Санитары города или гнойный нарыв? - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все

Санитары города или гнойный нарыв?


7100
В Улан-Удэ проживает больше трех тысяч бомжей

Специалисты считают, что бомжи несут угрозу обществу — разносят инфекции и становятся нечаянными виновниками пожаров. Сами же жители люков и колодцев называют себя «санитарами города», считая, что без них город погряз бы в мусоре и бутылках

Несмотря на усилия социальных служб, количество бездомных не уменьшается. Выходя из больниц и ночлежек, они снова возвращаются к уличной жизни. Теперь их переписывают прямо там же в колодцах…

Мой адрес не дом и не улица

Каждый день бомжи выходят на улицы города в поисках пропитания и алкоголя. Приличные горожане обходят их стороной и предпочитают не замечать.

— Я бомж и не скрываю этого, — грустно улыбается Григорий Убугунов, бывший чабан и, по его словам, кандидат в мастера спорта по вольной борьбе.

Григорию — 52 года. Несмотря на свое бедственное положение, держится с достоинством — денег не клянчит, жалуется сдержанно. Одет в старенькую куртку, под которой виден грязный свалявшийся свитер. И все же видно, что мужчина на улице не так давно.

Еще полтора года назад он жил в Заиграево в собственной квартире, теперь его место обитания — колодец около стоматологической клиники на Республиканской больнице. Говорит, что за эти полтора года перестал верить людям.

— У сеструхи были проблемы, она попросила меня продать квартиру, — рассказывает свою историю Григорий. — Я продал, отдал ей деньги, думал, что сестра меня теперь приютит. А она исчезла. Документы? Что скрывать, потерял по пьяни…

Жены и детей у Убугунова нет, с родственниками связь утратил. На работу без документов нигде не принимали, и мужчина нашел свое прибежище в колодце. Живет он там не один, а с приятелем — таким же бесприютным, как и он. В колодце хоть и тесно, но живут соседи дружно.

— Однажды зимой ко мне в колодец спустился молодой парень. На улице холодно, не выгонять же его! Так и живем вместе. С другими бомжами отношения хорошие. Мы общаемся, пытаемся помогать друг другу, взаимовыручка все равно важна, — говорит он.

Григорий собирает бутылки и металл, роется в мусоре в поисках съестного. Тем и существует. Мечтает о простом — сходить в баню и чтобы люди не обижали.

— Бывает, что попадаются люди добрые, сигаретку дадут, отнесутся по-человечески. И менты тоже разные — кто нормальный, а кто бьет. Малолетки часто на нас удары отрабатывают. Два раза били скинхеды. Знаете, такие, в кожаных куртках, в штанах, заправленных в берцы. Бьют и кричат: «Мы очистим город от бомжей!»…

Узнав, что о нем напишут в «Информ Полисе», радуется:

— Вдруг знакомые или родственники найдутся, стану приличным человеком…

Два высших образования и московская дочка

— Я уже десять лет здесь работаю, всех бомжей в лицо знаю, — рассказывает Светлана Неуступова, приемщица в пункте-приеме стеклотары ООО «Чистый город». — Бомжам пытаюсь помогать — обеды готовлю, старую одежду приношу. Они меня любят, кличат по отчеству — Ивановна.

Светлана говорит, что сейчас бомжи резко помолодели: если раньше бутылки приносили люди среднего и пожилого возраста, то сейчас все чаще встречаются молодые — и парни, и девушки.

— Много у нас людей с высшим образованием. Есть мужчина с двумя «вышками», три языка знает. Вот он бутылки принесет, а я ему: «Ну-ка, скажи что-нибудь по-немецки!», он и начинает болтать. Сбомжевался он, когда жена из дома выгнала, — говорит Неуступова.

«Ивановна» за своих подопечных переживает. Говорит, люди их не любят, бьют, унижают, бомжи боятся собственной тени.

На «приемку» стекаются бомжи со всей округи. Марина Горбова, бомжиха со стажем, с удовольствием соглашается на беседу. На улице она оказалась в 1995 году. Одутловатое лицо, опухшие воспаленные губы, практически полное отсутствие зубов — не сразу поверишь, что ей всего 44 года. Говорит охотно и много, эмоционально размахивает руками. Называет бомжей «санитарами города», потому что они собирают бутылки и мусор.

По словам женщины, на улице она оказалась после мест лишения свободы. В тюрьму села за куплю-продажу краденого, а когда вышла, оказалось, что сосед присвоил ее квартиру себе. Пыталась судиться, но ничего не получилось. Документы, по распространенной байке бомжей, «сгорели в огне». Трогательно гордится дочками и их успешными судьбами.

— У меня две дочери, — говорит Марина, — обе замужем. Одна живет в Москве, другая здесь. За помощью к ним идти не хочу. Знаю, тут многие из наших все пороги родственников пообивали, деньги просят. А я навязываться не хочу. Зачем? У них своя жизнь, у меня — своя. Не надо им доставлять лишних проблем.

Себя Марина называет «мать Тереза». Рассказывает, что помогает другим бродягам, особенно новичкам, в освоении науки жизни на улице. Если добудет что сама, несет другим в «общак».

Как и Григорий, жалуется на скинхедов и… рабовладельцев:

— Однажды кое-как ноги унесла от скинхедов, и то только потому, что мимо патрульная машина проезжала. Они испугались и прекратили погоню. Есть в городе группа людей, которые истребляют бомжей — в огонь кидают, насмерть забивают. Еще есть рабовладельцы — увозят нас насильно на работы, не кормят почти, бьют, унижают.

На читинском переезде наталкиваемся на целую группу бомжей из шести человек. Все среднего возраста, пятеро мужчин и одна женщина. Компания как на подбор — обветренные почерневшие лица, опухшие от алкоголя, гнойные нарывы, трясущиеся руки.

Они, перебивая друг друга, горячо жалуются на то, что их бьют и унижают все кому не лень. И одна история на всех — «квартиру отобрали, документы сгорели». Тоже рассказывают о загадочных рабовладельцах:

— Приезжает предприниматель из района, насильно увозит. Кормят там только черным хлебом, заставляют работать на полевых работах, избивают.

Угроза для общества

— Бомжи создают определенную угрозу для общества, — уверена Юлия Мокрик, старший инспектор отдела надзорной деятельности по городу Улан-Удэ Управления надзорной деятельности Главного управления МЧС России по РБ. — Очень часто возгорания и пожары происходят по их вине. Проживают бомжи на теплотрассах, спят на легковоспламеняющихся утеплителях, там же курят, пьют, обустраивают горелки и разводят костры.

Юлия говорит, что пожары по вине бомжей происходят не только на теплотрассах, но и в подъездах, подвалах и колодцах. Нередко люди без определенного места жительства гибнут в огне по собственной неосторожности.

Инспекция надзорной деятельности пожарных совместно с МВД республики часто устраивает профилактические рейды по местам скопления бомжей. Сотрудники вынуждены предупреждать и объяснять бездомным, что горелки, сигареты, костры чреваты пожарами. И бродяги стараются быть осторожнее, потому что колодцы — их последнее пристанище. Но все меры предосторожности они забывают, как только напьются.

— Реагируют на нас по-разному, — рассказывает Юлия, — некоторые вполне дружелюбны, другие могут и плюнуть, и обматерить. Жалко их, конечно, очень. Все-таки это просто несчастные люди.

Помимо пожаров, бомжи могут нести и другую угрозу — болезни. Не так давно в канализационном люке был найден труп бомжа. Могут ли бомжи стать причиной массовых заболеваний, ведь живут они в местах, от которых зависит жизнедеятельность города?

Ольга Романова, начальник отдела санитарного надзора Роспотребнадзора по РБ, успокаивает: бомжи не могут быть источниками массовых эпидемий.

— Бомжи проживают в канализационных и тепловых люках, стоках, — говорит она, — в каналах водоснабжения они не живут, за этим строго следят сотрудники «Водоканала». А канализационные и тепловые люки не несут опасности для потребителей. Конечно, бомжи могут быть источниками инфекций, того же туберкулеза, к примеру, потому что годами не обследуются. Но о массовых эпидемиях говорить нельзя.

Бомжами становятся алкоголики

Проблема людей без определенного места жительства — «болячка» всероссийская. По официальной статистике, в России около 4 млн. бомжей.

— Бороться с бомжами не надо, — уверена Эржена Будаева, председатель регионального общественного фонда инвалидов-колясочников «Общество без барьеров», член Совета по делам инвалидов при президенте РБ, член комиссии по правам человека при президенте РБ. — Нужно понять истоки проблемы.

По мнению Эржены Будаевой, основная причина, по которой становятся бомжами, — алкоголизация населения. Именно из-за пьянства люди теряют квартиры, работу и в конечном итоге опускаются на социальное дно. Для того чтобы решить проблему бездомных, нужно устранить проблему повсеместного пьянства, начать борьбу за трезвость.

— Возвращение бомжа к нормальному укладу жизни — процесс длительный, — говорит она. — Эти люди потеряли смысл жизни. Многие считают, что вернуть смысл может помочь религия. У нас есть религиозные организации, которые этим занимаются.

Как говорит Эржена, в других странах существует множество объединений, которые занимаются проблемами людей без определенного места жительства. Благодаря им в этих странах бродяг намного меньше.

— У нас не обращают внимания на бомжей, — рассказывает Эржена Будаева. — считают, что бездомные сами виноваты в своих проблемах. На самом деле виноваты все — виновато само общество, отторгнувшее бомжей и не оказавшее помощи.

«Вы обязаны нас кормить!»

Возраст бездомных стремительно уменьшается, говорит Ирина Барабанова, заведующая отделением ресоциализации государственного учреждения социального обслуживания «Республиканский центр адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий «Шанс».

— Дело в том, что ряды бомжей обычно пополняют выпускники детских домов, люди из мест лишения свободы и те, кто в 90-х годах стал жертвой «черных риэлторов», — рассказывает Ирина. — Сейчас основной молодой контингент бомжей составляют дети тех, у кого обманом отобрали квартиры.

Ирина Барабанова уверена, что для возвращения к нормальной жизни бомжам нужно только желание.

— Случаев, когда бомж перестает быть бомжом, на моей практике было много. Мы пытаемся помогать им, устраиваем акции «Помоги себе сам». Но большинству просто удобно так жить — они не хотят работать, их вполне устраивает жизнь в колодцах. Часто приходят к нам со словами «Вы обязаны нас принять! Мы не хотим работать, а вы должны нас кормить и лечить!» — говорит Ирина.

По закону, подобные учреждения должны бесплатно предоставлять кров людям без определенного места жительства 30 дней в году. По истечении этого срока закон обязует их выплачивать определенный процент с зарплаты. Но, так как практически все не имеют постоянного дохода, живут в ночлежках бесплатно за счет государства. Бывают и такие, кто ночлежек старательно избегает, ведь там нельзя употреблять алкоголь.

Ирина также считает, что бродяги несут угрозу обществу.

— Мы принимаем бомжей после обязательного медицинского осмотра, — говорит она, — но есть бездомные, которые годами жили на улицах, не лечились и ни разу не были у нас. Страшно представить, сколько у них может быть болезней.

По официальной статистике центра «Шанс», в 2010 году в Улан-Удэ зарегистрировано 1805 человек без определенного места жительства и занятий. И это только те, кто попадал в центр адаптации. Специалисты говорят, что для реальной статистики эту цифру нужно умножить как минимум в два раза.

Валентина Габышева.

Читать далее