Происшествия
4976

Жители бурятского Закаменска объявили войну бизнес-леди

 Ее сыновья истребили 7 человек из-за конкуренции

<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Ее сыновья истребили 7 человек из-за конкуренции

В республике Бурятия продолжается расследование жуткого массового убийства коммерсантов-"челноков" из Закаменска

В республике Бурятия продолжается расследование жуткого массового убийства коммерсантов-"челноков" из Закаменска. К преступлению оказались причастны 2 брата, в том числе школьник, а также их мать и еще один подросток. Мотивом беспрецедентной расправы стал передел местного рынка транспортных услуг. Теперь мать убийц, которая осталась на свободе, ненавидит весь город.

Из всех четырех фигурантов уголовного дела только самой старшей Альбине Поличевой удалось избежать ареста, поскольку в самой кровавой расправе женщина участия не принимала. Уже через 48 часов после задержания ее выпустили на свободу, пишет газета "Комсомольская правда" со ссылкой на заместителя руководителя отдела по особо важным делам следственного управления при прокуратуре Бурятии Вячеслава Полякова.

Однако статус подозреваемой ею до сих пор не утрачен. "После убийства женщина спрятала деньги, которые передал старший сын, и выстирала одежду", - пояснил представитель следственного ведомства.

Сама Альбина, правда, говорит иначе: деньги она спрятала, но откуда они - не знала. Догадалась о произошедшем лишь тогда, когда убитых нашли и сын Андрей проговорил: "Вот и не будут больше мешать киргизы".

Этот идиот действительно считал, что теперь он заживет счастливо, пишет газета.

Однако мать убийцы утверждает, что иллюзий уже не питала. "Поняла - думала в петлю лезть. А еще болтают, это я мальчишек подговорила. Да разве может мать такое сделать с детьми? Я на дорогу бы легла перед машиной", - уверяет Альбина Поличева.

Однако город упрямо считает иначе: все слишком хорошо знают, как беспрекословно слушались маму оба сына-убийцы, и как с утра до ночи они пахали в ее огороде.

"Что дети? Дети - как мать", - формулирует общее мнение киргизка Наргиза.

Отношение теперь в Закаменске ко всем Поличевым - как к родственникам Чикатило. Люди плюют в Альбину при встрече, а предприниматели выгнали торговку с рынка.

 

Убийца участвовал в поиске пропавших

Напомним, 2 февраля 2010 года в лесу у Торейского луга близ села Шартыкей Джидинского района Бурятии (в 300 метрах от трассы Закаменск-Петропавловка) был обнаружен микроавтобус Mercedes Istana с трупами погибших внутри машины и рядом с ней.

Убитые оказались предпринимателями из города Закаменска, работавшими в торговом центре "Гермес". Двое мужчин и пять женщин выехали для закупки товара в Иркутск 30 января и в тот же день пропали.

Преступление шокировало всю Бурятию: двух человек преступники застрелили, а остальные были буквально искромсаны ударами ножа в грудь, горло, лицо. Самое страшное, что в микроавтобусе ехали одни женщины-предпринимательницы, а мужчинами были лишь водители-киргизы. В бедной, дотационной, а потому относительно спокойной Бурятии такого не видели.

Путь через Улан-Удэ в Иркутск занимает 10 часов, поэтому коммерсантки, торгующие китайскими вещами на рынке, специально подгадывали время, чтобы отправиться в рейс с лучшими подругами. Последний раз их видели в придорожном кафе, после чего они пропали и больше не выходили на связь.

Искать их стали сразу же: 14-тысячный городок слишком маленький и все друг друга знают, поэтому к маршрутке перед отправкой несли посылки для родни, живущей в "городе", то есть Улан-Удэ и Иркутске. Когда же люди бесследно исчезли - в Закаменске забили тревогу.

Через 2 дня место расправы чудом обнаружил муж одной предпринимательницы - Любови Старицыной - и брат водителей-киргизов. Все стояли и рыдали, глядя на вмороженные в снег и в пол маршрутки родные лица. В Бурятии тогда было -40 градусов по Цельсию, и тела смогли отодрать от пола только через четверо суток в теплом боксе.

Вместе со всеми в поисках участвовал 22-летний Андрей Поличев, водитель точно такой же "иркутской" маршрутки Honda StepWagon. Он тоже молча стоял рядом с воющими родственниками, и вез их в Закаменск. Именно он и оказался главным убийцей.

Через сутки следователи задержали Андрея, а еще через день - соучастников убийства: брата Андрея Толю Поличева, а также его друга и дальнего родственника Ивана Туркина и мать Поличевых, Альбину.

 

Резня в салоне маршрутки

На допросах убийцы спокойно и в подробностях рассказали, как было дело. Андрей догнал на трассе микроавтобус и помигал ему фарами. Киргизы Жакыповы вышли из машины (в Бурятии все останавливаются - так принято). Старший брат сразу разрядил ружье в водителя, а вторым выстрелом пробил заднее стекло микроавтобуса и наповал сразил одну из пассажирок.

Оставшийся киргиз, вместо того чтобы прыгнуть за руль, перепугался и спрятался за спины визжащих женщин - и тогда старший Поличев "вдумчиво и спокойно" принялся резать жертв. Бежать никто не мог, поскольку возле дверей убийца поставил 17-летних подельников с двустволкой.

Добивали потерпевших уже под деревьями, отогнав микроавтобус подальше от дороги. Сначала преступники выволокли учительницу начальных классов Анну Михалеву, которая тоже была вынуждена приторговывать на рынке. Женщина зашевелилась и ее снова ударили ножом. Анна сказала: "Все, я уже умираю, не надо больше". Но убийцы не остановились, хотя учительница была на пятом месяце беременности.

Самую страшную смерть приняла Нурия Мингалеева: сильная, красивая, модельного роста женщина выскочила из салона и пыталась убежать, а потом - забраться на место водителя. Ее каждый раз догоняли и убивали, в общей сложности, трижды.

В спешке преступники даже не обыскали толком своих жертв. В конце концов, грабеж не был их главной целью и они готовились именно убивать. В пакете, который злоумышленники взяли с собой, лежало 70 тысяч рублей, а еще 180 тысяч рублей остались в машине.

Когда следователи спросили у подозреваемых, почему они это сделали, младшие убийцы только хныкали: "Андрей сказал". Зато старший Поличев обстоятельно ответил, что киргизы отбивали у него пассажиров: без них он зарабатывал до 50 тысяч в месяц, а теперь заработок упал до семи. А он машину взял в кредит, который тоже нужно было возвращать.

Впрочем, эксперты считают даже саму мотивацию совершенного зверства глупой. "Монополии на дорогу быть не может! - говорит консультант в сфере малого предпринимательства и торговли муниципального образования "Закаменский район" Галина Вторушина. - Совершивший зверское преступление предприниматель не понял сути конкуренции: вместо того чтобы привлекать пассажиров скидками или более вежливым обслуживанием, он просто пытался устранить конкурирующую фирму".

И, конечно, он ошибался в том, что сможет даже в случае успеха установить "монополию на дорогу": ведь едва на привлекательном участке рынка образуется вакантное место, сразу находится охотник занять его.

 

Убийцы и жертвы дружили семьями

Трудно поверить, что дикое преступление замыслили и осуществили жители маленького города, где все друг друга знают. Более того, сами убийцы дружили со своими жертвами семьями, а Альбина Поличева даже одно время работала на рынке у Жакыповых.

 

Теперь все изменилось и мать убийц лишь тихо ненавидят. "Вот этот гадюка. Не человек!" - тычет в фотографию тонкая, как нож, киргизка Наргиза, супруга единственного оставшегося в живых брата Жакыпова (сам он уехал на родину хоронить убитых родственников).

На снимке, опубликованном газетой, изображен дружеский пикник: среди "узкоглазых азиатов" - присевшая на корточки "русская толстуха". Это Альбина Поличева - мать арестованных, которую весь город единодушно травит, назначив главной виновницей произошедшего и без всяких улик.

В свое время Альбина работала на рынке в торговой палатке у Жакыповых, но потом соседи пожаловались, что ушлая продавщица продает из-под прилавка собственный товар, не платя при этом налоги.

Расстались женщины, если верить Наргизе, мирно. "Мы даже вычитать с нее не стали, решили, нам бог два раза даст", - говорит киргизка.

Даже после этого Жакыповы и Поличевы встречались, и вместе отмечали праздники. Но, видно, что-то русские все же затаили, потому что старший сын Андрей вскоре купил мини-вэн и стал обходить предпринимателей с наказом: "С киргизами не ездите".

Получается, что не Жакыповы перешли дорогу Поличеву, а Поличев пытался вклиниться на рынок. Завистливый мужчина даже подрезал киргизам шланги, а потом поджег машину.

Наконец, однажды он подослал к Жакыповым "потереть за перевозки" местных бандитов. Горожане говорят, что это мать Альбина жаловалась "смотрящему" по кличке Сына.

А весь город наблюдал эту грязную игру, причем часть пассажиров от возмущения принципиально ездили на перекладных - только бы не с Поличевым.

 

"Мелочные и жадные"

Но и совсем без работы "наш герой" не оставался, и его бизнес был вполне конкурентоспособным и рентабельным. Потому и не понятно, зачем ему понадобилось затевать такую резню. Доходы в последнее время действительно упали, но это коснулось всех - на дворе кризис.

"Мы же все с ним (Андреем) ездили, - говорят предприниматели, - все у него в машине спали, паспорта оставляли в косметичках. Как же он мог? Как?!"

Понять, как Андрей Поличев убивал женщин, которым подносил сумки и которых называл тетями ("Здрасть, теть Люда!" - обращался он к убитой потом Людмиле Поповой.) действительно невозможно.

Убийца не мог не знать и о той бедственной ситуации, в которой находятся семьи жертв. Например, Нурия Мингалеева работала в районной администрации, но ушла на рынок потому, что надо было лечить дочь, а в 1990-е годы зарплаты рядовых чиновников были маленькими.

"Ведь он же знал, как бьются мои девочки, - рыдает мать убитых сестер Анны Михалевой и Любови Старицыной Римма. - Знал, что Аня без мужа крутится с тремя детьми (овдовевшая учительница Анна Михалева, чтобы выжить, помогала закупать товар торговке Любе). Боже, да ведь мы на свадьбе у него были".

После смерти мужа Анна Михалева осталась одна с тремя детьми: 15-летним Гришей, а также Никитой и Алешей, которые ходят в детский сад. Чтобы выжить, многодетная мать помогала своей сестре-предпринимательнице Любови Старицыной: вечером в субботу отправлялась за 900 километров за товаром в Иркутск на рынок, а утром в понедельник уже стояла в школьном классе у доски.

"Поличевы вообще такие: мелочные, жадные, очень неприятные", - говорит директор одного из торговых центров Елена Кацюба.

Когда-то еще развозивший с пекарни хлеб Андрей обокрал ее предприятие на 20 тысяч рублей. Девочки-продавщицы буквально ревели: "Мы же отдали тебе деньги". А он наотрез отказывался признавать факт получения наличности.

Некоторые вспоминают историю со свадьбы Андрея, когда после торжества Альбина обзванивала гостей и спрашивала: "А сколько вы подарили?" При этом сам Поличев возил свою вторую тещу (мать второй, гражданской жены) Ларису Туркину в Улан-Удэ за деньги. Более того, именно ее сын Иван и стал третьим фигурантом, арестованным за убийство.

Преподаватели закаменской школы, где учились оба 17-летних пособника, уже месяц не могут понять, как школьники превратились в жестоких убийц.

Впрочем, с первого класса мальчики были неразлучны и, фактически, являются родственниками. Так, родная сестра Ивана родила главному убийце Андрею Поличеву сына (правда, отец его не признал). А собственная мать Вани живет с родным дядей Андрея и Толи Поличевых.

Но заправляла всеми семейными делами именно Альбина, пишет издание.

Милиционеры тоже не могут понять, чего не хватало в жизни Поличевым. Живут они в деревенской избе, но явно не бедно: за ворота выведено видеонаблюдение, а в доме есть телевизор и компьютер. "Чего только им не хватало?!" - всплескивает руками инспектор по делам несовершеннолетних.

Сама Альбина считает, что она просто дураков нарожала себе на шею. "Хоть бы один сын оказался дурак. А то - оба. Как жить?" - мается материнским горем старшая Поличева.

 

Ненациональная ненависть

Одной из убитых женщин-"челноков" была узбечка Мовжудахон Тусназарова. В Закаменске она вышла замуж за киргиза Сомата и стала зваться просто Машей - такой вот маленький интернационал. Теперь овдовевший Сомат сам воспитывает 2-летнего сына Абдулсами, который продолжает звать маму.

На столичных интернет-форумах половина откликов на эту историю будут из серии: "Русский молодец имеет в своей стране право на труд! Чурки: чемодан - вокзал - Бишкек!".

Однако в этнической Бурятии таких настроений нет в принципе. Никто не вспоминает о том, что приезжие киргизы якобы заняли место на рынке труда, которое могло бы кормить местных.

Обожают закаменцы и своих армян-предпринимателей, которые по просьбе мэра за копейки отремонтировавших городу гостиницу. В меню там теперь вместо бурятских национальных бууз (пельмени) - кер-у-сус и хинкали.

Одним словом, Бурятия - добрая и странная республика. Людей здесь до сих пор оценивают по человеческим качествам, а не по национальности, заключает газета.

А вот Поличевых люто ненавидят, и без всякой национальной примеси.

 

Мертвый моногород

Закаменск - это тупик. Дальше дороги нет: граница, а за ней - Монголия, куда местные ходят бить пушнину, а монгольские пограничники ловят их и выдают России.

В городе царит безработица, поэтому почти все дееспособное население - на "вахтах": на золотых приисках в Самарте, в "городе" или на добыче угля. Кто не хочет уезжать, тот спивается. Прямо по городским улицам ходят коровы, жующие полиэтиленовые пакеты из мусорных контейнеров.

Впрочем, когда-то все было иначе. В Закаменске работал Джидинский вольфрамовый комбинат, занимавший первое место по добыче вольфрама в Восточной Сибири. На въезде в город висел плакат "Во время Великой Отечественной войны каждый второй танк был легирован закаменским вольфрамом" (легированная сталь приобретает особые свойства).

Редкоземельный металл добывали шахтным и открытым способом, тут же стояла горнообогатительная фабрика, строительно-монтажное управление, завод ЖБИ и известковый комбинат. А совхоз "Закаменский" обеспечивал "шахтерскую столовку" продуктами.

Все рухнуло в 1996 году, когда "легла оборонка". Вольфрам оказался не нужен, а вместе с ним не нужен искусственно созданный, специально выстроенный под комбинат город на границе.

Пять тысяч человек - больше трети населения - в одночасье оказались на улице, пишет издание. Тогда в Закаменске настал маленький конец света: квартиры продавались за бесценок, теплосети размораживались, а больные умирали оттого, что у "скорой" не было бензина.

С тех пор люди в основном адаптировались: кто хотел работать, тот работает - пусть даже в Самарте. Однако закаменские власти все равно начинают биться в истерике, если только намекнуть, что нынешнее убийство предпринимателей связано с общим социально-экономическим бедствием.

"У нас в городе шесть аптек! - срывается на крик замглавы городской администрации Елена Симонова. - Два супермаркета! Три отделения банков!!! Скажите, было бы это все у нас, если бы мы до сих пор лежали в руинах?! Да, мы делаем ставку на самоорганизацию рабочих мест: негде работать - создай хлебопекарню или теплицу; и люди создают!"

Вот только весь город почему-то пользовался услугами двух маршруток, на которых регулярно за товаром в Иркутск выезжали и бывшие чиновники, и действующие учителя, кормящие многодетные семьи. Вряд ли такую ситуацию можно считать благополучной.

Жители бурятского Закаменска объявили войну бизнес-леди: ее сыновья истребили 7 человек из-за конкуренции

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях