Выходящий за рамки
Главное Популярное Все
Войти

Выходящий за рамки

Евгений Метальников

В Америке таких людей называют «self made man» — «человек, сделавший сам себя». Он оставил в Иркутске успешную карьеру в крупной компании, прекрасное жилье и переехал с семьей в Улан-Удэ. Безумный по нынешним временам поступок, когда многие улан-удэнцы, наоборот, в поисках лучшей доли покидают родину

Можно было бы этот поступок объяснить ностальгией по родине, будь Евгений Метальников уроженцем Бурятии. В последние годы появляются и такие «возвращенцы». Но корни «нового улан-удэнца» Евгения Метальникова даже не в соседнем Иркутске.

— Родители мои из Курска. В начале 80-х годов они приехали работать по распределению в Ангарск, там я родился. Затем работали по всему БАМу. Я в детстве сменил шесть школ, жил в пяти бамовских поселках. Так что я скорее бамовец, — улыбается Евгений.

Он угадывает мой вертящийся на языке недоуменный вопрос, что же заставило его сменить Иркутск, который развивается гораздо динамичнее, на Улан-Удэ. Ответ растянулся на четыре часа интервью-беседы, из которой стало понятно: второй выдвиженец на звание «Человек года» выбивается из всех привычных обывателю «рамок».

Американский путь

Студента четвертого курса Иркутского политехнического института Женю Метальникова друг попросил подменить на работе — сторожем в магазине компании «Моден Лайт».

— Я женился в 20 лет, будучи студентом. Тогда же и стал отцом. Надо было обеспечивать семью. Правда, отец продал машину, чтобы купить мне квартиру. Но, когда я заработал свои первые деньги, прежде всего купил отцу машину, — рассказывает Евгений.

На пятом курсе студент-сторож Метальников переквалифицировался в грузчики-сборщики. Компания занималась оптовой поставкой косметики и парфюмерии. Механизмы ее поставки и реализации оказались настолько интересны, что авиазавод так и не дождался очередного инженера-конструктора. Новая деятельность Евгения помогла определиться с выбором вуза для получения второго высшего образования — экономического. В итоге в 1998 году на улан-удэнскую землю впервые вступила нога торгового представителя «Моден Лайт» Евгения Метальникова. Кстати, возглавлял эту компанию нынешний новоизбранный мэр Иркутска.

— Самое сильное первое впечатление от Улан-Удэ — неспешное течение жизни, — вспоминает свои первые визиты Евгений. — И еще поражали пешеходы на дорогах. В больших городах люди не переходят дорогу, не глядя по сторонам. К такому поведению пешеходов я года три привыкал…

Через два года после первого визита Евгения в Бурятию открылся филиал компании «Моден Лайт» в Улан-Удэ. В 2002 году эту компанию приобрел крупнейший дистрибьютор косметического рынка России — компания «Мак Дак».

— Так началась моя карьера в крупной компании. С 2002 по 2006 год наш улан-удэнский филиал вырос настолько, что мы были практически на одном уровне с крупнейшим игроком на рынке Бурятии — торговым домом «Барис». В 2006 году меня перевели в Иркутск, где филиал «Мак Дак Байкал» был в кризисе. Мне дали должность директора распределительного центра «Забайкалье», куда входили филиалы Иркутска, Улан-Удэ, Читы. В течение года был выведен филиал из кризиса. И вот в 2008 году я принял решение попробовать себя в собственном бизнесе через 14 лет работы в одной структуре, — Евгений рассказывает в нескольких предложениях о том, как перерос рамки наемного работника.

За этими цифрами изматывающая жизнь на два города, ведь семья до прошлого года жила в Иркутске. Евгений ездил к семье на выходные.

— Я был воскресным папой, — невесело шутит он сам.

Прибавим к этому еще впечатляющие цифры: за 12 лет работы в компании Евгений только четыре раза был в отпуске.

Теория — одно, практика — другое

В 2006 году Евгений окончил «президентскую программу» в Улан-Удэ по специальности «Управление маркетингом». Тема диплома Метальникова для Бурятии была новой: «Частная марка: развитие и продвижение». Ему было интересно увидеть, насколько теория может быть применима на практике. Один из преподавателей был приглашен для проведения анализа деятельности компании, где работал Евгений. Она анализировала бизнес-процессы, пыталась понять бизнес изнутри, на практике.

— Первое время она находилась в состоянии шока, интуитивно понимая, что бизнес двигается в правильном направлении, но вывод был: вы все делаете неправильно! Спустя какое-то время перестала так говорить, ведь теория — одно, а практика — другое, — смеется Евгений. — Я это понял еще в студенчестве. Я ведь с первого раза не поступил в институт, не хватило полбалла. И пошел в авиационный техникум. Через год снова подал документы в вуз и уже поступил. Но никогда и нисколько не жалел о годе, проведенном в техникуме. Институт дает много теории и приучает к самостоятельности, но техникум дал больше практических знаний.

В Монголии «русалочек» нет

В 2006 году Евгений в первый раз попадает по служебной командировке в Монголию. Его партнёры, производители средств гигиены под названием «Русалочка», попросили Евгения не только завозить их продукцию в Бурятию, но и презентовать ее в Монголии. В Улан-Баторе Евгений неожиданно столкнулся с тем, что переводчик даже не может найти в монгольском языке аналог слову «русалочка». Нет у монголов самого понятия такого существа — полурыбы-получеловека. Да и сама рыба в монгольском языке имеет второе название «усны хорхой» — водяной червь.

— Тогда я понял, что надо делать продукцию с учетом местной специфики. Осуществить эту идею невозможно, пока работаешь под чьим-то началом. И вот в 2008 году появилась возможность удовлетворить свою давнюю мечту — «сконструировать» свое дело. Чтобы осуществить идею с выпуском и продвижением марки с местными особенностями, я долго выбирал название, — признается Евгений.

Первое слово, которое пришло ему на ум по ассоциации «уют» — это «дом», а дом с местной спецификой– это юрта. И, конечно же, «белая юрта», ибо белый цвет здесь самый чистый, почитаемый, как священный. Поскольку словосочетание «Белый дом» вызывает совершенно «неуютные» ассоциации, остановились на названии «Белая юрта» — «Сагаан гэр».

— И в Монголии это название близко и понятно каждому. Только монголы произносят это «Цаган гэр», если буряты ласково называют новорожденного «буубэй», то монголы обращаются к малышу «маамуу», — со знанием дела объясняет Евгений (диалектология многое потеряла, оттого, что он не языковед).

В логотипе новой фирмы «Сагаан гэр» использовались цвета флага Бурятии. Евгений сам прорисовал первоначальный образ, а дизайнер доработал и предложил ему 32 вариации логотипа.

— К тому времени и семья моя не выдержала. Ведь в 2006 году родился мой второй ребенок — сын. Жена сказала: все, переезжаем с тобой в Улан-Удэ. Так 1 сентября 2009 года я перевез семью сюда, — рассказывает Евгений.

Бурятский язык не только в театре живет

Итак, от идеи до продвижения реализованной мечты прошло четыре года. Продвигать продукцию Евгений начал только в середине марта этого года. Активная работа от сертификации до запуска продукции заняла девять месяцев. Символичная цифра, совпадающая с вынашиванием и рождением долгожданного ребенка. 26 декабря 2009 года с конвейера сошли первые образцы компании «Белая юрта». Евгений дождался марта, пока придет основной поток продукции, и презентовал ее в Улан-Удэ. Изумленные участники той презентации впервые увидели средства гигиены европейского качества не только с бурятскими названиями, но и с инструкцией по применению и реквизитами производителя на трех языках: русском, бурятском и монгольском.

— Наша первая продукция пока состоит из четырех линеек. Первая детская под названиями «Буубэй», «Маамуу», вторая золотая под именем «Дээдэсэй hунгалта», третья «Дангина» и четвертая — народная, названия салфеток — «Сэбэр гэр», «Арюун гэр». Губки выпускаем под именами «Саяна», «Долгор», — Евгений произносит эти названия почти без акцента. — До этого продукции на бурятском языке не было. А это неправильно. Дети должны видеть, что бурятский язык не только в театре живет. Наш сайт тоже будет работать на трех языках.

Этот момент интервью-беседы с Евгением вызвал самые смешанные чувства. И радость, и гордость, и стыд, что первым до такой поддержки бурятского языка додумался неместный бизнесмен.

Местечковые предрассудки

— Я столкнулся с тем, что даже некоторые жители Бурятии априори считают некачественным то, что произведено здесь. Этот стереотип надо ломать, — считает Евгений. — Когда продумывали и разрабатывали четыре линейки продукции, привлекли двух дизайнеров в Бурятии и двух в Москве. Это был удивительный симбиоз. В мае будет запущен ролик по каналу «Ариг Ус». Ролик делал известный кинодеятель Солбон Лыгденов.

При примерно одинаковом качестве всех четырех линеек его продукции они все же отличаются: например, ватные диски золотой линейки «Дээдэсэй hунгалта» производятся в Италии, а остальные в России. Это абсолютно разные заводы.

— Мы могли бы выпускать все на одном заводе под разными названиями, но специально выбрали разные заводы под определенную категорию. Например, влажные салфетки для золотой линейки «Дээдэсэй hунгалта» производим в Турции, — объясняет Евгений. — Чтобы производить такую продукцию в Бурятии, нет ни оборудования, ни линий.

Больно за Байкал!

Оказывается, Евгений всерьез увлекается фотографией и его снимки даже можно увидеть на сайте «Мой Улан-Удэ».

— Я даже купил полупрофессиональный фотоаппарат с тремя съемными объективами. И еще люблю путешествовать. Смешно звучит, учитывая, что я так редко бываю в отпуске. Зато я постоянно езжу в командировки. Чем не путешествия? — Евгений во всем старается находить позитив.

Но, когда начинаем рассуждать о будущем Бурятии и перспективах туризма, Евгений неожиданно мрачнеет, вспоминая, как с появлением моста в Тресково на Байкал хлынул неконтролируемый поток диких туристов.

— Вы видели, во что там превратился берег? Паром хоть как-то сдерживал загрязнение озера, — с болью говорит Евгений. — Чтобы сделать туристический рай, надо как можно больше мест стараться сохранить в первозданном виде. Не огромные отели строить, а кемпинги с минимальным ущербом природе. Хотим чуть ли не миллион туристов в год принимать. А наш аэропорт в состоянии «перелопатить» столько человек?

Ему прекрасно известно, что при слове «Байкал» туристам прежде всего вспоминается Иркутск. И дело не только в лучшей инфраструктуре или способности аэропорта принимать международные рейсы.

— Билет из Иркутска в Москву и обратно стоит 10 тысяч. Из Улан-Удэ чуть ли не вдвое больше. Какой нормальный турист будет переплачивать почти 500 долларов? И еще, чтобы к нам ездили туристы, тот же теплоход «Комета» должен ходить не из Иркутска, а из Улан-Удэ, — весьма «непатриотично» для иркутянина высказывается Евгений.

Впрочем, он уже давно патриот Бурятии — больше, чем многие коренные жители республики. К концу беседы ловлю себя на мысли, что Евгений позитивным отношением ко всему и сдержанностью даже более «восточен», чем я. Напоследок задаю традиционный вопрос о планах на будущее.

— Не хочется зацикливаться только на средствах гигиены. Мечтаю в дальнейшем выпускать молочные продукты, и не только… Такой зонтичный бренд создать. Есть мечта — снять серию мультфильмов на основе местных традиций, — говорит Евгений, — они же такие уникальные…

Информационный партнер проекта

_TVCOM 2011.jpg



Телекомпания "Тивиком"




Партнеры проекта


Администрация президента и правительства Республики Бурятия

Администрация города Улан-Удэ

Улан-Удэнский городской Совет депутатов

Читать далее

Читайте также