Абдул Басыр Нургалиев: «Исламский бизнес самый честный!» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Абдул Басыр Нургалиев: «Исламский бизнес самый честный!»


17708

Лидеры общины мусульман Улан-Удэ рассказали «Информ Полису-online» о том, когда в столице Бурятии закончится строительство мечети, и почему местные мусульманки боятся носить хиджаб

Лидеры общины мусульман Улан-Удэ рассказали «Информ Полису» о том, когда в столице Бурятии закончится строительство мечети, почему местные мусульманки боятся носить хиджаб, а предприниматели-мусульмане не берут проценты с денег, отданных в долг



Братья-мусульмане в Улан-Удэ

Об общине мусульман столицы Бурятии вся Россия узнала в мае 2008 года, когда популярный в СНГ русскоязычный проповедник ислама 26-летний улан-удэнец Александр Тихомиров, известный в исламской среде как шейх Абу Саад Саид аль-Бурьяти (Саид Бурятский), оставил мирное чтение проповедей в Москве, Улан-Удэ и других городах России и «вышел на тропу джихада» в горах Кавказа. Следом за этим в ноябре 2008 года в Улан-Удэ был арестован знакомый Саида Бурятского, имам местных муслимов Бахтияр Умаров. Спецслужбы Узбекистана вдруг объявили в розыск уроженца Андижанской области за его якобы принадлежность к исламской партии «Хизб-ут-Тахрир», которая после антикаримовского бунта в Андижане в 2004 году была признана в России и Узбекистане «террористической». Бахтияра Умарова, который с 2002 года постоянно жил в Улан-Удэ, срочно лишили российского гражданства и весной 2009 года экстрадировали на родину. Сегодня он содержится в тюрьме узбекского города Карши.

Во время этих бурных событий маленькая община мусульман Улан-Удэ неожиданно получила славу «рассадника терроризма». Почти два года у улан-удэнских муслимов ушло на то, чтобы успокоить общественное мнение и вернуть доверие властей. За это время на представленном им мэрией Улан-Удэ участке земли на улице Бабушкина (рядом с новым жилым комплексом «Экогород») на средства прихожан была построена новая мечеть, которую заложили в 2008 году еще при прежнем имаме.

– Мы планировали провести открытие мечети в конце лета, однако, скорее всего, это перенесется на более поздний срок, – сообщил «Информ Полису-online» и.о. имама общины мусульман Улан-Удэ Сафиулла Хамид. – Сибирский климат требует дополнительного утепления здания, и сегодня у входа в мечеть нами строится теплый тамбур, или портал, чтобы люди могли удобно войти, раздеться, оставить обувь. Поэтому открытие немножко затягивается. До недавнего времени у нас не было своего помещения, где мы бы могли совершать пятикратный намаз, и мы читали молитвы в разных местах – спортзалах, магазинах. Но, слава Аллаху, Господу миров, сегодня нам, мусульманам, уже есть куда прийти помолиться. Все мусульмане Бурятии благодарят Аллаха и городские власти, которые выделили нам этот участок земли!

Сегодня в здании улан-удэнской мечети общие собрания мусульман проводятся пока только раз в неделю – во время «пятничного намаза». Лидеры общины ведут переговоры с известным бурятским художником Валентином Базаровым, который предлагает свое художественнее решение внутренней отделки мечети. По обеим сторонам строящегося портала у входа в мечеть скоро взметнутся ввысь два минарета высотой в 24 метра, и над высоким берегом протоки Забока и долиной Селенги раздастся пение муэдзина, собирающего «правоверных» на совершение намаза.

Новым имамом стал афганец

Афганский таджик Сафиулла Хамид приехал в Советский Союз из Афганистана в 80-е годы для учебы в Улан-Удэнском индустриально-педагогическом техникуме, а затем на факультете иностранных языков Бурятского пединститута (ныне БГУ). После крушения советской империи, когда на его родине в Кабуле талибы строили исламское государство, Сафи благополучно занимался предпринимательством в Улан-Удэ. За это время он получил российское гражданство и женился на принявшей ислам русской девушке. В 1998 году, когда была зарегистрирована местная религиозная организация (МРО) мусульман города Улан-Удэ, он стал «заместителем имама по финансовой части». В ноябре прошлого года Сафиулла Хамид Хаджи («хаджи» – мусульманин, совершивший паломничество-хадж в Мекку) был выбран единоверцами новым имамом общины. Сейчас он совмещает личный бизнес с делами духовными – менеджментом по строительству мечети, чтением проповедей во время пятничной совместной молитвы и совершением мусульманских обрядов по просьбам верующих. Главная сложность для него заключается не в соблюдении правил ритуалов и совершения намаза, а в необходимости давать ответы на сложные вопросы, которые жизнь ставит перед местными мусульманами.

– Мы должны всегда помнить о запретах и разрешениях Аллаха, где бы мы ни жили – в Бурятии, Афганистане или во Франции. Например, закон «убей неверного» действует только в том случае, когда он, неверный, убивает верующих. Аллах говорит в Коране: защищайся, если на тебя нападают, убивай его, если он хочет тебя убить. То есть убить человека разрешается только в одном случае – когда ты защищаешься. Исламский закон не разрешает самому нападать. Поэтому мы наших братьев предупреждаем об опасности терроризма, чтобы они не попадали под влияние террористических организаций. Мечеть нам нужна для того, чтобы мы могли здесь собираться и объяснять это нашим детям, – говорит Сафиулла Хамид Хаджи.

Община мусульман Улан-Удэ входит в лояльную властям России организацию – Духовное управление мусульман азиатской части России (ДУМАЧР). Сейчас верующие ожидают приезда нового имама. Активисты общины написали в исламский университет Казани письмо с просьбой прислать сюда «дипломированного проповедника», который изучал законы ислама в российском учебном заведении. Как говорится, от греха подальше.

– Саид Бурятский учился в Египте, других странах и, конечно, обладал большими знаниями, – рассказывает и.о. имама общины мусульман. – Но когда он выступал здесь со своими проповедями, я всегда старался находиться где-то поблизости. Саид, на мой взгляд, выглядел немного странным человеком, и я опасался, как бы он не сказал что-нибудь во вред исламу. Конечно, нельзя сомневаться в искренности человека просто потому, что он русский или бурят, то есть не является мусульманином по рождению. Если человек произнес слова шахады: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед посланник Его!», то он признает единобожие, а мы не имеем права сомневаться в его вере. Только Аллах знает, что у него в сердце, но мы все считаем его мусульманином. Тем не менее, у меня какие-то сомнения по поводу Саида Бурятского все же были. Поэтому сейчас мы послали в Татарстан запрос на человека-ученого, с хорошими знаниями. Чтобы он нас исправил, а не испортил!

Муслимы-«интернационалисты»

По словам другого лидера местной общины мусульман Абдул Басыра Нургалиева, в настоящее время в Бурятии насчитывается около 20 тысяч его единоверцев, среди которых большинство представлено так называемыми «этническими мусульманами». Это почти 10 тысяч татар Бурятии и представители других этнических диаспор, традиционно исповедующих ислам, – узбеки, киргизы, таджики, азербайджанцы, дагестанцы, чеченцы. Сегодня в Улан-Удэ приезжает много трудовых мигрантов из Средней Азии, среди которых традиции ислама укоренены крепче, чем у местных жителей.

Новое явление исламской жизни – молодые неофиты, буряты и русские, принимающие эту религию не в силу традиций предков, а из «идейных соображений». Мода на ислам у немногочисленных пока молодых европейских интеллектуалов, для которых «единобожие» стало реальной альтернативой «обществу потребления» с его «состарившейся» и «обанкротившейся» идейной основой, коснулась и Улан-Удэ.

Особенность исламской среды в столице Бурятии в том, что в ней не доминирует какая-либо одна национальная группа, а существует ориентация на межэтническое братство мусульман. Татары, которые компактно проживают в Бурятии более 70 лет, трудовые мигранты-узбеки и киргизы, а также немногочисленные, но активные чеченцы и афганцы имеют здесь свои национальные культурные центры и землячества. Эти общественные организации имеют тесные «связи с родиной» и ориентированы в основном на поддержание этнической идентичности. Тем не менее разводу по «национальным квартирам» этнических диаспор здесь противостоит достаточно активная проповедь муслимов-«интернационалистов».

– Среди наших братьев есть и буряты. Это Салман (Солбон. – С.Б.), Джабраил (Евгений. – С.Б.) и более молодой Доржо, который только укрепляется в своем выборе. Пусть думает человек! В Коране сказано: в исламе нет принуждения. Есть молодые русские ребята, которые совсем недавно пришли в мечеть. Например, наш брат Руслан окончил в Москве Российский университет дружбы народов. Там специальность у него была связана с Востоком, а здесь в Улан-Удэ он присягал, произнося шахаду, – сообщил «Информ Полису-online» председатель МРО мусульман Улан-Удэ Абдул Басыр Нургалиев Хаджи.

Лидеры общины рассказывают, что во время межэтнических столкновений на юге Кыргызстана местные узбеки и киргизы обсуждали эту трагедию между собой, вместе молились и плакали о жертвах братоубийственной войны, «развязанной политиками». Имам улан-удэнской мечети Сафиулла Хамид посвятил этой теме специальную проповедь. Ничего подобного событиям в Оше здесь в Улан-Удэ не было. Сказалось воспитание мусульман Бурятии в «духе интернационализма».

Хиджаб в Улан-Удэ самая модная одежда?

Активно обсуждаются среди мусульман и проблемы женщин. Несколько смутившись, Абдул Басыр и Сафиулла рассказали, почему их дочери и русские жены, будучи мусульманками, не носят хиджаб.

– Ношение хиджаба – это обязанность мусульманки, и с точки зрения Аллаха хиджаб – самая модная одежда. Женщины должны закрываться, чтобы не совращать мужчин, не провоцировать их на преступления. Однако враги ислама позорят хиджаб в глазах общества, вызывают отвращение к нему! Моя супруга – русская мусульманка. Но она не ходит в хиджабе, потому что боится агрессии и оскорблений. Она говорит: «Когда я надеваю хиджаб, все на меня пальцем показывают, мол, шахидка и террористка!». Недавно одна наша сестра зашла в лифт в хиджабе. Другая женщина, увидев ее, напугалась и выбежала из лифта.

Тем не менее, в Улан-Удэ все чаще можно встретить строго одетых исламских женщин, для которых «мнение Бога важнее мнения людей». По мнению Басыра Нургалиева, причина частого отказа мусульманок от ношения хиджаба – это слабость «имана» (веры).

– Посмотрите, как сегодня женщины ходят по улицам! Мне самому порой бывает неудобно смотреть на полуголых женщин. А сколько происходит изнасилований, убийств женщин, которые выглядят порой даже более вызывающе, чем голые! Все-таки хиджаб – это такая целомудренная одежда. Ведь женщина должна всю свою красоту показывать мужу, а не чужому мужику, который бросит на нее случайный взгляд. Для мужа она должна наряжаться, надевать украшения, использовать косметику. А у нас сейчас как происходит? Женщина навела красоту, макияж, оделась и убежала! А дома на нее посмотришь – просто ужас один. А ведь это в корне не верно! Мне кажется, любая религия должна поддерживать целомудрие женщин, воспитывать их как хранительниц домашнего очага. Кстати, настоящие православные христианки одеваются, как мусульманки.

Мусульмане против финансовой кабалы

Не менее серьезная проблема мусульман – это соблюдение отказа от получения процентов от вкладов. Ислам запрещает им брать и давать проценты от ссуд – денег, данных взаймы. Мусульманин не только не может положить деньги в банк на депозит, но и просто взять потребительский кредит, чтобы купить себе машину или другие вещи, кажущиеся ему необходимыми. При этом многие мусульмане в Улан-Удэ занимаются бизнесом. Например, большая часть мигрантов из Киргизии и Узбекистана – мелкие торговцы.

– Бог говорит: не берите проценты за деньги. Ведь деньги это не товар. Этот закон записан и в еврейской Торе, и в христианской Библии. Там сказано, что нельзя брать проценты у своего брата,– говорит Сафиулла Хамид.

В своих проповедях Сафиулла-хаджи уделяет много внимания честному ведению бизнеса со стороны мусульман. По его мнению, отказ от «харама» (запрещенного) в виде получения процентов от вкладов и от погони за потребительскими кредитами дают мусульманам больше экономической свободы. Кроме того, это требование воспитывает умеренность, терпение и удерживает от соблазнов «общества потребления».

– Иногда кажется, что если ты «срубил бабки по-легкому», то это грех небольшой, – делится опытом предприниматель Абдул Басыр Нургалиев. – Но потом ты все равно убеждаешься, что тебе это на пользу не пошло: или потеряешь эти деньги, или они на что-то не то уйдут. И ты понимаешь, что это «харамовые», запрещенные деньги, и зря ты пытался и себя, и Аллаха обмануть! Мы, мусульмане, считаем, что если у человека нет денег на джип, значит, ему это и не надо. Потому Аллах и не дает. Но бывает, человек нарушает закон, берет кредит и покупает джип. Мол, Аллах не дал, я сам возьму! И что, он счастливее становится от этого? Нет. Он только получает лишние проблемы – платит большие проценты по кредиту, которые ему не под силу, боится потерять джип, отдает огромные деньги за ремонт. А если, не дай Бог, разбил машину, врезавшись в столб?! Получается, что, не послушавшись Бога, он сам себе создал проблемы! Поэтому, если человек настоящий мусульманин, он не только не будет брать и отдавать проценты, но и никогда никого не обманет в торговле. Он вам на рынке отвесит ровно килограмм товара, да еще и сверху сто грамм положит. Потому что знает, что это он «саваб» (вознаграждение за покорность. – С.Б.) заработал перед вами и перед Аллахом!

От Вшивой горки до протоки Забока

Напомним, что первая в нашем городе мечеть появилась ровно 100 лет назад. В 1904 году татары-мусульмане Верхнеудинска (старое название Улан-Удэ) получили разрешение на строительство мечети, а уже в 1908 году состоялось ее официальное открытие. В тридцатые годы городская мечеть, находившаяся в районе Вшивой горки (ныне проспект Победы), была закрыта, а затем разрушена.

С появлением новой мечети исламская жизнь в Улан-Удэ протекает все активнее. И хотя редко кто приходит сюда совершать ежедневный пятикратный намаз, на пятничную молитву здесь собирается более двухсот наиболее активных мусульман. На крупные же праздники (Курбан-байрам, Ураза-байрам) в мечеть приходит уже более тысячи человек. Кстати, женщины у мусульман в мечеть не ходят, а о содержании проповедей узнают дома от отцов и мужей. Поэтому собрания мусульман в мечети аккумулируют чисто мужскую энергию и по своей атмосфере чем-то напоминают «партизанские сборы» рядовых и офицеров запаса. Всемирной армии ислама.

Говорят, что настоящий мусульманин, где бы он не находился, всегда может безошибочно определить, в какой стороне находится Мекка, чтобы, повернувшись к ней лицом, совершать свой намаз. В Улан-Удэ лица мусульман обращены по направлению на юго-запад от стоящей на берегу протоки Забока мечети, хребта Хамар-Дабан и южных бурятских степей.

Читать далее

Другая сторона профессии