Быть ли Улан-Удэ городом-садом? - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Быть ли Улан-Удэ городом-садом?


2192

В ХIХ веке великие архитекторы, мечтая о переустройстве общества, думали о «городах-садах». Спросите любого горожанина, где бы он хотел жить: в многоэтажном городском или одноэтажном пригородном доме?



Ответ один — ближе к земле, к природе. Первые генеральные планы Улан-Удэ разрабатывались с учетом «вхождения» в город окружающих лесов, как это рекомендовано в уже современных градостроительных нормах.

Но сначала о важных городских «мелочах». Благоустройство связано, прежде всего, с дорогами и тротуарами. Если за первые принято сегодня благодарить министра Кудрина, то за вторые горожане вряд ли скажут хорошие слова в адрес городских «благоустроителей». Это они в 2009 году, слепо выполняя указания президента Бурятии, принялись срочно заменять асфальт на плитку.

Еще в 90-е годы в российских городах стали использовать для тротуаров красивую плитку, пришедшую из южных приморских курортов. В первые же годы те руководители, которые действительно заботились о своих горожанах, вынуждены были издать распоряжения об условиях применения такой плитки: её поверхность должна быть шероховатой на 90 процентов и не иметь орнаментных заглублений, в которых задерживался бы снег.

 В нашем же городе спохватились, когда произошёл анекдотический случай с депутатами Хурала, которые, придя однажды утром на работу, попадали перед входом в своё здание на вновь уложенной плитке. Плитку заменили на шероховатую, специально для чиновников. Остальным горожанам оставили возможность рисковать здоровьем на улицах и площадях города.

Но вернемся к главной теме. Действительно, в современном градостроительстве есть стремление приблизиться к идее «города-сада».

В 30-е годы прошлого века, вспомним «годы первых советских пятилеток» и строчки из стихотворения В. Маяковского «здесь будет город-сад», в так называемом «соцгороде ПВРЗ» в Улан-Удэ действительно в какой-то мере природа вошла в городскую застройку.

Когда в 60-е годы стал осуществляться очередной генплан города, строились первые микрорайоны, была возможность «впустить» в город окружающую природу, ведь в 40-е годы кварталы возводились в настоящей тайге. Но этого не произошло.

В наше время еще не поздно предпринять усилия по сохранению лесов в сотых юго-западных кварталах, хотя мы видим, что первый опыт — в 102 квартале — закончился плачевно.

Требования по сохранению «исторического поселения», каковым является центр Улан-Удэ — бывший Верхнеудинск, относятся и к «историческому ландшафту». Эти требования зафиксированы в не так давно утвержденном «Проекте охранных зон г. Улан-Удэ».

Верхнеудинск возник в ХVII веке на высоком берегу реки Уды, и откос нынешнего пр. Победы от театра оперы и балета до Удинского моста, а далее вдоль ул. Бабушкина — это часть «исторического ландшафта» и должен сохраняться так же, как улицы и дома старого города. И если говорить о «городе-саде», то зеленые откосы, в недавнее время поросшие соснами, и пойма р. Уды могли бы стать частью этого «сада» в самом центре города.

Мы видим, что остается сейчас от откосов пр. Победы. И при попустительстве администрации города наступление на них продолжается. К уже выстроенному напротив Центрального рынка комплексу «Метро» добавляется так называемый «Эвенкийский центр». Неуправляемым процессом стала застройка откосов вдоль ул. Бабушкина.

Наступление продолжается и на немногочисленные парки города. Собственно парков всего-то три, и к ним следует отнести зеленые территории больниц и стадионов. Это лакомые куски для застройщиков и администрации: никакого сноса домов, коммуникации рядом, надо только срубить деревья.

Это относится и к единственному в городе «Лесопарку Верхняя Березовка» (так официально когда-то называлась ландшафтно-рекреационная зона, обязательная в генплане любого города), включающему всю территорию от Стрелки до пионерских лагерей, дацан, вклинившийся сюда исключительно из коммерческих целей, хотя по канонам это не место для молитв.

Как известно, зеленые насаждения лучше сохраняются в симбиозе и выполняют свою роль «легких» города только в больших массивах, не менее 0,5×0,5 км, и поэтому так важно не только сохранять парки, но и обновлять их растительность.

Тем удивительнее равнодушие и бездействие городского «Зеленхоза» в отношении, например, парка им. Орешкова. Возможно, администрация считает, что этот парк должен вымирать. Иначе почему вместо зеленых посадок в парке другие «насаждения»: сначала ресторан «Золотая корона», затем обширный городок аттракционов, а теперь целый цирк. Что будет дальше? Говорят о резиденции местной епархии.

Лакомым куском является и парк «Юбилейный». Единственный в 40-х кварталах островок природы после вырубки последних сосен также стал объектом наступления. Последняя успешная атака — строительство большого Peoples Park.

Территории больниц и стадионов — массивы зелени и «легкие» города.

Посмотрите на эти уже бывшие массивы: железнодорожная больница, больница скорой медицинской помощи, стадион им. 25-летия БМАССР — сплошные вырубки. Администраторы, опомнитесь!

Но самые большие потери горожане несут от «точечной» застройки и подземных гаражей. Даже суды призваны поддерживать атаки на зеленые дворовые пространства, ведь они не привлекают в качестве экспертов специалистов-архитекторов.

Тем не менее юридические лазейки застройщиков легко опровергнуть. Например, при норме зелени на одного жильца 6 кв.м во дворе размером 90×90 м с четырьмя 80-квартирными домами потребуется сад размером 80×80 м. Так где же разместить еще дом?

Над подземными гаражами, и это очевидно, нельзя высаживать ни деревья, ни кусты, а спортивные и детские площадки, которые обычно обещают в администрации, не могут быть без тенистой зелени.

В последние годы улицы, бульвары и скверы нашего города преображаются не только за счет плиточных тротуаров. Кстати, на парковых, бульварных дорожках они скорее противопоказаны: для комфорта отдыхающих они должны быть с мягким покрытием.

В городе до сих пор не осваивают, вернее не хотят, классические дорожки из глинисто-песчаной смеси или с цветным покрытием из мраморной или кирпичной крошки. Такие покрытия намного дешевле, чем плиточные. Это же относится и к покрытиям спортивных площадок — почему они обязательно асфальтовые или из дорогого синтетического материала даже для школьных стадионов?

И, наконец, заканчивая тему озеленения, — о тополях. Необходимо сделать выбор: в пользу тополя, быстрорастущего, с большой кроной и тенью, но вызывающего неудобства пухом во время цветения, или чахлых амурских кленов и яблонь, высаженных на ул. Ленина. Не лучше ли озеленителям освоить метод «отбраковывания» саженцев тополя на «дающих пух» и безвредных?

К благоустройству относятся так называемые малые архитектурные формы — беседки, скамьи, фонтаны и скульптура. Скульптура не только декоративная, но и монументальная. Город украсился в последние годы памятниками Пушкину, мифологическому Гэсэру, декоративными скульптурами «Пенсионера», «Студента», «Шахматистов», богатырями и оленями на мостах.

Но много лет общественность просит увековечить выдающихся мастеров, основоположников бурятского искусства: писателя Х. Намсараева, художника Ц. Сампилова, народных артистов СССР Г. Цыдынжапова и Л. Линховоина. Конечно, встает вопрос о финансировании. Но если есть бюджетные деньги на коней и оленей?..

При недавнем обращении к министру культуры Т. Цыбикову с предложением установки бюста основоположнику бурятского театрального искусства и, в частности, театра оперы и балета народному артисту СССР Г.Ц. Цыдынжапову министр предложил ограничиться барельефом, очевидно имея в виду памятную доску с барельефом, которые устанавливают десятками на жилых домах. Такая доска не соответствует значению Г.Ц. Цыдынжапова для республики, и в этом случае не уместен «экономический» подход.

Вернемся от скульптуры к техническому благоустройству города, к дорогам и пока еще терпимым «пробкам» на них. Дорожные работы требуют огромных затрат и тем более рационального планирования, в том числе «развязок».

При решении вопроса о новой, уже вошедшей в строй развязки на ул. Бабушкина — Трубачеева считаем, что весьма нерационально было ориентировать эстакаду на отдаленный во времени перспективный мост через р. Селенгу. И сейчас осталась реальная возможность использовать уже существующий левобережный проезд под Удинским мостом для развязки, аналогичной правому берегу.

 При этом была бы проложена дорога и благоустроена набережная р. Уды от моста к ул. Трубачеева. А теперь мы имеем снова «пробку» на ул. Бабушкина, невыносимые условия по шуму и загазованности для 100-квартирного жилого дома, ведь модные шумоотражающие экраны, установленные здесь, малоэффективны.

Шум, загазованность и ассоциация с улицей-ущельем, возможно, были сознательно «заложены» в проект большого перекрестка у виадука как парадного въезда в город.

Во всяком случае, вызывает беспокойство пренебрежение современных проектировщиков к элементарным санитарным нормам, требующим расстояния от шумных дорог до жилых домов не менее 100 м. А какое озеленение может быть при расстоянии до окон около 6 м?

Город строится, преображается. Но хотелось бы, чтобы администрация города, строители и проектировщики не совершали элементарных ошибок ни в больших вопросах, таких как сохранение и преумножение озеленения, устройство дорог и развязок, ни в монументальной пропаганде, ни в мелочах.

В. Бельгаев,

почетный архитектор РФ, кандидат архитектуры.

Читать далее

Другая сторона профессии