Общество
4162

Фонтан возле оперного театра перенесут

Старый добрый фонтан возле театра оперы и балета решено переместить на новое место, а освободившееся пространство превратить в театральную площадь, где будет построен большой новый современный фонтан



Куда градостроители перенесут оперный фонтан, пока неизвестно. Среди наиболее вероятных площадок называют пятачок возле гостиницы “Бурятия”. Перенос фонтана состоится, вероятно, без участия общественности и пополнит череду городских кочующих памятников, судьбу которых не всегда можно назвать удачной.

Единожды созданный

Дело в том, что при проектировании каждый памятник, скульптурная группа, мемориал “привязывается” автором к определенной местности, рельефу, стоящим рядом зданиям и сооружениям. Поэтому когда памятник переносят, каким бы прекрасным он ни был, первоначальная его аура неизбежно теряется.

История кочующих памятников началась в Улан-Удэ с памятника павшим борцам за коммунизм, установленного в 1920 году на площади Советов, а в 1970 году перенесенного к Гостиным рядам. Вряд ли кто-то достоверно помнит ныне, насколько выполнял свою задачу этот памятник на главной площади города, но его тамошнее местоположение, несомненно, было куда уместнее, нежели нахождение посреди дорогих магазинов и озабоченных меркантильными интересами граждан. Даже переименование Базарной площади, оставшейся таковой по сути и сто лет спустя, не помогло изменить ситуацию.

Площадь переименовали в пл. Революции, однако монумент, несмотря на немалые свои габариты, явно “потерялся” между современным универмагом “Центральный” и “Товарами для женщин”.

По некоторому мнению, так и не нашел пока своего места в городе камерный памятник Серову, установленный на площади возле музея природы и также не имеющий никакой привязки к расположенным здесь культурным учреждениям и ландшафтным особенностям.

Несмотря на протесты общественности, в частности, межрегионального союза первопроходцев, из центра Улан-Удэ в отдаленный поселок Энергетик был перенесен памятник строителям Байкало-Амурской магистрали. Опять же без всякого обсуждения, поиска возможных вариантов, простой целесообразности памятник, более 20 лет украшавший центр города, памятник, с которым связана целая история из нашего общего прошлого, поставлен в микрорайоне, к которому он не имеет никакого отношения. Некогда ключевая в городе бронзовая скульптурная композиция “Первопроходцы БАМа”, созданная московским художником Олегом Кирюхиным, на новом месте смотрится куце, убого и явно вырванной из первоначального контекста тематики дружбы народов.

Неким удачным исключением в этом списке можно назвать скульптурную композицию “Мать Бурятия” (“Гостеприимная Бурятия”). Первоначально ее установили как продолжение архитектурного комплекса театра оперы и балета. Гигантская бронзовая женщина, гостеприимно протянувшая навстречу гостям руки с хадаком, с согласия автора Александра Миронова была перенесена к Селенгинскому мосту. Благодаря новому высокому постаменту, соответствующему размеру самой скульптуры и роскошному цветнику у подножия, монументальная композиция (в общей сложности высотой 20 метров) получилась вполне впечатляющей, запоминающейся и привлекательной.

Очень хочется надеяться, что новое место для оперного фонтана будет подбираться не по принципу лишь бы куда, а с позиции максимальной эстетической сообразности.

 Очень хочется надеяться, что деньги на перенос фонтана, которые вообще-то обязаны быть заложены в проект нового строящегося сооружения, никуда в последний момент не потеряются, как это было не раз, и этот фактор не повлияет на поиск новой площадки для фонтана. Ведь первый и много лет единственный серьезный городской фонтан в Улан-Удэ полюбился горожанам своей камерностью, национальными мотивами и некричащей красотой. По тому, начал ли работать фонтан у оперного, улан-удэнцы определяли приход лета.

 Этот фонтан автора Цыремжит Цыренжаповой не просто был идеально вписан в единый ансамбль театра, перекликаясь со зданием своими орнаментальными элементами, образом коновязи, это был единственный фонтан, целиком созданный головой и руками местных умельцев. Тогда, в середине 70-х, в отсутствии специализированных фирм и иностранных поставщиков, детали фонтана отливались на судостроительном заводе, вытачивались на ЛВРЗ, продумывались в здешних мастерских.

 За тридцать с лишним лет этот фонтан стал частью нашей жизни, и мы просто обязаны побеспокоиться о том, чтобы найти ему достойное место.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях