Наш земляк у символа Германии - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Наш земляк у символа Германии


2218

Во всех советских учебниках была фотография Бранденбургских ворот с развевающимся над ними Красным знаменем в победные дни Второй мировой войны

Во всех советских учебниках была фотография Бранденбургских ворот с развевающимся над ними Красным знаменем в победные дни Второй мировой войны. Многие газеты и журналы обошла и фотография одного русского и четырёх бурят в военной форме у Бранденбургских ворот

На этой фотографии фотокорреспондента политотдела Сталинградской 62-й армии, выходца из села Исинга Еравнинского района Семёна Митуповича Дугарона средний из пяти — Бато-Мунко Лодонович Лодонов.

Фашисты пытались сделать Бранденбургские ворота своим символом, любили проводить перед ними парады и ночные факельные шествия. Не случайно советские солдаты-победители, среди которых был наш земляк, так любили фотаться у полуразрушенного символа нацистов. Я пишу этот рассказ не только потому, что его герой — мой сват. Пусть не только внуки мои Аюр и Даши гордятся своим прадедом, но и все, кто знает о войне только из книг и фильмов.

 



«Дикая сибирская дивизия»

Все слышали о «дикой дивизии Сибири» в кровопролитных и страшных боях Советской Армии под Сталинградом. Но мало кто знает, что начало этой дивизии положено на станции Безречная в Читинской области. Здесь с 1 марта до 13 июня 1942 года формировалась 321-я дивизия из молодых призывников из Иркутской, Читинской областей, из республик Якутия и Бурятия. Бато-Мунко Лодонович на станции Безречная прошёл школу миномётчиков вместе с земляками.

— ...В нашей 321-й дивизии, когда мы поехали на Запад, бурят было много. В конце войны в Берлине нас осталось всего семь бурят. Был майор из Иркутска, Озонов... Двоих ровесников — Базара Балданжабая из Борзи и Бата Рабжаева из Сагаан Шулуутая — ныне нет. И так изо дня в день редеют наши ряды, — вспоминает 88-летний ветеран.

Из пяти лет военной службы три года наш ветеран провёл в бесперерывных боевых действиях под градом пуль. И в результате больших приволжских сражений его дивизии присвоили звание «гвардейская». Гвардии сержант Лодонов принимал участие в освобождении Донбасса, Одессы, Николаева. После освобождения ими Тирасполя соединение Лодонова передали в состав I Белорусского фронта. И 8-я гвардейская армия под командованием В.И. Чуйкова форсировала Днепр, освободив Белоруссию, осенью 1944 года вышла на границу с Польшей...

 

Погребение заживо

Когда миномётчики подошли к Днепру, каждый метр его берега обстреливался немцами. Редкая птица долетит до середины Днепра, писал классик. А тут надо переплыть, не имея лодок и плотов. Б.-М. Лодонов и ещё пятеро солдат из разных досок и брёвен соорудили конструкцию типа плота и поплыли. Когда смельчаки доплыли до середины Днепра, в небо взметнулись осветительные ракеты немцев, и они начали усиленно обстреливать оказавшихся, как на ладони, наших солдат. Все попадали в воду. Бато-Мунко, как только выбрался из воды, запрыгнул в большую воронку от бомбы... Говорят, бомба не попадает в одну и ту же воронку дважды, но, оказывается, она может упасть на кромку старой воронки, что и произошло в тот момент, когда Бато-Мунко выжимал одежду. Песок, поднявшийся от разрыва бомбы, накрыл его полностью. Темнота. Невозможно ни шевельнуться, ни дышать.

— Всё, это, наверное, и есть конец — последнее, что промелькнуло в голове. Потом, в глубине сознания, как будто кто-то дёргает за волосы. С трудом поднял веки, но в забитых песком глазах всё кругом красно-пёстрое... показались кроваво-красные цветы. И я вновь потерял сознание... — вспоминает старый солдат.

Старшина Филимонов успел ещё заметить сидевшего в воронке Бато-Мунко и быстро начал разгребать песок. Вытащил его, ещё не успевшего попрощаться с жизнью.

— Почти ничего не различаю, кто-то мельтешит. Наш? Немец? Уши заложило, ничего не слышно. Спустя некоторое время узнал товарища, который смеялся от радости, что я живой. А я еще и поворчал на него, мол, смеёшься, когда умирает человек, — рассказывает Бато-Мунко Лодонович.

В госпитале у него из шейной области изъяли маленький, в треть мизинца, осколок от разрыва той бомбы. Едва затянулась рана, он вернулся в свою часть.

Это было единственное ранение Бато-Мунко Лодоновича за всю вой­ну. С первых дней награды украсили грудь героя. За Сталинградскую битву — медаль «За отвагу», за форсирование Днепра — орден Красной Звезды. И так с орденом Красной Звезды сын «Красной Звезды» (колхоза «Улаан Одон» — «Красная Звезда») дошёл до Берлина.

 

Бои под Берлином

Часть, где служил Бато-Мунко Лодонович, стояла в 70-ти километрах от Берлина. Однажды пришёл приказ доставить секретные материалы в штаб армии, который находился на другом берегу реки Шпрее. Командир выбрал трёх отважных бойцов во главе с Лодоновым. Кругом дым, гарь, ничего не видно. Ещё на этом берегу реки ранило двоих, Бато-Мунко Лодонович перешёл реку по висячему мосту и выполнил ответственное задание командования. За выполнение этого задания и за отвагу в боях Бато-Мунко Лодоновича наградили орденом Славы III степени, и сам командующий армией повесил ему на грудь перед строем всей армии.

Когда батальон находился в самой середине Берлина, к нашему земляку подошел командир, с которым Лодонов служил от самого Сталинграда, и предложил сходить за водой для раненых и изнемогающих от жажды солдат.

— Где сможешь, только найди воды, — скорее умоляюще попросил, чем приказал.

Когда Бато-Мунко Лодонович шёл по подвалу большого разрушенного дома в поисках воды, навстречу вышли несколько немцев.

— Надо же, прошёл всю войну, добрался до логова фашистов, и такая роковая встреча с ними лицом к лицу... — промелькнуло в голове солдата.

Следом за немцами вышел наш солдат и, заметив округлившиеся глаза Бато-Мунко, сказал: «Ты что, не знал? Войне же конец!». Это был солдат, сопровождавший сдавшихся немцев.

— По всему телу прошла такая слабость, еле удержался на ногах. Всё-таки нашёл ту воду и вернулся к друзьям. А там уже знали о конце войны. И радости сколько было! — вспоминает ветеран.

В конце войны Бато-Мунко Лодонович был награждён орденом Славы ΙΙ степени. В Берлине Бато-Мунко Лодонович встретился с корреспондентом штаба, командиром отделения связистов, земляком из Еравны Семёном Дугароном. Вдвоём они нашли ещё троих земляков — Георгия Викулова из Оловянного, Базара Балданжапова из Борзи и Бато Рабжаева из Сагаан Шулуутая — и решили сфотографироваться на фоне Бранденбургских ворот.

 

«Заблудившийся орден»

Ордена Славы всех трёх степеней, говорят, по значению приравниваются к Золотой медали Героя Советского Союза. Однажды начальник штаба полка сказал Бато-Мунко Лодоновичу, что его представили к ордену Славы Ι степени. Но до конца войны герой его так и не получил. И только в 1951 году Бато-Мунко Лодоновича приглашают в Агинский окрвоенкомат и сообщают, что пришёл орден Славы ΙΙ степени.

— Ошибки нет? Я был представлен к ордену Славы Ι степени. К тому же одной и той же степенью дважды ведь не награждают, — сказал бывший солдат.

 А в окрвоенкомате долго не думая отправили этот орден обратно. Не известно, сказали или нет, что произошла ошибка. До сих пор нет того главного ордена солдатской славы, который ждёт сердце старого солдата. На праздновании 60-летия Победы в Москве Бато-Мунко Лодоновича в торжественной обстановке наградили орденом Дружбы. Но, может, найдёт своего хозяина тот «заблудившийся» орден, самый дорогой, добытый пешим путём от Сталинграда до Берлина в ежедневных кровавых боях!..

Ждем ваши истории с фотографиями по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Каландаришвили, 23, офис 14, или по e-mail: alex@infpol.ru

Читать далее

Другая сторона профессии