Общество
5058

«Я приложу все усилия, чтобы сохранить дело моего мужа для наших детей»

Другую сторону медали открыла Елена Жидовецкая

Сын Владимир во всем поддерживает Елену Жидовецкую и продолжает вместе с ней отцовский бизнес

Три статьи, множество комментариев, бесконечное количество упреков и обвинений в сторону жены крупного бизнесмена Евгения Жидовецкого. «Каннибализм», «жена против мужа», «дети против матери»… красивые громкие слова. Но скрывается ли за ними правда?

Первая публикация на эту тему появилась в улан-удэнской прессе в мае 2016 года, но до сегодняшнего дня никто так и не удосужился взглянуть на ситуацию со стороны супруги. Елена Валерьевна Жидовецкая рассказала нам, как все было на самом деле.

- Что вы думаете о том, что пишут о вас в прессе?

- Вся эта суматоха в прессе для меня большой шок и очередное разочарование в наших СМИ. Перевернуть все с ног на голову, не разбираясь даже,  кто есть кто. Упоминания в статьях о том, что мой сын якобы судится со мной, - это просто смешно. Сыновья единственные, кто поддержал меня во всем этом кошмаре. Да, были иски со стороны Владимира Евгеньевича Жидовецого, но это не мой сын, а свёкр. Журналисты даже не потрудились выяснить, от кого именно был иск, а статья уже в печати. К разочарованию «злых языков», скажу также, что, мы с Евгением не собирались разводиться на почве иска к Александру Сонину. Данный иск был инициирован мной, чтобы вернуть акции в нашу совместную с Евгением собственность, он полностью поддерживал этот шаг.

- Скажите, с чего началась вся эта затянувшаяся тяжба.

- Черная полоса в нашей семье началась давно, с тех пор, как мы узнали о болезни Жени. Опять же, ссылаясь на вышедшие ранее статьи о «каннибализме», могу честно сказать, что «есть» имущество моего мужа никто не начинал. Наоборот, мы активно боролись с его болезнью и до последнего верили, что она отступит. О разделе имущества и речи быть не могло. Два года борьбы не смогли спасти Женю, и в ноябре 2015 года его не стало. Для меня и наших детей он был опорой. За тридцать лет совместной жизни мы с ним вросли друг в друга. Для меня его смерть стала большой трагедией. Я была эмоционально опустошена и события, которые произошли после его смерти, никак не могла осознать. Мне до сих пор трудно поверить в то, как в одночасье от меня отвернулись родственники Жени, с которыми до этого у нас не было конфликтов.

- Как вы узнали о намерениях родных Евгения побороться за право управлять бизнесом вашего мужа?

- Через месяц после смерти Жени я приехала на предприятие, чтобы узнать текущее состояние дел. На просьбу показать документы Светлана Симоненко, которая являлась заместителем генерального директора, ответила мне категорическим отказом. Обосновывая это тем, что она не может предоставить доступ к бумагам без согласия сестры Евгения Натальи Жуковой. В этот момент я поняла, что против меня решили действовать родственники моего покойного мужа.

- Как дальше развивались действия?

- Дальше все начало развиваться еще стремительнее. В соответствии с ГК РФ для управления предприятиями после смерти гендиректора необходимо введение доверительного управления. В связи с этим в декабре мы пригласили  родственников Жени к нотариусу. Но они отказались обсуждать кандидатуру и предъявили три договора, в которых якобы Женя заключает соглашение со своим братом Николаем о передаче ему в безвозмездное пользование имущество и помещения, принадлежащие моему мужу и мне. Я сразу поняла, что Женина подпись на них поддельная, что и было впоследствии подтверждено экспертизой. Несмотря на то что в суде данные договора были признаны недействительными, родственники не отступали от борьбы за имущество и в течение трех месяцев со смерти Жени не пускали меня на предприятие без законных на то оснований.

- Как на сегодняшний день обстоят дела на вашем предприятии?

- Вопреки всем препятствиям со стороны родственников, собрание все же состоялось, и по истечении некоторого времени я была назначена генеральным директором. Но и тут все оказалось не так просто. Бывшие работники автоцентра Светлана Симоненко и Ольга Токарева(юрист), используя документы, которые не подписывал мой супруг, расторгли договор аренды земельного участка, на котором находятся здания автоцентра, и разделили забором ремонтные мастерские. Тем самым нарушили производственный процесс, который нарабатывался годами.

Говорят, что трудности либо обтесывают людей, либо ломают их. Трудности, с которыми мне пришлось столкнуться, сделали меня сильнее, я не намерена сдаваться. Более того, благодаря всем этим испытаниям стало ясно, кто есть кто. Я приложу все усилия, чтобы сохранить дело моего мужа для наших детей.

Автор: Анастасия Аюшеева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях