего Волочка построил винокуренный завод, хлебные амбары, «солодовни и овины, и уксусный, и кирпичные, и черепичные заводы». Предприимчивый Бароно брал подряды на поставку в Новгород вина, откупал таможенные и кабацкие сборы в Вышнем Волочке и Удомельском погосте. Строительство голландцами Тверецкого канала шло не просто на его глазах, Бароно был главным поставщиком провианта. Повлияли ли на его гениальную задумку с Вышневолоцким каналом детство на реке Селенге или учеба в буддийском монастыре, можно только догадываться. Пока достоверно известно, что во время ареста и допроса Бароно царя не было в столице. Он ушел в персидский поход. Возвращаясь из Астрахани, Петр I проезжал через Вышний Волочёк и очень удивился приостановке строительных работ на канале. Еще больше удивило царя сообщение об обвинении Сердюкова в расколе. Петр I примчался в Петербург, сразу же потребовал к себе Сердюкова и лично допросил его. Михаил категорически отрицал свою причастность к расколу. Петр I поцеловал его в лоб и, сняв с пальца перстень со своим изображением, подарил Сердюкову.

«Крест, которым хотели тебя уничтожить, повернется против тех, кто это затеял. Служи, брат, России милой», — сказал царь.

И Бароно служил верой и правдой. Ведь кроме модернизации и строительства водных путей он строил водяные мельницы и речные суда. Тогда не было крупных верфей и суда строили топорами. Их так и называли «топорные». В середине XVIII века «топорные» суда стали заменять сделанными из «пильных» досок, вырабатываемых на «пильных мельницах». Свою первую «пильную мельницу» в Вышнем Волочке Михаил Сердюков построил в 1720 году. И до самой смерти Бароно продолжал совершенствовать Вышневолоцкую водную систему. Ему помогал прекрасно образованный сын Иван.

Дворянин из бурятских степей

«Ум часто пробуждается воспитанием, но гений бывает врожденным!» — писал о Сердюкове французский посланник при дворе Екатерины.

При ней Бароно был уже дворянином. Его с потомством возвела в дворянство благодарная дочь Петра I императрица Елизавета в 1742 году. После смерти Петра I правительственная поддержка канала практически прекратилась, средства за ремонт каналов выплачивались государством порой с 15-летней задержкой. В правление Анны Ивановны ее фаворит Миних несколько раз пытался изъять Вышневолоцкую систему у Сердюкова. Его не раз вызывали в правительство для докладов.

В итоге созданная уроженцем бурятских степей водная система так изменила облик маленького селения Вышний Волочёк, что царским указом в 1770 году он стал городом, поскольку «пользу великую Российской коммерции приносит». В советское время провели третью реконструкцию водной системы, площадь водохранилища довели до 109 кв. км. Его воды, долгие годы питавшие Петербург, стали питать Москву. Сейчас около восьми процентов питьевой воды для Москвы поступает из Вышневолоцкой водной системы. В 1990 году Вышний Волочёк получил статус исторического города за свою главную достопримечательность — Вышневолоцкую водную систему.

Точная дата смерти Михаила Сердюкова неизвестна, исследователи предполагают, что он умер в 1754 году.

— Его могила находится у нас, на гранитном столбе надпись, что здесь покоится прах Михаила Ивановича Сердюкова, — рассказывает директор Вышневолоцкого музея Галина Монахова. — В сельской церкви хранятся три подаренные им иконы. Сохранились его дом, усадьба, склад и даже куст барбариса, посаженный Петром I, когда он гостил у Сердюкова. Мы очень любим вашего и нашего Сердюкова. В нашем музее целая экспозиция посвящена ему. Когда приезжают туристы, мы организовываем театрализованное представление с участием артистов областного театра. Они играют Петра I и Михаила Сердюкова.

Благодарные жители Вышнего Волочка даже поставили памятник этим историческим персонажам. Они встречают гостей города у железнодорожного вокзала.

— Скульптор Юрий Жлотя сотрудничал с нами при создании этой композиции. Сначала он сделал Сердюкова коленопреклоненным перед царем. Но мы воспротивились. Петр I все же не любил этого. По нашей просьбе скульптор сделал Сердюкова зачитывающим стоя свой проект канала, а царь слушает сидя, — рассказывает Галина Монахова.

Скульптор, в отличие от создателей художественного фильма «Петр Первый», руководствовался портретом. А киношники изобразили Михаила Сердюкова русским купцом с бородой.

Потомки Бароно

О потомках Бароно известно, что сын Иван Михайлович окончил гимназию при Российской Академии наук. После смерти отца управлял Вышневолоцкой системой. Дочь Елена Михайловна вышла замуж за дворянина Василия Ивановича Храповицкого. Их сын был обер-секретарём Сената, а потом и сенатором. Один из потомков Михаила Сердюкова дослужился до статс-секретаря Екатерины II, а позже и до сенатора. Один из потомков Бароно по женской линии, историк Михаил Яковлевич Либерман, написал книгу о своем великом предке. К сожалению, он умер в Москве в 2000 году. Все материалы, не вошедшие в книгу, хранятся у его дочери Елизаветы Михайловны Либерман.

— Было бы прекрасно, если бы Бурятия подключилась к переизданию книги отца с комментариями и дополнениями, — сказала нам в телефонном разговоре Елизавета Михайловна.

И работники музея в Вышнем Волочке признались, что в трудные годы выживания музей обратился за помощью в Калмыкию, поскольку думали, что Сердюков калмыцкого происхождения. Приезжал калмыцкий писатель, позже выяснивший, что герой Вышнего Волочка — бурят. Надеемся, что сейчас власти Бурятии установят тесные связи с землей, где наш великий земляк оставил о себе столь громкую славу.

/ Фото представлено администрацией

г. Вышний Волочек.

бурят3.jpg

Скульптор изобразил момент, когда Бароно Имегенов показывает Петру Первому свой проект канала. Именно этот памятник встречает гостей Вышнего Волочка у железнодорожного вокзала

Читать далее

Другая сторона профессии