Общество
12075

Монгольские евреи

Буряты иногда в шутку сравнивают себя с евреями, мол, и те, и другие люди непростые… Мой брат при этом обычно лукаво подмигивает мне своим раскосым глазом...

Давным-давно, лет, наверное, восемь назад, когда не было еще online ticketing, билеты на поезда день в день продавали только на вокзалах. В то лето я каждые выходные моталась в город на Неве к своей сестре, которая училась там в ординатуре. И каждую пятницу я покупала себе очередной билет на «Красную стрелу» в кассе Ленинградского вокзала. В одну из таких пятниц в очереди в соседнюю кассу я заметила мужчину, который пытался объясниться на смеси русского и монгольского. Подошла, предложила помощь, которая оказалась очень кстати, поскольку нужный ему поезд отходил уже через 15 минут



- Баярлаа!

- Зугэр-зугэр!

- Так вы значит из Монголии?

- Тийм, тийм. Та буриад?

- Орос монгол - отвечаю я.

- Угэ, тим биш. Буряадчуудыг монголын еврей гэж боддог.

Не знаю, как реагировать. Стою. Молчу. Улыбаюсь.

Пытаясь сказать мне что-то приятное на прощанье, пожилой монгол на самом деле немного озадачил меня. Не потому, что страдаю антисемитизмом, отнюдь, у меня много друзей евреев, как правило, это умные и талантливые люди, но мы разные. В свое время из интереса к еврейской культуре я даже учила иврит по самоучителю Элиэзер Тиркель, летала к друзьям в Израиль – узнала массу любопытного, но ничего такого, чтобы бы напомнило мне родную землю. Тогда откуда это – монгольские евреи?

То, что мы, как и евреи, оказались этносом, разделенным границами разных государств еще не повод – не мы одни. Кроме того, основная часть моего народа, в отличие детей Израилевых, все же до сих пор живет на своей земле.

Сами буряты иногда в шутку сравнивают себя с евреями, мол, и те и другие люди непростые… Мой брат при этом обычно лукаво подмигивает мне своим раскосым глазом ))) Одновременно в бурятской среде бытуют анекдоты, в которых первых противопоставляют вторым. Как, например, в истории про бурятский котел в аду, который в отличие от еврейского даже сторожить не надо, поскольку стоит одному буряту высунуться, как другие сразу же тянут его обратно. В семитском котле все иначе – еврей, вылезая, тащит за собой остальных.

Из вышесказанного следует, что народ, чей фольклор так точно подметил эту, всегда расстраивающую меня, разницу, вряд ли мог быть автором мифа о «монгольских евреях». Тогда кто автор? Может быть это братья-монголы?

В Монголии никогда не было евреев в достаточном для формирования стереотипного отношению к ним, количестве. Тех, кого в начале прошлого века сюда все же занесла нелегкая, были вырезаны Улсыг Мандуулсан Баатаром, в России известном как барон Унгерн, в дикие, и, слава Богу, давно минувшие 20-е годы. «Особыми» чувствами к семитам барон проникся задолго до своего появления в Монголии, будучи подданным российской империи, где образ еврея как врага эксплуатировался властью не одно столетие.

Для интересующихся привожу ссылку на один из ранних документов, датированных 26 апреля 1727 г., красноречиво свидетельствующих об особой государственной политике империи по отношению к еврейскому этническому меньшинству – http://russky.org/history/library/documents.htm

Используя евреев как свисток для выпускания социального пара, российские правители заставляли своих подданных бояться, ненавидеть, и, одновременно, завидовать евреям. Завидовать, поскольку среди тех было немало богатых людей, ненавидеть за то, что библейский Иуда тоже был евреем, и бояться, потому что те якобы ели христианских младенцев. Обыватели, находясь в состоянии глубочайшего невежества относительно иудейской культуры (все незнакомое, неизвестное, как правило, вызывает страх и порождает домыслы) легко верили в созданный и активно поддерживаемый властями миф и, с искомой регулярностью, участвовали в еврейских погромах.

Будучи архаическим способом воздействия на сознание масс, миф всегда решает какую-то определенную задачу. Самые старые из них – о врагах и властителях. К примеру, суть любого мифа о властителе сводится к сакрализации власти, такие мифы служат способом ее легитимизации. Мифы о врагах, в свою очередь, помогают укреплять позиции власть имущих. Делается это обычно в соответствии с нехитрой схемой: - сначала врагом запугивают - затем на него перекладывают ответственность за промахи и несчастья народа, одновременно снимая ее с себя; - враг требует антитезы, то есть героя-защитника в лице власти, - ну и, наконец, в процессе противостояния врагу, масса консолидируется и обретает черты уже и не массы, но группы, заточенной под конкретную властвующую персону, и движимой общими, а на самом деле, навязанными ценностями и общей же целью – уничтожить врага, вместо того, к чему действительно стоит стремиться. Например, к развитию общества и государства в целом, но не вопреки врагу, а во имя самих себя.

Миф - вещь сильная, особенно в умелых руках, к тому же имеющих практический политический опыт манипуляции сознанием масс.

Зимой 1943 года, без единого выстрела, лишь при помощи мифа, большевики обрекли на голодную смерть тысячи депортированных, которые чудом смогли выжить по дороге в Сибирь, куда людей через всю страну везли в вагонах для скота, и всё потому что невежественные и забитые крестьяне Красноярского края поверили в очередной политически заряженный миф – миф о калмыках-людоедах.

В Монголии до сих пор власть еще не имела опыта конструирования образа врага из меньшинств. Здесь никогда не случалось бурятских погромов, и думаю, что не будет, как не было страха и ненависти по отношению к бурятам. Напротив, несмотря на свою политическую уязвимость, молодое монгольское правительство в 1920-е отстояло право бурят, откочевавших сюда в конце19-начале 20 века остаться во вновь созданном монгольском государстве, хотя Москва придерживалась другой точки зрения. Правительство оказало и максимально возможную на тот момент экономическую поддержку переселенцам, освободив их на три года от уплаты налогов.

Но в бурят-монгольской истории все же был момент, который сближает мой народ с евреями. Это пережитый в начале прошлого века геноцид, апофеозом которого стал политический террор 1930-х годов.

Честно говоря, мне не хочется описывать здесь то, как именно это происходило. Этому нужно посвящать отдельное исследование, за которое нужно браться, будучи морально подготовленным. Приведу лишь данные статистики.

Численность монгольского населения так называемой Внешней Монголии по переписи 1918 года составляла 540 тысяч человек (http://demoscope.ru/weekly/2002/055/analit02.php ). В 1897 году, по данным С.Патканова (Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев, т. 1, СПб. 1912, с. 100), бурят в Российской империи насчитывалось 288 383 человека. За прошедшее с тех пор время численность населения Монголии возросла почти в пять раз и составляет сегодня без малого 2,7 млн., буряты же не смогли даже удвоить своей численности - по переписи 2002 года, бурят в России 445 тысяч человек, то есть всего в полтора раза больше, чем было сто лет назад…

В этих цифрах много горя, десятки тысяч сломанных жизней, десятки тысяч одиноких женщин, в одночасье лишившихся отцов, мужей, братьев и сыновей старше 16 лет. Это сотни тысяч не рожденных детей. Мы, живущие сегодня, возможно, не отдаем себе отчета в том, что все еще переживаем последствия перенесенного геноцида.

Восемьдесят лет минуло после развязанного большевиками против бурят политического террора по обе стороны границы, но в сердцах людей до сих пор живет страх, сотни семей здесь в Монголии до сих хранят в тайне от своих детей, рожденных уже в спокойные 80-е годы, их бурят-монгольское происхождение.

На прошлой неделе в доме своих друзей я познакомилась с 30-летним монголом, который только полтора года назад на похоронах своего отца узнал от матери, что они не халхи, как он всегда считал, а буряты.

Вместе с тем, пережитый бурят-монголами террор еще не основание для появления мифа о «монгольских евреях». С другой стороны мифы, как правило, вообще не нуждаются в каких-либо основаниях.

Тогда, может быть, тому есть другая причина. Судя по количеству ученых степеней per capita, буряты не только самые образованные россияне, но одновременно и самый образованный монгольский народ. Однако евреев считают умными не в связи с количеством выданных им ВАКом свидетельств – еврейская смышленость штука монетизируемая, чем мы пока похвастать не можем.

Но я искренне верю в то, что у нас есть все основания надеяться )) Однако, надеяться, как показывает опыт, можно только на себя. А пока еврейство бурят-монголов, всего лишь миф.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях