Общество
2446

Гобийские каникулы

Иные дни и недели ничем не отличаются от предыдущих: все обыденно и не ново

Иные дни и недели ничем не отличаются от предыдущих: все обыденно и не ново. Хотя, как говорят англичане, no news is good news. Но жизнь тем и хороша, что время от времени она все же радует и удивляет нас чем-то особенным. Последним сюрпризом в моей улан-баторской жизни стали неожиданные гобийские каникулы в Three Camels Lounge.







Луковая пустыня

Перелет из «Чингиз хана» в «Гурбан Сэйхан» занял почти два часа. В следующие сорок минут мы ехали по пыльной дороге в глубь пустыни, как оказалось, луковой, в буквальном смысле этого слова. Дикий лук, который монголы называют «тан» и, в отличие от дикого же чеснока, практически не едят, покрывает большую часть южной Гоби. По площади Гоби в десять раз превышает известную всем по фильмам National Geographic африканскую Серенгети. Сколько десятков или, может быть, сотен километров монгольской пустыни покрыто луком, наверняка не знает никто. Но все семьдесят километров, которые отделяют районный центр Даланзандаг от Three Camels Lounge, покрыты пучками ярко-зеленого лука до самого горизонта. Но, как оказалось позже, самое интересное было еще впереди.

 В отличие от двух пустынь Сахары и Такламакана, в которых мне удалось побывать, Гоби – это не просто песчаные дюны и палящее солнце, это горы, на вершинах которых сотни камней с уникальными петроглифами эпохи бронзы, и песчаные каньоны, где до сих пор находят яйца и кости динозавров. Гоби больше похожа на Тибетское плато, которое считается холодной полупустыней. Но разница между ночной и дневной температурами в монгольской пустыне почти такая же, как и в Тибете, именно поэтому в Гоби такие потрясающие миражи: с полудня практически до пяти часов вечера вдоль всей линии горизонта маячат голубые озера, окаймленные зеленым тростником. Менеджер туроператора Бадрал рассказывал мне о случае, произошедшем в прошлом году с японским туристом, прошагавшим по пустыне пару километров, пытаясь дойти до «озера».

 Three Camels Lounge

Основатель и владелец Nomadic Expeditions оказался человеком, история семьи которого достойна отдельного повествования или даже целой книги. Джалса Урубшуров, американский калмык, впервые приехавший в Монголию по личному приглашению тогдашнего премьер-министра страны Бямбасурена, создал в сердце пустыни настоящий рай для туристов. Строитель по профессии - до мирового финансового кризиса принадлежащая Джалсе компания строила по 150 домов в неделю в Нью-Джерси, он очень придирчиво относится ко всему, что касается бизнеса. Бревна для ресторана, построенного в виде ханского гэра, бара Thirsty Camel, большой гостиной и нескольких веранд были специально завезены из Сибири, потому что сибирская сосна – самый подходящий для Гоби строительный материал, считает Джалса. Все, что в Three Camels Lounge не из дерева, то из камня или кожи. В комнатах-гэрах нет электричества – все лампы и светильники работают на солнечных батареях. Кроме того, здесь есть установка, аккумулирующая энергию ветра. Теплица, где выращивают овощи для ресторана, оснащена придуманной израильтянами системой капельного орошения, оптимальной именно для условий пустыни. Весь лонж организован таким образом, что пустыня открывается вам как море, на которое можно смотреть часами, сидя под тентом в деревянном кресле, в кресле-качалке на открытом балконе или в шезлонге-качалке на веранде. 

Одним словом, невероятно, но факт: в сердце пустыни можно не просто построить нечто, где туристы могли бы помыться-поесть-переночевать, но и увидеть пустыню во всей ее красоте и бесконечности, не нарушая при этом своим присутствием равновесия хрупкой экосистемы. 

 

Мир тесен

После получаса общения с Джалсой мы неожиданно выяснили, что я знакома с одним из членов его семьи, дядей Алексом Иванчуковым, с которым мы встретились в доме профессоров Джорджтаунского университета Марджори Мандельштам Балзер и Харви Балзер осенью 2007 года. Офицер американской армии, потомок калмыков первой волны эмиграции Алекс Иванчуков долгие годы был неформальным лидером американской диаспоры калмыков.

Полтора года назад случилось еще одно любопытное совпадение, когда Джалса спустя тридцать с лишним лет после их последней встречи нашел друга детства Костаса Криста, одного из создателей термина ecotourism, редактора журнала Traveler National Geographic.

Костас (полное имя Константин, его родители эмигрировали в Америку из Греции) узнал о туристической компании, практикующей экологический туризм в Монголии. «Когда мне сказали, что владелец бизнеса родом из Нью-Джерси и его зовут Джалса, я подумал, это не может быть он», – рассказывал мне известный всему миру Коста Крист. Но владелец Nomadic Expeditions оказался тем самым калмыцким мальчишкой, с которым Костас вместе бегал на рыбалку, кузина которого стала первой девочкой, которую он поцеловал.

Мир тесен и полон удивительных совпадений, хотя некоторые утверждают, что случайности закономерны.

 

Птичники

Все четыре дня моих гобийских каникул в Three Camels Lounge находилась группа американцев, которым за 14 дней посчастливилось увидеть около 150 разных видов птиц, десять из них – монгольские эндемики. Birdwatchers – так называют туристов, которые выбирают «птичьи» туры. От других экотуристов они отличаются тем, что страсть как любят наблюдать за птицами. Все члены группы – пожилые американцы, за исключением семейной пары из Аргентины, которая так же, как и Джалса, владеют туристической компанией, практикующей экотуризм, только в Южной Америке. На мой вопрос, понравилась ли им Монголия, они ответили, что это был, пожалуй, самый интересный тур в их жизни. Думаю, им есть с чем сравнивать.

 Саксаул

Покидая Гоби, помимо необходимой информации в виде брошюр и записанных интервью, я взяла с собой окаменевшие фрагменты древних деревьев (petrified stones) и ветку саксаула, которую мы нашли на одной из песчаных дюн. Сотрудники «Гурбан Сэйхан» не разрешили мне взять ветку в салон самолета и попросили сдать ее в багаж. Так как ничего, кроме рюкзака – ручной клади, у меня с собой не было, ветку положили в пакет, прикрепив на него стикеры fragile и priority. Но я все равно сильно сомневалась в том, что саксаул долетит в багажном отделении в том же виде, в котором был сдан, но была приятно удивлена, получив его обратно. Рейс Улан-Батор - Даланзадгад выполнял авиаперевозчик Esnis, руководители которого так же гостили в Three Camels Lounge (президент компании, как и Джалса, американец, правда, не монгольского, а индийского происхождения). Мы возвращались в Улан-Батор одним рейсом. Как уже писал «Информ Полис», Esnis с 1 июня начал летать и в Улан-Удэ.

 ***

 Монгольская пустыня удивительно красива. Когда Джалса начинал здесь бизнес в начале девяностых годов, многим не нравилось, что «богатый американец зарабатывает на нашей Гоби». Сегодня, когда г-н Урубшуров вложил в Nomadic Expeditions несколько миллионов долларов, создал десятки рабочих мест, зарегистрировал компанию и платит налоги не в Улан-Баторе, а в Даланзадгаде, практикуемые им высокие стандарты ведения бизнеса, бережное отношение к природе уже намного важнее того, что он богатый американец.

 Так успешные проекты избавляют Монголию от советских комплексов по отношению к богатым, к Америке, к иностранным инвестициям в экономику.     

Фото Ч.Чулуунбат, студия «МЭШИЛ» 

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях

Читайте также