Муж-бесприданник, или Ребус от Фемиды
Главное Популярное Все
Войти

Муж-бесприданник, или Ребус от Фемиды

Туяна Цыренжапова
5508

Беспрецедентное решение вынес Верховный суд Бурятии по делу о разделе имущества двух бывших супругов





Бывший муж Вадим Шалбаев требовал у суда разделить помещение магазина, принадлежащего его экс-супруге. Недвижимость, которая раньше была обычной квартирой, Марине Шалбаевой подарила ее мама по договору дарения. Таким образом, пожилая женщина распорядилась своими сбережениями и своего престарелого отца



Суд Советского района Улан-Удэ при разделе имущества дважды отказал бывшему мужу в его притязаниях на недвижимость. Однако Верховный суд республики неожиданно вынес противоположное решение. Он признал дареную квартиру совместно нажитым имуществом и присудил бывшему мужу половину ее стоимости — 2 млн. 750 тысяч рублей. Оставила в силе решение и надзорная инстанция. Фактически Верховный суд Бурятии привнес ноу-хау в имущественные споры разводящихся супругов и тем самым поставил под большой вопрос юридические сделки «дарение».

Челночила, чтобы прокормить семью

Судебные тяжбы двух экс-супругов длились почти пять лет. В 2005 году Марина Шалбаева подала иск о разводе, так как с Вадимом Шалбаевым на тот момент они уже вместе не проживали. В 1995 году они расстались в первый раз. Муж ­уехал в другой город. Через четыре года они попытались снова склеить свой треснувший семейный союз, однако семейная жизнь у Шалбаевых не заладилась. Вадим стал поднимать руку не только на жену, но и на ее старую мать. Женщины обращались с заявлением в милицию. И дело было передано в мировой суд.

На этот раз Марина решила, что других попыток примирения не будет. К тому же, по ее словам, жизнь с мужем, пребывающим в вечном поиске себя, оказалась никчемной.

Женщина занималась предпринимательством, выезжая за товаром в другие регионы и Китай, откуда везла неподъемные тюки с товаром, а потом продавала его на рынке. С маленькими детьми сидела ее мама. Старенький дед и мама решили поддержать Марину. Пожилые люди кое-что продали, сняли сбережения в банке, и на эти деньги мама приобрела квартиру по улице Гагарина. Купленную недвижимость мать подарила и официально оформила договором дарения. Уже позже Марина, будучи индивидуальным предпринимателем, отвела его под нежилое и открыла в подаренном помещении магазин.

Судиться не кули ворочать

Решение о разводе суд вынес заочно, так как Вадим Шалбаев в суды не являлся. Марина уже получила на руки свидетельство о расторжении брака, когда экс-супруг неожиданно объявился. Бывший муж оспаривал иск о разводе, утверждая, что по-прежнему любит свою супругу. Поняв, что позиция Марины неизменная, он ударился во все тяжкие. Стал оспаривать имущество, алименты и даже младшую дочь. Суд удовлетворял ходатайства мужчины, который приводил различные доводы, чтобы забрать ребенка. Он утверждал, что девочка будет жить в квартире сестры или у бабушки в Гусиноозерске. Суд даже направлял выездную комиссию.

— Квартира находилась в ипотеке, наши опасения, что с таким жильем могут возникнуть проблемы, подтвердились. Сейчас банком решается вопрос об ее изъятии из-за неуплаты кредита, — говорит Марина Шалбаева.

По ее словам, ситуация в семье родных бывшего мужа складывается далеко не лучшим образом. Сестра, оказавшись в долгах, подвела поручителей, на которых уже обратили взыскание банки. Автомобиль — розовый «Форд Мондео» — она переписала на свою мать и ездит по доверенности. В свою очередь, мать взыскала с нее алименты.

— Как и какие они могли создать благоприятные условия ребенку? — с возмущением говорит Марина.

Переживания о том, каким образом все эти споры отразятся на дочери, отца, судя по всему, не волновали.

— Ребенок испытал большой стресс, до сих пор проходит лечение, — говорит Марина Шалбаева.

Она считает, что бывший муж поставил вопрос о ребенке, преследуя лишь одну цель — добиться раздела имущества.

— Он фактически пытается на мне и детях заработать, поскольку у него сложная финансовая ситуация, так же как и у его родственников, — говорит женщина.

Бывший муж претендовал буквально на все. В исковом заявлении требовал разделить квартиру, автомобиль, домашнюю мебель и технику и даже прикроватные коврики и старый пылесос. При этом Вадим Шалбаев утверждал, что в период брака занимался различной деятельностью и имел высокие доходы, хотя официального подтверждения представить не смог.

Злостный алиментщик

Суд обязал Вадима Шалбаева платить алименты на несовершеннолетнюю дочь. Однако за все эти пять лет судебных тяжб он до сих пор не исполнил судебный акт. Старший сын — студент университета в Китае, дочь — школьница. Мужчина не интересуется жизнью своих детей, так же как и не участвует в их воспитании.

Задолженность по алиментам, по данным судебных приставов на конец августа этого года, составила почти 200 тысяч рублей. Однако, несмотря на такой факт, мужчина принципиально судится с бывшей женой, которая одна поднимает двух общих детей. Ей приходится ходить не только в суды. По заявлению бывшего мужа ее проверяют налоговые органы, ОБЭП, следственные структуры МВД. По одному из его обращений возбуждено уголовное дело в 2007 году по подозрению в уклонении от уплаты налогов. Следствие длилось почти полтора года. Все это время Марина находилась под подпиской о невыезде.

В итоге суд полностью оправдал женщину по реабилитирующим основаниям, признав обвинения необоснованными.

— Вместо того чтобы работать, зарабатывать на жизнь, обучать детей, мне приходится терпеть нападки бывшего мужа, — негодует Марина.

Она терпеливо парирует все его обвинения и подозрения, которые следственные органы по заявлению бывшего мужа вынуждены проверять.

На днях по очередному его обращению следователи вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судебный нонсенс

Спустя четыре года, в октябре 2009 года, суд Советского района, наконец, разделил имущество супругов. Но кроме помещения магазина по улице Гагарина. Его признали единоличной собственностью, которая принадлежит Марине по договору дарения от мамы. Дело о разводе уже составило 10 томов…

Но Вадим Шалбаев подал кассационную жалобу на 40 страницах в Верховный суд Бурятии. В декабре 2009 года Верховный суд выносит определение, в котором удовлетворяет его притязания на магазин. Якобы именно в период брака квартира превратилась в магазин и произошли существенные улучшения помещения. Вадим Шалбаев утверждает, что именно благодаря его участию был проведен ремонт, он нанимал рабочих и буквально сам ставил окна.

— В десяти томах дела лишь одни слова истца и отсутствие доказательств, подтверждающих несение расходов этим супругом, — говорит Станислав Эрдынеев, адвокат Марины Шалбаевой.

Однако Верховный суд Бурятии все же присуждает Вадиму Шалбаеву компенсацию от стоимости помещения. Магазин был оценен в 5 млн. 500 тысяч рублей. Половину Марина должна деньгами заплатить бывшему мужу…

Такое решение суда вышестоящей инстанции Марину потрясло.

— Как же так! Ведь в свое время квартира была куплена за 1 миллион рублей на деньги моих родных и официальные документы имеются, — рассказывает она.

Средства на покупку недвижимости собирали ее мама и старый дедушка, который всю жизнь откладывал на книжку сбережения.

— Получается, что суд попросту попрал мои права, в том числе и моих родных. Я не согласна с судом категорически, — говорит Марина.

Полное недоумение вынесенным судебным решением и у адвоката.

— То, что кассационная инстанция признала имущество совместно нажитым, правовой нонсенс, который противоречит ст. 36 Семейного кодекса РФ, где четко прописано, что имущество, полученное в дар одним из супругов, является единоличной собственностью и при расторжении брака не является предметом имущественного спора, — говорит Станислав Эрдынеев.

Юристы говорят, что договор дарения — это норма, четко прописанная законом. А в данном случае с Мариной Шалбаевой получилось, как в избитой фразе «Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло».

— Такие судебные акты порождают недоверие людей к суду, их объективности и беспристрастности, — считает адвокат Эрдынеев.

Марина Шалбаева обратилась в передачу «Человек и закон», где заинтересовались этими судебными коллизиями. Определение Верховного суда Бурятии ставит под сомнение законность договоров дарения. То есть теперь никто не застрахован от подобного исхода. Ведь чаще всего пожилые родители, стремясь распорядиться своим имуществом, дарят его своим детям. Совершая акт дарения, они уверены: их наследство в нужных руках. И несправедливо и незаконно никто не станет претендовать на него. Однако, как показал Верховный суд Бурятии, все может быть совсем не так.





! Помимо прочего, Вадима Шалбаева не устраивает размер алиментов. В службу судебных приставов он принес договоры с фирмой «Мэри Кэй», которую возглавляет его сестра, об оказании этой организации услуг врача-терапевта. В справках его заработная плата то 5000, то 4000 рублей. Но на днях он принес еще одну справку, где плата за его услуги с 2006 года составляет всего 1 тысячу рублей





Семейный кодекс Российской Федерации



Раздел III. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ

Глава 7. ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ

Статья 36. Собственность каждого из супругов

1. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

Читать далее

Читайте также