Пострадал от рук милиции - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Пострадал от рук милиции

Аревик Сафарян
4901

Житель села Ильинка уверяет, что его жестоко избили сотрудники местного отделения милиции, а потом прокололи колеса на его автомобиле

Житель села Ильинка уверяет, что его жестоко избили сотрудники местного отделения милиции, а потом прокололи колеса на его автомобиле



21-летний Иван Бурлаков живет в селе Ильинка Прибайкальского района. И родственники, и сельчане характеризуют Ваню положительно: он никогда не употреблял спиртное, не связывался с плохими компаниями, отслужил в армии, а сейчас учится в институте и подрабатывает путейщиком на железной дороге. По cелу Иван ездит на собственном автомобиле — некоторое время назад молодой человек купил белую «копейку». Однако хорошая репутация не спасла простого деревенского парня от конфликта с сотрудниками Ильинского отделения милиции. Несколько дней назад милиционеры избили Ивана на глазах у других жителей деревни.

Зажали на трех машинах

Вечером 4 июня Иван Бурлаков встретился с другом Виталием. Поскольку была пятница, ребята решили прокатиться по селу, заехать в местный клуб на дискотеку. По пути Ваня решил навестить свою старшую сестру, которая живет здесь же. Однако доехать до родственницы в этот вечер парню не удалось.

— Мы с Виталей просто ехали, разговаривали, — рассказывает Иван. — Вдруг навстречу нам выехали две иномарки, за рулем одной из них сидел милиционер Бурбин, он и стал меня зажимать. Потом сзади еще одна иномарка с милиционерами подъехала, в итоге мне пришлось остановиться.

По словам молодых людей, милиционеры заблокировали проезд Ваниной «копейке» и вынудили ребят остановиться. Еще сидя в машине, парни услышали в свой адрес ругательства, сопровождавшиеся нецензурной бранью.

— Их было больше десяти человек, на вид все были пьяные, — говорит Ваня. — Им показалось, что у меня был включен дальний свет фар и я их якобы ослепил.

Иван Бурлаков рассказал, что не собирался убегать от милиционеров, потому что не чувствовал за собой никакой вины. Поэтому молодой человек безбоязненно вышел из машины.

— Они сразу же начали меня бить, я упал на землю, пытался закрыть руками лицо и голову — в ход пошли и ноги, и резиновые дубинки, — говорит Иван. — Били они все вместе. Все, кроме одного милиционера, были в гражданской одежде.

Ваня и Виталя рассказали, что всех сотрудников Ильинского отделения милиции они знают в лицо, потому что с малых лет живут в одной деревне. Некоторых участвовавших в избиении Иван знает даже по фамилиям.

— Милиционер Павлуцкий был в форме, он потом приходил ко мне в больницу и говорил, что я его якобы оклеветал и на месте происшествия его не было, — рассказывает Иван. — Еще были Бурбин, Баландин, Черепанов, Муратов, Колосов и Антонов. Фамилии остальных я не знаю, но зато знаю их визуально, они все вместе меня били.

dubinka.jpg

«Ползи отсюда, пока мы тебя не убили»

Друг Ивана Бурлакова Виталий полностью подтверждает слова пострадавшего, ведь избиение началось у него на глазах. Он не стал ввязываться в драку, а решил сбегать за помощью к старшей сестре Ивана, до дома которой они не доехали совсем немного.

— Ванька как вышел, они его сразу же стали бить, — говорит Виталий. — Их было человек пятнадцать, драться с ними было бессмысленно, поэтому я прыгнул через забор и дворами побежал за помощью.

Через несколько метров Виталий решил вернуться на дорогу и, оглянувшись на место драки, увидел, что Ваня уже встал и садится в машину.

— Я сразу к нему подбежал, и мы вместе поехали в больницу.

То, как милиционеры жестоко избивают человека, видел не только Виталий, но и жители близлежащих домов. Например, Галина Иннокентьевна, жительница дома №42 по улице Титова, услышала шум и вышла на улицу.

— Это был двенадцатый час ночи, еще не очень поздно, — рассказывает пожилая женщина. — Я была дома и услышала какие-то крики, ругань и сразу же вышла в огород. Уже на улице я поняла, что на дороге кто-то дерется, стала кричать, что сейчас вызову милицию.

Галина Иннокентьевна побоялась выходить за ворота и наблюдала за происходящим через забор. Летом темнеет поздно, поэтому женщина сразу же узнала в избивающих местных милиционеров.

zhiteln.jpg

Галина Иннокентьевна рассказала, что один из избивавших — милиционер Игорь Бурбин — учился в одном классе с ее дочкой Женей  / Фото А. Огородник.

— Я и не поняла, что это Ваню бьют. Некоторых милиционеров я сразу узнала, там точно были Черепанов, Добрынин, Бурбин, Шаронов, Муратов. Они все молодые, немного постарше Вани, все росли у нас на глазах, — продолжает женщина. — Я Ваню тоже знаю, он спокойный мальчик, в институте учится, а они его так били. Потом сказали что-то вроде «ползи отсюда, пока мы тебя не убили».

Пожилая женщина живет в Ильинке давно и никогда не видела, чтобы толпа милиционеров избивала человека прямо на дороге, в свете автомобильных фар.

«Они сказали, что мы никогда ничего не докажем»

Татьяна Бурлакова, мама пострадавшего молодого человека, намерена привлечь всех, кто избивал ее сына, к строгой ответственности.

— Мой Ваня всех запомнил, да и свидетели видели, как они моего ребенка истязают. Они пьяные были, а мой сын сразу после случившегося поехал в больницу и освидетельствовался и на побои, и на алкоголь. То, что Ваня был трезвый, это уже доказано, да и вообще все люди в деревне знают, что он не пьет и не курит. Он учится и работает на тяжелой работе, ему некогда всем этим заниматься, — уверяет Татьяна Ивановна.

После того как Иван Бурлаков прошел освидетельствование, он заехал домой за мамой и повез ее в отделение милиции писать заявление.

— Он пришел весь в крови, одежда вся изорвана была, я испугалась, заплакала, — вспоминает Татьяна Ивановна.

Пока Иван Бурлаков и его мама находились в отделении милиции, кто-то проколол все колеса на машине парня. Мать и сын подозревают, что это сделал кто-то из милиционеров, участвовавших в избиении. Тут же в отделении Татьяне Бурлаковой удалось встретиться с Ваниными обидчиками.

— Они все были пьяные, вели себя нагло и развязно, «тыкали» мне, оскорбляли, — говорит раздосадованная женщина. — Так было обидно, ведь я их в три раза старше. Они вели себя так, как будто правы, и сказали мне, что мы никогда ничего не докажем.

Мать Ивана Бурлакова считает, что милиционеры, избившие ее сына, не отдавали отчета в своих действиях и не задумывались о последствиях.

— Ваня почти неделю провел в больнице, у него сотрясение мозга, множественные ушибы и гематомы головы, лица, туловища. Я не знаю, какие могут быть последствия, я не для того растила сына, чтобы над ним измывались какие-то нелюди, которым государство доверило охранять жизнь и покой граждан.

Виновные будут строго наказаны

Корреспондентам «Информ Полиса» удалось поговорить с Дмитрием Калаганским, начальником Ильинского отделения милиции Прибайкальского района. Майор Калаганский рассказал, что в ночь с 4 на 5 июня Иван Бурлаков действительно обращался в милицию с заявлением. Не остались не замеченными для профессионального взгляда милиционера и множественные следы побоев на теле Ивана.

— На факт нанесения телесных повреждений заявитель был освидетельствован в больнице. Весь материал мы собрали и направили в следственный комитет при прокуратуре Прибайкальского района. Именно сотрудники следственного комитета будут принимать решение и определять законность действий всех участников событий. Если кто-то будет признан виновным, его обязательно накажут, — уверяет Дмитрий Анатольевич.

Глава Ильинской милиции справедливо считает, что каждый человек должен нести ответственность за свои деяния.

— Никто никому не давал права причинять людям телесные повреждения, — говорит Калаганский. — Я сейчас не могу сказать однозначно, виноваты эти люди или нет, это будет решать прокуратура.

Сейчас сотрудники, которых Иван Бурлаков указал в своем заявлении, продолжают работать на своих местах. Пока следственный комитет не отстранил их от работы. Все милиционеры, участвовавшие в инциденте, молоды и в Ильинском отделении милиции работают недавно.

— У некоторых стаж работы год, у кого полтора, — рассказывает Дмитрий Калаганский. — И если они виноваты, то понесут наказание как положено. Такое поведение недопустимо для милиционера, даже если он не при исполнении.

Удивительно, но раньше у по­страдавшего Ивана Бурлакова не было больших конфликтов с милиционерами. С теми, кто его избил, Ваня не дружил, но и врагами они не были.

— Раньше мы просто здоровались, а потом, как они в милиции стали работать, видимо, зазнались, — горько заключает Ваня.



Ситуацию комментирует Евгений Кислов, известный правозащитник, председатель Республиканского правозащитного центра:



— К сожалению, милицейский произвол в нашей стране явление распространенное. Прежде всего, это происходит из-за низкой квалификации кадров и недостаточного контроля при наборе.

Я не хочу говорить, что прокуратура, отделы собственной безопасности и высшее руководство МВД закрывают на все глаза и не контролируют ситуацию. Они борются с произволом, однако зачастую эта борьба начинается только после возникновения случаев, аналогичных описанному в статье. Я считаю, что подобные ситуации нужно предотвращать заранее — постоянно контролировать психологическое состояние сотрудников милиции, лучше обеспечивать их материально.

Пострадавший правильно сделал, что обратился со своей проблемой в СМИ: такие дела не должны оставаться в тиши кабинетов и прятаться в ящике стола.

Известный журнал Esquire



составил календарь событий, в которых отражены нашумевшие случаи милицейского произвола. По версии Esquire, в России не проходит и дня, чтобы сотрудники милиции не попали в уголовную хронику. В календаре, составленном журналом, отражено около трехсот событий, участие в которых принимали сотрудники милиции. Хроника ведется с момента трагедии, которую устроил майор Евсюков в московском супермаркете.

Читать далее

Читайте также