Главное Популярное Все Моя лента
Войти

Границы в умах

Учтут ли уроки прошедшей «Алтарганы»? <br>
<br>
Было или нет единство на празднике единения «Алтаргана»? Почему на этот вопрос все отвечают по-разному?

Учтут ли уроки прошедшей «Алтарганы»?



Было или нет единство на празднике единения «Алтаргана»? Почему на этот вопрос все отвечают по-разному?



«Манай буряадууд» (наши буряты) — только и слышалось в дни «Алтарганы» в Улан-Баторе. Столица Монголии на несколько дней запестрела бурятскими дэгэлами. Потомки бурятской белой эмиграции, монгольские буряты, жадно вслушивались в любую, даже небезупречную, с вкраплениями китайского и русского языков бурятскую речь.

— Как вы все красиво говорите, так мой дедушка говорил, а родители уже давно перешли на халхасский диалект, — вырвалось со вздохом у студентки Оюун на открытии праздника.

Пожилые люди плакали, вспоминая истории своих семей. Особенно не сдерживали слез, когда на открытии выступала делегация Бурятии. В свою очередь, у наших навернулись слезы, когда выходили монгольские буряты. Не было в них «концертной» нарядности, привычной нашему глазу.

На свое представление дорнодцы выехали на телегах, запряженных маленькими крепконогими бурятскими лошадками. Казалось, что они приехали на стадион прямо со своих пастбищ, на время оторвавшись от работы. Дымил трубкой глава семьи, на руках невестки спал грудной малыш. При взгляде на телеги вспомнились семейные предания монгольских бурят: их расстреливали издалека, безошибочно угадывая беженцев из России по телегам.

Другая ли страна?

— Это другая страна, мы здесь гости, — отвечали высокопоставленные чиновники на претензии к организации фестиваля.

Но знающие бурятский язык абсолютно не ощущали себя в другой стране. Дух единения витал среди простых людей. Тот, кто почти 20 лет назад придумал этот праздник и дал ему имя скромного степного кустарника алтарганы, вряд ли представлял, что он разрастется до огромного фестиваля. Напомним, его задумали монгольские буряты в начале 90-х годов как песенный праздник. У них он проходил до 2002 года, пока независимые еще агинцы приняли у себя немногочисленные делегации. Тогда стало ясно, что проведение такого масштабного мероприятия, в какое переросла «Алтаргана», невозможно без участия госструктур. Особенно четко это проявилось в 2006 году, когда «Алтаргана» «расцвела» в Улан-Удэ. Тогда же проявилось неизбежное соперничество чиновников из разных регионов. Доходило до смешного. На призыв ввести внешние критерии для конкурса «Дангина» высокопоставленный чиновник из Аги воскликнул: «Бурятская красота сантиметрами не мерится!».

Много нареканий вызвала организация последовавшего в 2008 году фестиваля в Иркутске. Хотя именно иркутяне, в первый раз выехавшие на «Алтаргану» в 2004 году, поразили хозяев. Западные костюмы и напевы разительно отличались от большинства хори-бурятских. Тогда же усть-ордынцы сумели провезти в представительскую юрту округа омуль и молочную водку. И в этот раз уже в столице Монголии можно было воочию убедиться, как мы все-таки похожи при всей разнице костюмов, обрядов и диалектов.

Битва жюри

Совершенно другая атмосфера была там, где сидело жюри, где судили искусство чиновники, далекие от культуры. Отсюда и бурные споры, и взаимные обиды. И горький вывод: формат «Алтарганы» надо менять. Состязательность убивает дух единения.

— Я считаю, что фотоконкурс прошел безобразно. К составлению условий конкурса надо привлекать экспертов. Как можно сравнивать в одной номинации портрет, пейзаж или жанровую фотографию? В жюри не было компетентных людей, готовых предметно обсуждать фотографию, — считает фотограф Александр Хантаев. — В итоге я не стал подписывать протокол жюри.

Похожее мнение и у директора музея имени Сампилова Татьяны Бороноевой. Она была членом жюри конкурса декоративно-прикладного искусства.

— Нельзя сравнивать уровень художественной обработки дерева или металла, например, с «буряад зураг», — говорит она. — Я считаю, надо не делить участников, раздавая призовые места, а просто выдавать дипломы. Например, за сохранение традиций или привнесение новизны.

Молодежь не у дел

Неудобно описывать недостатки организации прошедшей «Алтарганы», особенно зная, что и у самих не все было гладко. Но на встрече с бурятской молодежью Монголии мы убедились, что все могло бы быть и по-другому. Оказывается, молодые монгольские буряты объединились и создали свой сайт тоонто.mn. Они предлагали организаторам свои услуги, но чиновники, одинаковые во всех странах, отвергли предложения.

— «Алтаргану» проводили люди, далекие от этого праздника и даже от бурят, — категорично высказали общее мнение монгольские буряты Зоригоо и Нацагдорж, — получился очередной отмыв денег.

Молодежь была мало задействована и в зрелищах. Чаще всего молодые люди были зрителями. А между тем на «Алтаргану» так и просятся популярные во всем мире исторические игры. Например, военно-этнокультурный фестиваль «Битва Тимура и Тохтамыша на реке Кондурче». Он собирает около семи тысяч человек. Туда приезжают молодые люди со всех концов страны, все, кто занимается реконструкцией культур народов Евразии. В Бурятии тоже растет интерес к истории родного края. И погружение в историческую атмосферу было бы интересно подрастающему поколению. Такое мероприятие в рамках «Алтарганы», требующее исторической подкованности, передало бы житейский и духовный опыт предков лучше любых учебников. Появился бы наглядный способ показать современной молодежи красоту старинных обычаев.
Читать далее

Читайте также