Перипетии любви
Главное Популярное Все
Войти

Перипетии любви


3074

артистов театра «Байкал» Болота и Сэсэгмы Сандиповых

артистов театра «Байкал» Болота и Сэсэгмы Сандиповых

Он — высокий, стройный, сдержанный красавец из джидинских степей. Она — полногрудая, улыбчивая баргузинская красавица

Пожалуй, на сегодняшний день среди бурятских исполнителей они самая красивая, талантливая и обаятельная пара. Они — это семейный дуэт Сэсэгмы и Болота Сандиповых, солистов театра «Байкал». Эта сладкая парочка идет по жизни, взявшись за руки и с песней на устах. Впрочем, не все так просто, и зрители, глядя на них, часто задаются вопросами: «А в чем секрет их успеха? Откуда они черпают силы и вдохновение для столь пленительного пения?».

 

Степь и горы

Родственники, как байку, рассказывают, что они пели прямо с пеленок. Болот подтверждает: «Да, так и есть, пусть это прозвучит банально, но сколько живу, столько пою». И Болот, и Сэсэгма родились и выросли на фермах в многодетных чабанских семьях. У Болота было восемнадцать родных братьев и сестер, сейчас осталось двенадцать. А у Сэсэгмы было тринадцать братьев и сестер, сейчас — десять. На летнике (летнем кочевье) не то что телевизора, даже света не было! А что остается без света делать?

В общем, он вырос на отаре в Джиде, она — на заимке в Баргузине. Там и тут овцы, пастбище и водопой. Между ними сотни километров пути, но жили они одинаково. Судьба вела их параллельными путями к одной неведомой тогда для них цели, правда, с разницей в несколько лет — Болот постарше Сэсэгмы. Наши герои вставали в пять утра и выгоняли овец на пастьбу, а вокруг степь только просыпалась...

Сначала они шли, спотыкаясь спросонья, а потом вставало солнце и освещало простор. Над Сэсэгмой ослепительно сверкали снежные пики баргузинского хребта, а над Болотом зеленели склоны священного Буринхана. В небе кружили орлы и заливались трелью жаворонки. А наши герои… Шли и пели все песни, какие знали. А когда приезжали артисты «Байкала», они бежали в деревенский клуб, зажав в кулачках пять копеек. Тогда-то и зародилась у них мечта — выйти на сцену и запеть, а потом услышать, как содрогнется зал! От бурных аплодисментов.

Первый свой приз за пение Сэсэгма получила на школьной елке в третьем классе. Она была Снегурочкой. Болот, кроме того что совмещал пастьбу с вокальной школой, научился невероятно быстро бегать за овцами по горам и долам. Ежедневные многокилометровые пробежки не прошли даром, потом он стал кандидатом в мастера спорта по легкой атлетике. В армии два раза выигрывал кубок Дальневосточного военного округа. У них была даже семейная команда по бегу и волейболу. Районную эстафету выигрывали в одни ворота — следующая за ними команда отставала метров на сто!

 

Вместе и навсегда

У Болота кость тонкая, легкоатлетическая! Такому высокому да стройному атлету не составило особых проблем завоевать наивную баргузинскую девушку Сэсэгму. На вопрос «А кто первый влюбился из вас?» Сэсэгма смеется: «Все вопросы к нему! Ну, конечно, он первый! Не я же!».

— Да, это я, — степенно соглашается Болот. — К тому времени я был достаточно зрелым человеком. До музыкального колледжа успел четыре года проучиться в сельскохозяйственном институте, отслужить срочную службу и год проработать дома. Мы вместе поступали на вокальное отделение, и она мне сразу понравилась.

Сэсэгма опять смеется:

— Ага, «понравилась». Он сразу влюбился в меня по уши! После вступительных экзаменов мы разъехались до осени, и мне на дню по два-три письма приходило с признаниями! А сначала я не понимала его, когда он цокал на своем сартульском диалекте: «цэ» да «чэ»!

Болот вспоминает:

— А я совершенно не понимал ее баргузинский диалект. Мне казалось, что она говорит на каком-то тарабарском иностранном языке, и в результате нам ничего не оставалось, как говорить по-русски!

Тем не менее язык любви универсален, и они отлично сладили. Роман был бурным, скоротечным, к концу первого курса они сыграли свадьбу, и, не теряя времени даром, Сэсэгма забеременела. Родился сын Саян, который недавно стал уже законным женихом. Невесту нашел на родине матери — в Улюкчикане, деревне, где рождаются, наверное, самые красивые девушки во всей этнической Бурятии.

 

Гастрольные страдания

С тех пор прошло двадцать лет, а чувства между ними остаются такими же свежими, как и тогда. На работе Болот орлом ходит вокруг Сэсэгмы! Ревнует свою красавицу!

— Моя мечта может принадлежать только мне, — считает он.

На сцене они волшебно преображаются, а на самом деле любят обычной, земной любовью. Сэсэгма для Болота — подарок судьбы для обычного мужчины средних лет, скромных доходов и импозантной внешности, доброго и чистого сердцем. Дома все старается делать сам — лелеет ее. Каждое лето подрабатывает на стройке, а заработанные деньги отдает ей, чтобы она купила себе шубу или еще что-нибудь этакое дамское.

А три месяца назад Сэсэгма уехала на гастроли во Францию. Как же тяжело переживал Болот разлуку с ней! Он буквально не находил себе места. Все это происходило на глазах у коллег, артистов театра «Байкал», и они как могли утешали его. Семь часов разницы, путаница с телефонными номерами, все было против него. Прошла целая неделя, прежде чем они смогли созвониться, и Болот услышал в трубке родной голос. Из-за переживаний он не мог есть и таял на глазах. Хорошо что приходил сын с невесткой и варил еду для отца! Болот не мог спать по ночам и стремительно худел. Сначала на пять килограммов, потом на девять. Всего за месяц отсутствия жены он потерял десять килограммов! «Не хотел же отпускать, — думал Болот. — Не надо было соглашаться!». И считал дни: «Пятнадцать дней осталось!», «Десять дней!». А потом он совсем разболелся, и коллеги положили его в больницу.

А в это время Сэсэгма плакала там, в Париже! «Ну зачем я согласилась на поездку без Болота! Ну зачем?». Ее как могла утешала подруга Дарима Дугданова: «Не переживай ты так! Ничего с твоим Болотом не сделается! Не маленький!». И все равно Сэсэгма день и ночь думала о муже! А про то, что он заболел, коллеги и сын ей не сказали: совсем бы сошла с ума!

 

Любовь и творчество

Вот так их любовь прослеживается везде, в том числе и на сцене. Сэсэгма и Болот Сандиповы вели «неустанный творческий поиск и совершенствовали профессиональное мастерство». Сейчас каждый из них обладает разнообразным репертуаром — от классики, арий из опер, романсов русских, советских и итальянских композиторов до русских народных, монгольских и бурятских эстрадных песен. Наберется на несколько сольных дисков. Кто бы их только выпустил?!

Но музыкальные критики и их поклонники единодушны во мнении, утверждая, что они по-новому раскрываются в дуэтном исполнении, умеют тонко чувствовать партнера. Впрочем, иначе и быть не могло. Ведь именно к этой цели — гармоничному слиянию душ и тел — вела их судьба, которая иначе называется Вечно Синее Небо. Хотя, может быть, все объясняется довольно прозаически: они партнеры не только на сцене, но и в жизни. Могут и на кухне петь дуэтом! Чего даром время терять?

Их любимый бурятский композитор — Анатолий Андреев. Но у них много песен Цырендашиева, Дамиранова, Наранбатора, Пантаева, Эрдынеева. Из молодых — Санжиевой и Батодоржиева. Совсем скоро, 23 марта, они порадуют поклонников сольным концертом в театре бурдрамы. А начнут его с какой-нибудь протяжной и раздольной песни. Чтобы сразу представить: овечки на пастбище, жаворонки в небе и маленькие мальчик и девочка, бегущие в степную даль! Увидеть, как все начиналось...

Читать далее

Читайте также