В Бурятии сокращают контрактников
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии сокращают контрактников

Туяна Цыренжапова
4359

С 1 августа уволено почти 30 процентов личного состава — около 400 человек



Радикальное сокращение числа контрактников идет по всей России. Это новая реформа Министерства обороны РФ со ссылкой на то, что «нет средств»



В армии останутся только те контрактники, от которых зависит боевая готовность подразделений. Освобождающиеся после их сокращения должности будут заполняться военнослужащими срочной службы или гражданскими специалистами.

Бывшие солдаты Российской армии вынуждены уходить в никуда. Однако, расставаясь с наемными военнослужащими, Отечество благодарит их за преданную службу России весьма своеобразно. Вместо сокращения со всеми полагающимися выплатами их вынуждают уходить на пенсии, а тех, кто еще не выслужил срок, увольняться по собственному желанию. Многие вынуждены через суд добиваться законных выплат и компенсаций. Люди брошены на произвол судьбы, они не знают, как дальше кормить свои семьи. Бурятские контрактники подаются в таксисты и чернорабочие. Больше шансов не засесть в долговых ямах по кредитам у тех, у кого жены работают и родители могут поддержать. Остальные вынуждены выживать.

Военное руководство лишь разводит руками, объясняя это сухой фразой: «Общие изменения в военной политике». Анатолий Сердюков, министр обороны России, заявил в одном из своих последних выступлений, что «будет увеличиваться количество призываемых на военную срочную службу». В планах военного министерства увеличить призывной возраст, ограничить отсрочников, увеличить срок призыва и ужесточить наказание для уклонистов. Многие называют эти меры возвращением к армии советского образца. Молчат пока об увеличении срока службы до прежних двух лет службы. Однако в военных кулуарах считают, что это неизбежно. В свою очередь, правозащитники и комитеты солдатских матерей обеспокоены нововведениями. Они считают, что снова возрастут вопиющие случаи дедовщины и беспорядков в рядах Российской армии, утверждая, что все-таки при контрактной службе их стало гораздо меньше.

Как жить дальше?

В городе Кяхте дислоцируется 37-я мотострелковая бригада. Здесь уволено уже более 200 контрактных военнослужащих. Люди в растерянности. Для многих это полная неожиданность, хотя сами военные признают, что разговоры о возможном сокращении шли давно уже. Все эти годы приграничный городок жил благодаря военной части. Служба по контракту собрала здесь людей из разных районов республики, очень много приезжих. Военные офицеры, прапорщики живут здесь в съемных квартирах, за которые нужно платить. Все кяхтинские магазинчики выживают за счет воинских семей. Не считая учителей и врачей, это практически основные покупатели с «живыми» деньгами.

Четыре брата Калашниковых пришли на контрактную службу поочередно. Сначала самый старший Дмитрий, а следом и остальные. Несли службу исправно в одном подразделении. Здесь же женились, родили детей. А в апреле всех четверых в один день уволили.

30-летний Дмитрий дослужился до капитана. Он прослужил более 10 лет. Его попросили уйти на пенсию. Капитан Калашников не стал спорить и возмущаться, однако на заслуженный отдых офицера отправили без права на жилищный сертификат. В управлении посчитали, раз ушел — значит, и жилья не надо, и исключили его из списков.

контрактники.jpg

С таким раскладом он не согласился и обратился в суд.

— Были ущемлены мои права, по закону мне обязаны предоставить жилплощадь, — говорит Дмитрий.

Суд мужчина выиграл. По закону, пока «идет» сертификат, ему полагается и ежемесячное денежное содержание. А пока он нашел работу таксиста в городской службе извозчиков. У его братьев ситуация гораздо хуже — остались с маленькими детьми на руках, без средств к существованию. Уволиться попросили «по собственному», а соответственно, никаких выплат.

— Знакомых, кто пытался не соглашаться, наказывали взысканиями, потом снова вызывали и буквально морально давили, — рассказывает 26-летний Константин Калашников.

По его словам, находились и такие, кто упрямо стоял на своем. Однако все бесполезно. Наказывали еще больше и увольняли по отрицательным мотивам.

— У меня супруга работает, благодаря ей пробиваемся. А как жить дальше? — с недоумением говорит бывший контрактник.

В Кяхте нам удалось переговорить с несколькими уволенными. Они в один голос говорят, что приняли бы реформу Министерства обороны спокойно, если б прошла она «по-человечески».

— От нас буквально избавляются, иначе это не назовешь, — говорит Сергей, один из уволенных контрактников.

Обиду и горечь тех, кому не повезло, поддерживают и те офицеры, которые пока еще остались на своих должностях. Однако они опасаются, что спустя некоторое время неизвестно, как распрощаются и с ними.

— Ведь им положены выплаты в случае сокращения, а так, получи расчет — и до свиданья! Как же так можно, это же люди, а не оловянные солдатики! — с возмущением говорит один из офицеров, не пожелавший представиться.

Реформа не удалась?



Срочниками закроют брешь

Решение перейти к профессиональной армии было принято в 2003 году. В связи с этим запущена федеральная программа, которая предусматривала, что число солдат и сержантов контрактников вырастет. И даже количество наемных военнослужащих запланировано было

Однако сейчас все в голос отмечают: программа по созданию профессиональной армии в России с треском провалилась.

— К сожалению, Россия нищая, а замахнулась на такой глобальный проект, — с досадой подмечают сами военные.

Министерство обороны РФ так и не смогло организовать и сделать привлекательной службу по контракту.

— Люди шли сюда от безысходности, из-за невозможности трудоустроиться. А здесь зарплата небольшая, жилье съемное, — считают бывшие контрактники.

В военных кулуарах уверены, что возникшую брешь закроют увеличением количества призывников. Только много ли толку будет от солдат, призванных на год? А комитеты солдатских родителей и правозащитники в напряженном ожидании — они опасаются, что количество обращений может в разы скакнуть. Тогда как, по их мнению, в целом по России при контрактной службе случаев «дедовщины» стало гораздо меньше.

В Комитете солдатских родителей Бурятии подчеркивают, что количество обращений родителей призывников из республики всегда держалось стабильно на одном уровне. И переход к контрактной службе не сказался на снижении количества жалоб и претензий от родителей призывников.

— К нам даже обращались родители контрактников, и хотя наш устав не предусматривает такую функцию, отказать людям в помощи мы не можем, — рассказывает Ольга Ганичева, председатель Комитета солдатских родителей РБ.

В день на телефоны членов общественной солдатской организации поступает более 20 звонков.

Груз-200: срочники — доноры, самоубийцы, дезертиры?

Комитет солдатских родителей Бурятии сейчас помогает родителям четверых призывников из республики. Их сыновья вернулись домой в цинковых гробах. Пятый и пока последний случай произошел на прошлой неделе. В Московской области погиб уроженец Бурятии. Отслужив срочную службу, он остался в части по контракту.

— Руководство части утверждает, что тот застрелился, сейчас родители уехали за телом, — рассказывает Ольга Ганичева.

Однако из всех случаев, происходивших с бурятскими солдатами, самый вопиющий произошел в июне этого года. 16 мая Максим Оленников из Мухоршибирского района был призван на срочную службу. Он попал в одну из мотострелковых частей города Бикина Хабаровского края. Ровно через месяц новобранец позвонил домой и попросил купить две карточки экспресс-оплаты «МегаФон». После того как домашние продиктовали ему номера карт для мобильного, солдат отключился и больше на связь не выходил. Дозвониться до сына родители не смогли. Попытались связаться через номер, с которого он звонил. Незнакомый голос им ответил, что их сын «позвонит им позже». А 20 июня родным Максима принесли телеграмму, в которой говорилось, что он умер от механической асфиксии. Якобы новобранец повесился на бельевой веревке. Военные, сопровождавшие тело, категорически запретили вскрывать цинковый гроб. Однако родные все равно его вскрыли. Они увидели ужасающую картину.

— У молодого человека было перерезано горло и к телу буквально пришито непонятными нитками, — рассказывает Ольга Ганичева.

Родные Максима привезли в Комитет солдатских родителей РБ шокирующие фотографии. А также написали заявление с просьбой помочь выяснить истинную причину гибели сына. Им уже пришло официальное уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Мы намерены настаивать на эксгумации тела и повторном расследовании, — говорит Ольга Ганичева.

Солдатский комитет инициировал обращение к правительству Бурятии с просьбой помочь родителям Максима и взять под контроль выяснение обстоятельств смерти бурятского срочника. Руководство республики направило запрос на имя главнокомандующего Дальневосточным военным округом.

Воинские части в Бикине, где служил Максим Оленников, по данным региональных СМИ, давно пользуются дурной славой. Здесь не в первый раз происходят загадочные гибели солдат, по последним данным, их было семь. А родные, вскрывая цинковые гробы, обнаруживают на телах сыновей гематомы, подозрительные швы и отсутствие внутренних органов. Сами военные опровергают слухи о странных смертях солдат в Бикине. Однако, по мнению журналистов «Новой газеты», тщательно отслеживающих статистику загадочных солдатских смертей, в течение ряда лет у погибших срочников изымаются внутренние органы для дальнейшей продажи.

Опрос "Информ Полиса"



Как вы относитесь к сокращению контрактников, к увеличению количества призывников и срока службы до двух лет?



Рустам Сыренов, 23 года:

— Все равно не пойду служить в армию. Зачем время терять? Тем более если срок увеличат до двух лет. В армии много чего нужно менять, а те, кто хочет, пусть отдают долг Родине.

Юрий Пиханов, 38 лет, предприниматель:

— У меня отношение отрицательное к тому, что отказались от контрактников. Лучше пусть профессионалы воюют, чем дети, порядка больше было бы. Дедовщина всегда была и будет, а с увеличением срока службы не исключено, что случаев станет гораздо больше.

Батор Сутаев, 22 года, студент БГСХА:

— Мне не очень хотелось бы в армию, хотя для меня это все впереди. Но и отлынивать я, конечно, не собираюсь. За год чему наберешься? А терять два года тоже не хочется. А насчет дедовщины все знают, она есть.

Павел Натаев, 81 год, пенсионер:

— Правильно, если срок службы увеличат, ведь чему научишься за год, даже казарму не успеешь изучить. Срок в два года еще более-менее, раньше при царе служили 25 лет. Армия есть армия, со своими задачами и целями, она должна научить каждого мужчину встать на защиту. А насчет профессиональной армии… я вообще не понимаю. Что она означает? А с дедовщиной бороться надо, принимать меры действенные.

Дарья Будникова:

— В нашей армии, по-моему, надо все кардинально менять. Конечно, если бы моего молодого человека забрали, я бы ждала и год, и два. Слава богу, моих родных это не коснулось. И все же армия сейчас это балаган. Страшно.

Мария Хоржеева, пенсионерка:

— Я думаю, профессиональная армия лучше, это подготовленные военные. Мои оба сына отслужили в армии по два года. У старшего все прошло хорошо, а вот младший служил в Читинской области в Борзе, его били. Я ездила к нему в госпиталь. И как мать могу сказать: год ждать гораздо легче, чем два.

Владимир Варфоломеев, 22 года:

— Я служил два года в ВДВ в Московской области, и у меня воспоминания только хорошие. Согласен, есть дедовщина, но везде по-разному. К тому же многие совершают необдуманные поступки из-за девушек, которые их не дождались. А насчет контрактников, думаю, кто хочет быть военным, он и после службы все равно останется в армии. На мой взгляд, за год ничему не обучишься, хотя, наверное, и два много. Но армию отслужить все равно надо.

Фото www.newsland.ru

Читать далее

Читайте также