Главное Популярное Все Моя лента

Как приручить монстра во сне и в каком мультике скрыта взрослая философия

Ольга Михалева
2432

Фото: Юлия Плеханова

Театральная пара Владимир Барташевич и Анастасия Турушева сняли маски перед корреспондентом infpol.ru

Артисты  Государственного Русского драматического  театра Анастасия Турушева (А) и Владимир Барташевич (В) вместе уже восемь лет.  Однако не каждый знает, каково это – быть всегда рядом: на сцене и дома. Где заканчивается театр и начинается обычная жизнь, и как профессиональные навыки помогают в экстремальных ситуациях, ребята рассказали корреспонденту (К) infpol.ru в эксклюзивном интервью.

От школьной любви до любви к театру

К: Расскажите о себе. Откуда вы, где вы учились и чем занимались до того, как стали артистами?

В: Я родился, вырос и окончил школу в городе Самарканде Республики Узбекистан. Театр меня вообще не интересовал,  я его даже ненавидел, потому что это было невозможно скучно, когда нас водили всем классом на «Грозу» Островского в театр имени Чехова. Я светил лазерной указкой артистам в глаза, но мне это вернулось. Когда я играл на сцене, мне тоже светили в глаза. И сейчас я понимаю, как это неприятно, когда ты стоишь на сцене и тебе мешают работать.

А: Я родилась в Улан-Удэ. С детства бабушка водила нас в театр, и  с тех времен я помню всю нашу труппу, но никогда не думала, что буду стоять рядом с этими прекрасными людьми.

К: О чем вы мечтали в детстве, кем хотели стать?

В: В детстве я занимался спортом: таэквондо, плаванием, фехтованием, большим теннисом. А мечтал я быть переводчиком. На выпускном из начальной школы  мы делали рисунки на плакате на тему «Кто кем хочет стать», и я на этом плакате был переводчиком.

А: В детстве мне нравилось танцевать, шить и вязать. Я делала коллекции для кукол. Где-то в 12 лет я пошла в театральную студию, и уже там все закрутилось. Мой папа мечтал о мальчике и прививал мне военное  детство: дарил машинки, танки, паровоз, рельсы, хотя они с мамой в детстве играли в кукольной театральной студии в районе Батарейки.  В доме у нас были портреты, на одном из них сидела мама, и было подписано «Артистка Левинцева». И я думала: «Вау! Моя мама артистка!». После школы я решила поступать в академию культуры и искусств на актрису, меня очень порадовало, что там нет математики. А потом от друзей я услышала, что Анатолий Борисович Баскаков набирает ребят в Молодежный художественный театр.

Фото: Юлия Плеханова

К: Как вы познакомились?

В: Мы встретились, будучи студентами ВСГАКиИ, но моему поступлению в академию и встрече с Настей предшествовало целое приключение. Тогда  я следовал за другой своей любовью. В школе я влюбился в одноклассницу Таньку Самигуллину, которая уезжала в Москву, и я хотел ехать за ней. Был такой Русский центр, который сотрудничал с российским посольством, туда можно было подать документы и поступить в любой вуз России. Нужно было выбрать либо город, либо специальность. Я, естественно, выбрал Москву и поступал  в Институт русского языка и литературы. Там был конкурс 50 человек на место, а мне, наоборот  показалось, что на 50 мест один человек.  И я думал, что попасть туда не составит труда. Однако там был перенабор, по итогам которого нам надо было написать тесты.  Чтобы писать тест, я без денег уехал в Ташкент, весь день искал Министерство образования Узбекистана, кое-как нашел, пришел последним и подал документы. Тесты мы писали через неделю, и по баллам я шел вторым, то есть был за чертой.  Я уже хотел уезжать, но ребята, с которыми я познакомился, задержали меня. Я прождал часа 3 - 4 , после чего вышел дяденька и назвал мою фамилию. Однако он сообщил мне, что выбрать нужно другой вуз, а не тот, в который я хотел поступить изначально. И, поскольку в школе я работал на радио, подумал, что буду каким-нибудь звукооператором. Потом я получил письмо, в котором было написано: «ВСГАКиИ». А в каком городе это находится, в письме написано не было. В интернете я посмотрел, что ВСГАКиИ находится в  Улан-Удэ, и подумал: из российского города через 5 - 6 тысяч километров до Москвы к Танюхе будет добраться проще. В 2004 году все это делалось для Танюхи, но расстояние и время сделали свое дело: в 2008 году я начал встречаться с Настей и вместе мы уже 8 лет.

К: Каково быть вместе на работе и вне работы? Устаете ли вы друг от друга? Если да, то как отдыхаете?

В: Конечно, это тяжело проводить вместе целый день в течение нескольких лет. Мы хотим расстрелять друг друга – съездить на пейнтбол в ближайшее время, чтобы развеяться. А вообще я хожу гулять с друзьями в кафе или в караоке. Но вот, когда уезжаешь в Москву на обучение, проекты или фестивали, то через некоторое время начинаешь скучать по своей половинке.

А: Мы никогда не обижаемся, если один из нас решил пойти погулять отдельно от другого, хоть и компания друзей общая.

Недетские мультики и полеты на велосипеде

К: Какое совместное времяпрепровождение вне работы лучше всего (может быть, вы вместе готовите или гуляете в парках)? Вы ходите в кино?

В: Да, мы ходим вместе в кино. Настя эксперт по мультикам. Иногда она заставляет меня их смотреть, я упираюсь, а потом соглашаюсь, и уже через 15 минут я весь в мультике и он мне безумно нравится.

А: Самый любимый мой мультик – это «Кунг-фу  Панда». Атмосфера философии Китая – это для меня нечто! Моя любимая фраза из этого мультика звучит так: «Прошлое забыто, будущее закрыто, настоящее даровано». В этом произведении для детей такая взрослая философия,  так что для меня это не детский мультик. Я рекомендую к просмотру все его части.

В: А мой самый любимый мультик «Как приручить дракона».

Фото: Юлия Плеханова

К: Расскажите каждый о своем хобби.

В: Я катаюсь на велосипеде. Люблю агрессивный вид катания по кочкам и горкам. И перед поездкой в Москву на фестиваль-школу  «Территория», я мчался вниз по улице Димитрова, а там перекопали дорогу и бросили новый швеллер на тротуар так, что его не было видно. И я летел ночью с горочки со скоростью километров 30, шлепнулся об него и пролетел до следующего дома. Я бросил ветки, чтобы как-то отметить это опасное место. На следующий день мы посчитали расстояние, которое я пролетел, оказалось - 9 метров.  Через неделю я пошел к врачу и узнал, что у меня сломано два ребра. На «Территории» различные движения мне не очень давались. После этого случая у меня появился страх, мне стали сниться сны о том, что мой велосипед взлетает. Вообще сны - это моя вторая реальность. Я увлекаюсь осознанными сновидениями – когда ты контролируешь себя во сне. Для этого нужно вести дневник снов, как можно чаще ловить себя на мысли, когда ты бодрствуешь, что ты не спишь. И объяснить, почему ты не спишь. А потом во сне, когда возникнет нестандартная ситуация,  например,  монстр  бежит на тебя, задать себе вопрос «Я сплю или нет?» и понять, что монстров в жизни не может быть. И тут, когда ты себя осознаешь, можешь делать все, что хочешь: победить монстра или приручить, или вообще забить на него и заняться своими делами.

А: Я люблю вязать. Я не профессионал, а только учусь. Первый свитер, который я связала Вовке, немного не вписывается в стандарты, но он его носит.

В: Настя очень классно вяжет, она связала два свитера для спектакля «Таланты и поклонники» и один – на «Осенний марафон», два шарфа для «Дороги на Хохотуй».

У нас нет Дня рождения

К: Есть ли у вас любимый праздник? Может быть, ваша личная дата, а не календарная.  И как вы ее отмечаете?

В: Не знаю, можно ли это считать праздником, но, когда я просыпаюсь, очень радуюсь тому, что проснулся. Я здоров, но в последнее время уже много лет радуюсь пробуждению.

А: Вовка сейчас фыркнет, но для меня на первом месте день рождения любимого человека, моего мужчины.

В: Мой день рождения, что ли, твой любимый праздник? А! У меня же тоже есть любимая дата: у меня мама родилась 17 декабря и у Насти день рождения 17 декабря. Вот 17 декабря я люблю!

К: Вы как-то по-особенному отмечаете эти даты?

А: У нас нет дня рождения - ни у меня, ни у Вовы, потому что эти даты выпадают на период жесткой нагрузки, когда в театре новогодняя кампания. Празднование проходит примерно так: во время обеденного перерыва мы быстренько забегаем за кулисы и кушаем салатик в кругу коллег.

В: У меня день рождения 10 января, и я эту дату не любил, потому что в школе примерно в этот день заканчивались новогодние каникулы, а сегодня 10 января – для нас это последний день новогодней кампании, когда отыграно 65 сказок за две недели, ты выжат как лимон и еще отмечать надо… Но Новый год мы отмечаем в кругу друзей.

Фото: Юлия Плеханова

К: Ваши друзья – это исключительно коллеги по цеху или не только?

А: В основном это коллеги по цеху. Но есть у меня очень близкая подруга, которая занимается изготовлением тортов. И когда мы с ней встречаемся, она буквально заваливает меня сладостями, угощает, и мы с ней болтаем. Она – человек, приближенный к театру, ходит на все наши премьеры.

К: Мы все больше в нашей беседе переходим к теме театра. Пользуетесь ли вы актерскими навыками в повседневной жизни? Как они помогают вам?

В: Театр заканчивается, когда выходишь на аплодисменты. После этого начинается обычая жизнь. Перед спектаклем ты включаешься, после выключаешься. Но однажды мне пришлось воспользоваться актерскими навыками в экстремальной ситуации. Когда я учился на первом курсе, произошел конфликт с какими-то пьяными людьми, которых было больше, чем нас. И когда они меня прижали, я в панике подумал, что что-то надо делать. Мой страх подсказал, что нужно что-то сыграть, и я полез в карман за воображаемым пистолетом с криком «Я сейчас вас всех застрелю!», пошел на них, они поверили и начали отступать. И пока они соображали своими пьяными умами, на самом ли деле я планирую их убить, я быстренько драпанул от них.

Фото: Сергей Примаков

Спасибо, мама

К: Ваши близкие считают, что это достаточно тяжело, когда вы оба артисты и большая часть вашей жизни проходит в театре. Есть ли среди них те, кто не согласен с вашим профессиональным выбором?

А: С моим профессиональным выбором все согласны. Даже когда мы с Вовой собирались на это интервью, я думала про маму. Потому что мамам приятно видеть детей интересными и востребованными. Мама хранит маленькую вырезку из газеты, где написали про нее, представляете, как она радуется сейчас, что про ее дочку пишут не одну статью!

В: К сожалению, моя мама не очень близка к интернету, но я стараюсь ей что-то отсылать, чтобы показать, что мы делаем. Мама, наверное, очень рада, что я вырос артистом, а не бандитом каким-нибудь, потому что я был трудным ребенком. Мама у меня просто волшебный и очень сильный человек, который многое пережил и многое мне дал.

К: Родители критикуют вашу работу? А вы друг друга? 

В: Мама сейчас находится в Питере и не имеет возможности видеть меня на сцене. Но скоро мы поедем туда и узнаем ее оценку. Друг друга мы критикуем, а точнее, подсказываем. Но вообще главные критики для меня зритель и худрук Сергей Левицкий.

А: Мама всегда говорит: «Все хорошо, все получилось, ты самая красивая!». Поэтому зритель и руководитель остаются главными критиками.

К: Возникает ли ревность к другим актерам противоположного пола? Были ли какие-нибудь каверзные случаи?

В: Только в студенчестве, когда мы играли в спектакле «Диспут» в Молодежном театре. В одной из сцен Настя была полностью раздета, и я следил за всем курсом, чтобы никто не смотрел. Я очень ревновал, стоял за кулисами и смотрел на сцену. А сейчас такого нет, я повзрослел и понимаю, что это глупости. Вообще в «Молодежке» мы выросли и многому научились. И я всегда говорю, что это моя театральная родина.

Фото: Сергей Примаков

С моей позной все нормально

К: Узнают ли вас на улицах?

А: Меня нет.

В: После главной роли в фильме «Буузы» некоторые люди на улице кричат мне вслед: «Слышь, буузы!»,  даже когда я еду на велосипеде, отвлекают меня, создавая опасные ситуации. Некоторые люди спрашивают, как моя позная? Но нельзя же быть такими доверчивыми и воспринимать сюжет фильма за чистую монету! Иногда я отшучиваюсь и говорю, что все нормально с позной. А когда я говорю, что это придуманная история, люди в это не верят, я сильно удивляюсь их наивности. Что же с ними происходит после просмотра «Терминатора»?

К: Про какую роль вы скажете: «Жаль, не моя!» или «Я бы сыграл(а) лучше».

А: Я в такие моменты думаю о мужских ролях. Я очень завидую мужчинам, например Гамлету. Мужские вариации ролей – это просто восторг, нам же, женщинам, все время выпадают страдания. Эти страдания иногда прибавляют головную боль. Особенно когда играешь «Преступление и наказание» 12 раз подряд, это переходит в головную боль, все трясется и приходится пить таблетки на ночь.

В: Если говорить об актерах Русского драмтеатра, то мы больше радуемся за коллег по цеху. Мы не завидуем, но иногда подсказываем друг другу.

К: Вам поступали предложения от других театров?

В: Мне поступали предложения из Питера и Москвы. Было бы очень здорово сыграть в театре Вахтангова или в Гоголь-центре, или в Театре наций, но сейчас своими планами и идеями меня держит Левицкий. До его прихода мы сидели на чемоданах, а сейчас появилась возможность развивать театр в Улан-Удэ и в Бурятии в целом и заявить о городе на всю театральную Россию, что в принципе мы уже сделали.

А:  Большинство молодых артистов тогда сидели на чемоданах. А сейчас от художественного руководителя получаем то, чего не получали раньше ни от кого. Мы развиваемся и находимся в счастье.

Фото: Сергей Примаков

К: Если один из вас примет решение сменить род своей деятельности, что скажет второй?

Вместе: Пожалуйста! Надо уважать выбор друг друга.

К: Какой совет вы дадите парам, работающим вместе, чтобы не уставать друг от друга?

В: Любите и уважайте друг друга. Мы же друг другу не принадлежим, хоть и будем всю жизнь вместе, но мы не вещи, поэтому нужно давать друг другу свободу.

Читать далее