Общество
6285

Между нами девочками

Она играет в театре, снимается в кино и музыкальных клипах, работает на телевидении, занимается бизнесом и, как идеальная мама, воспитывает сына

Она играет в театре, снимается в кино и музыкальных клипах, работает на телевидении, занимается бизнесом и, как идеальная мама, воспитывает сына

Она нежная и удивительная, как Зося Синицкая из «Золотого теленка». Как она выдерживает этот сумасшедший график? Как ей удается отбиваться от навязчивых поклонников? Она — это Дарима Лубсанова, актриса и диктор БГТРК, уроженка Баргузинской долины.

— А в Баргузине все такие красивые?

— Не знаю, но мне много раз говорили, что баргузинские девушки красивые.

— Наверное, потому что в Баргузине очень много кровей смешалось. Ты же из Баянгола? Говорят, в этой большой бурятской деревне семей двадцать имеют еврейские корни.

— Мой папа и его братья имеют роскошные кудри. Говорят, что действительно кто-то был в родове.

— Любишь разглядывать свое отражение в зеркале?

— Каждая девушка любит смотреться!

— Часами смотришься?

— (смеется) Издеваешься? Нет, посмотрю и, если хорошо выгляжу, довольна.

— Дарима, как ты стала актрисой?

— Случайно. Я окончила 10-й класс, когда к нам в Баргузин приехала комиссия из Бурдрамы. Папа сказал: иди, а мама не хотела.

— А в детстве кем мечтала стать?

— Балериной. Но не получилось, и стала драматической актрисой. Мама хотела, чтобы я стала врачом. А вот мой папа играл в народном театре и, наверное, его любовь к сцене нашла воплощение во мне. Теперь он всегда следит за мной, он мой самый строгий зритель.

А затем я пять лет училась в академии культуры у Джеммы Баторовой, Даримы Халматовой, Нелли Дугаржабон, Эржены и Саяна Жамбаловых. Мы стажировались в Москве и Санкт-Петербурге, ходили там по музеям и театрам. В 2001 году в Москве мы участвовали в постановке японского режиссера, в уличном карнавале. Вообще, будучи студентами, наш курс много ездил.

— А как получилось, что ты ушла из театра?

— В 2007 году я ушла из театра. Позже пошла работать на ТВ, стала вести новости на бурятском языке. Просто я поняла, что мне тесно в рамках театра. Было ощущение, что я еще не во всем себя реализовала и могу найти нечто новое. Меня тогда многие ругали и говорили: «Зачем? Куда?».

— Это был импульсивный поступок? Значит, ты способна на крутые перемены в жизни?

— Да, я способна. Два года я не работала на сцене, занималась бизнесом. Это были интенсивные поиски себя. Мои родители, конечно, меня всегда поддерживали. Они занимались с сыном, он практически вырос у них. Я ведь часто бываю в разъездах — в Монголии, Китае, Москве, Красноярске, ездила во Францию. Сейчас совмещаю театр, съемки в кино, телевидение, веду концерты и занимаюсь бизнесом.

— И умудряешься выглядеть красивой и стильной не только в студии и на сцене. Как все успеваешь?

— Особых секретов, как поддерживать себя в тонусе, у меня нет. Просто надо много ходить на свежем воздухе. Я люблю подниматься в горы в Баргузине, а здесь часто гуляю по городу.

— Сейчас ты не замужем?

— Я разведена.

— С Цынге Ломбоевым вы были одной из самых красивых пар не только в театре. Он один из самых талантливых и харизматичных актеров театра. Настоящий мачо и секс-символ. Почему ваш брак с ним распался?

— До сих пор это самый сложный вопрос для меня. Все меня об этом спрашивают. Но я не знаю ответа. Цынге — прекрасный актер и хороший человек, но, видимо, так должно было произойти.

— Дарима, а между вами никто не стоял? Соперник или соперница? Ведь в Бурдраме, как и в любом театре, все так переплетено.

— Может, мы опустим этот вопрос? Было много чего, я не хочу говорить об этом. Но все это, в том числе и мучительную процедуру развода, я пережила.

— В фильме «Эхо» вы вновь играли вместе с Цынге. Ты уютно себя чувствовала на съемках?

— Нормально, для меня это был первый опыт в кино и было очень интересно. Сейчас этот фильм отправили на кинофестиваль.

— А сейчас у тебя есть любимый мужчина?

— (смеется) Пусть это останется между нами девочками.

— Ну, конечно. Но, тем не менее, ты счастлива?

— Не знаю. Наверное, да.

— Хотя у тебя и было большое разочарование в жизни?

— Было. Ну и что? Пока еще рано делать окончательные выводы.

— Ну, хорошо. Как делишь время между профессиональной и личной жизнью?

— Вообще не делю. Они как-то плавно переплетаются между собой. Допустим, если у меня премьера, я прошу всех не трогать меня, и меня никто не трогает. И все меня теряют.

— Ты хорошая домохозяйка?

— «У меня так много фантазий быть домохозяйкой! Я догадываюсь, что я фантазерка...» — говорила Мэрилин Монро. Если у меня есть время, я могу все. Например, печь торты.

— Баргузинские буряты умеют делать превосходную молочную водку — архи. А ты умеешь?

— Конечно! Даже тройной перегонки — она совершенно прозрачная и с ароматом, который моментально бьет в нос.

— Пьется мягко, а потом незаметно валит с ног?

 — (смеется) Ну, если перепить! В детстве в летнике я слышала во сне звук потрескивающих поленьев, а потом просыпалась от аромата свежеиспеченного домашнего хлеба. Бабушка называет его «халашка». Кстати, бабушка, я и моя мама снимались в клипе Лудуба Очирова.

— А как тебе нравится проводить свободное время? В ресторанах или клубах? С близкими или одной?

— В последнее время мне нравится играть в бильярд.

— Ты доверяешь интуиции в жизни и в работе?

— В жизни доверяю. Хожу посоветоваться к астрологам, например, есть ли дорога, стоит ли ехать в таком-то направлении. И так далее.

— Какие из постановок, в которых ты участвовала, больше всего нравятся?

— Их не так много у меня на самом деле. Однако мне повезло, что я смогла поработать со всеми режиссерами, работающими в нашем театре. А первая моя роль — Нина Заречная в «Чайке» режиссера Сергея Бальжанова.

— У тебя не возникало конфликтов с режиссерами из-за этой самой «интуитивности»?

— Нет.

— Ну а если ты импровизируешь и не выдерживаешь заданный режиссером рисунок игры?

— Одинаково сыграть все равно не получается. Вмешиваются сиюминутное настроение, мысли, глубинная работа над образом. Наверное, каждый актер мечтает быть разным на сцене.

— Дарима, а какие роли еще мечтаешь сыграть?

— Мне всегда давали роли лирических героинь, сейчас я бы хотела попробовать себя в другом амплуа. Например, сейчас в спектакле «Гроза» Цао Юя у меня роль трагической героини. На сцене кипят натуральные шекспировские страсти! Приходите, посмотрите, как нам удается сыграть.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях