Борьба за выживание - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Борьба за выживание


2289

Усть-баргузинцы, не согласные с ужесточением правил рыбодобычи на Байкале, сорвали рейд рыбоохране

Усть-баргузинцы, не согласные с ужесточением правил рыбодобычи на Байкале, сорвали рейд рыбоохране. 50 человек преградили дорогу инспекторам, потребовав поворачивать назад

Каждый год промысловый сезон на Байкале рыбаки сравнивают с борьбой за выживание. Запретительных мер в Баргузинском районе, где 90 процентов рыбалки сосредоточено на территории Забайкальского национального парка, все больше и больше. Сокращение квот, километража сетей, трудная процедура их выбивания в кабинетах власти — преграды нарастают как снежный ком. По словам местных жителей, они мешают зарабатывать, развивать бизнес и думать о завтрашнем дне.

Каждую зиму рыболовецкие предприятия получали разрешение на вылов омуля по четыре километра сетей в Чивыркуйском и Баргузинском заливах. В этом году многие рыбаки остались без работы — рыбалка в Чивыркуе запрещена.

В 2008 году Виктор Молчанов из Курбулика создал свое ИП. Предприниматель в прошлом году освоил две тонны омуля, заплатил налоги. Но в этом году его новое предприятие простаивает, разрешение не дали даже на лов частиковых видов рыб. Его семья, в которой пятеро малолетних детей, вынуждена жить на детское пособие.

Без работы остались десятки других рыбаков из Адамово, Макаринино, для которых рыбалка — единственный способ выжить. Запрету удивляются даже сотрудники национального парка, районные власти, которым остается только гадать об истинных причинах такого вето. На рыбохозяйственный совет двери району закрыты. Ни вновь избранный глава Баргузинского района Михаил Вылков, ни директор нацпарка Владимир Мельников не могут объяснить, почему их вывели из состава этого органа, принимающего столь судьбоносные решения для людей, живущих у Байкала. Руководители шести рыболовецких предприятий, для которых рыбалка становится борьбой за выживание, 22 января встретились с главой района Михаилом Вылковым. Через нашу газету они обращаются к президенту Вячеславу Наговицыну и просят его о встрече, надеясь, что их голоса наконец-то будут услышаны.

 

«Народ на что толкают?»

Усть-баргузинские рыбаки, уставшие от запретов, устроили на прошлой неделе демарш. 50 человек на 20 машинах преградили путь рыбоохране и по-свойски попросили их: «Мужики, езжайте домой». Рейд был сорван. Повернула назад и опер­группа, выехавшая с проверками на Баргузинский залив.

— Получается, что рыбоохране работать не дали. Такие штрафы сейчас. Конец сетей стоит 1,5 тысячи. Мужик их кое-как собрал, а у него отобрали последние. А люди, значит, должны идти на улицу, воровать, грабить. Народ на что толкают? — говорит Александр Корнеев, руководитель ООО «Рыбообъединение «Байкал».

Этот инцидент, по словам местных жителей, показал, что людей поставили в безвыходное положение. Таким способом, пусть и демонстративным, они просят обратить на них внимание, хотя и понимают, что могут накликать на себя беду.

— Собрались люди, у которых вообще никаких прав нет. Мы хотя бы в бригаде. А они? Народ у нас до того озлобленный, что готов идти на крайние меры, за свое бороться, — говорит бригадир Николай Падзик.

Глава района Михаил Вылков видит проблему в том, что организацией добычи рыбы на Байкале для населения никто не занимается. Лицензионный лов давно отменен. С каждым годом квоты для промысловиков на вылов рыбы снижаются. Не секрет, что рыбакам приходится растягивать «удовольствие», где-то и занижая объем улова.

В этом году предприятия получили разрешение лишь на три месяца в размере 50 процентов от объема выловленного в 2009 году. Сегодня многие работают «в темную», не зная, как планировать свою деятельность.

— Есть федеральный закон: квота дается на срок от 5 до 10 лет. Предприятие должно работать на будущее, брать кредиты. Да какие кредиты! Мы правительство уговариваем: дайте, пожалуйста! А они нам: нате вам 50 процентов. А завтра могут и вообще не дать. О каком развитии идет речь? — недоумевает Семен Дергачев, руководитель рыболовецкого колхоза «Байкалец».

Теоретически предприятия, справившиеся с планом, могут получить дополнительный лимит. Однако об оперативности решения этого вопроса в Минсельхозе остается только мечтать.

— Пока мы десять дней хлопотали, нам все же дали десять дополнительных тонн, но рыба отошла. Все ловили, а мы сидели и только на нее смотрели. В итоге у нас недолов получился, — говорит Семен Дергачев. — А если мы не поймали, люди у нас голодные.

 

Куда наука смотрит?

Баргузинский промысловый район по добыче рыбы в республике один из первых. В 2009 году восемь предприятий дали 810 тонн рыбы, львиная доля которой осталась в республике. Отчислено налогов на сумму 2,8 млн. рублей. Предприятия поставляют продукцию на сельскохозяйственные рынки, занимаются благотворительностью.

Однако к мнению предпринимателей, районных властей никто не прислушивается. Рыбаки считают, что распределение квот должно происходить в районе, где знают, на что способно каждое предприятие. Тогда этот процесс будет прозрачным и упорядоченным. Сейчас же рыбаки уверены, что наука вводит всех в заблуждение.

Зачастую разрешения выдают непродуманно, к примеру, в одном озере разрешают ловить окунь и запрещают щуку.

— Куда наука смотрит? Почему не дают отлавливать плотву, окуня, его очень много. Мы не претендуем на сига. А если попадет в сети щука, то всё, ты браконьер. Наука всех вводит в заблуждение. Это же вредительство, — говорит Александр Бельков, руководитель ПО «Баргузинский промысловик».

Наложен запрет в Чивыркуе и на лов частиковых видов рыб сетями. Сейчас Байкальский филиал ФГУП «Госрыбцентр» с 20 января по 1 апреля уже не возражает против использования сетей для вылова частиковых видов рыб в местности Черемша.

— В прошлом году еще бывший руководитель Палубис давал заключение о том, что в Чивыркуйском заливе лов сетями вообще запрещен. Сейчас вот другой уже руководитель дает ответ, что вроде бы можно, — разводит руками Владимир Мельников.

На территории национального парка по Закону «Об особых охраняемых зонах» промышленный лов запрещен, но разрешено традиционное природопользование. Нацпарк должен устанавливать места и порядок лова, а местная власть — объемы. Руководитель национального парка Владимир Мельников также согласен, что квоты они должны распределять сами вместе с администрацией района.

— Раз у нас особая зона, то все распределение мы должны делать здесь вместе с администрацией района. Если кто-то постоянно нарушает закон, мы поставим вопрос о том, чтобы на будущее квоты не давать. К сожалению, наше мнение не учитывают, — говорит Мельников.

Читать далее

Другая сторона профессии