Байкал
2681

Бурятию хотят экономически «привязать» к Дальнему Востоку

В Минэкономразвития разработали концепцию стратегии пространственного развития России

Фото: panoramio.com

Минэкономразвития страны занялось вопросами пространственного развития страны и уже разработало проект соответствующей концепции, сообщает «Life». Федеральное ведомство предлагает структурировать регионы, исходя из их экономической специализации и наличия социально-экономических проблем, подразумевающих дополнительные дотации. Если документ одобрят,  первые изменения вступят в силу уже в 2020 году.

Разделяй и властвуй

По экономической специализации субъекты страны разделили на пять групп. Так, постиндустриальные специализируются на высокотехнологичных производствах и рыночных и образовательных услугах.  Индустриально-диверсифицированные ориентированы на производство  продукции обрабатывающей отрасли промышленности. Аграрно-индустриальные и аграрно-полисервисные заняты в основном в аграрно-промышленном комплексе. Между ними есть разница: в субъектах первого типа присутствуют отдельные отрасли обрабатывающей промышленности, второй тип оказывает рыночные услуги.

Пятая группа, выделяемая в концепции Минэкономразвития, специализируется на добыче и переработке полезных ископаемых и носит название энергоресурсной.

К индустриальным регионам, по мнению профессора кафедры экономики и финансов общественного сектора Института государственной службы и управления РАНХиГС  Людмилы Прониной, можно отнести Москву, Санкт-Петербург, Ленинградскую и Московскую области. К индустриально-диверсифицированным – Дальний Восток, Ростовскую  область и  Красноярский край. А энергоресурсные регионы –  это Тюменская область, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, а также Якутия.

«Говорить пока рано»

В концепции стратегии пространственного развития (СПР) также предполагается выделение регионов, которым требуется дополнительная федеральная финансовая поддержка. Их отличительные черты – системные социально-экономические проблемы и отсутствие устойчивых тенденций к позитивному изменению. Учитываются такие критерии, как безработица, уровень доходов населения, активность хозяйствующих субъектов и частных инвесторов, а также  реальная бюджетная обеспеченность за счёт региональных доходов.

Заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС Владимир Климанов отмечает: применение классификаций и типологий в вопросах государственного управления весьма ограничено.

- С одной стороны, типология создаётся для научных целей – построения прогнозов и предположений, с другой – для государственного управления. В этой сфере применение типологий весьма ограничено: там гибкие признаки, плавающие границы, переходные типы и тому подобное, – подчёркивает он.

Климанов напомнил о другом принципе деления субъектов – в зависимости от получения ими дотаций.

- В этой связи к регионам применяются разные требования в рамках бюджетных правоотношений, – поясняет  эксперт. – Как будет действовать деление в этот раз, говорить пока рано. Всё-таки проект концепции стратегии пространственного развития России – это только проект. Только после его обсуждения мы сможем получить более полную картину, как всё это будет работать.

Объединяй и распределяй

Концепция СПР также предполагает деление России на макрорегионы. Они будут включать в себя два и более субъекта, для которых обозначат отдельные направления социально-экономического развития. При этом регионы должны находиться по соседству,  иметь возможность создания общей инфраструктуры и взаимодополнять друг друга в  вопросах развития производства, пишет «Life».

Макрорегионы, согласно документу, будут формироваться в три этапа. Первый – среднесрочный –  должен завершиться в 2020 году.

- В этот период предлагается создать четыре макрорегиона –  Столичный (Москва и Московская область), Дальний Восток и Байкальский регион (все субъекты в составе Дальневосточного федерального округа, Бурятия, Забайкальский край и Иркутская область), Северо-Западный (все регионы Северо-Западного федерального округа) и Азово-Черноморский (Севастополь, Крым, Ростовская область, Краснодарский край и Адыгея), – отмечает издание.

По словам Людмилы Прониной, идея эта не нова.

- Она положена в федеральный закон «О стратегическом планировании». Другое дело, каким образом произошла группировка, эффективно или нет. Тут нужно смотреть критерии, по которым Минэкономразвития всё это формировало, – отмечает она. – На первый взгляд,  всё более-менее соответствует действительности и законодательству. Вот, например, Москва и Московская область – всё уже давно реализуется, они и так фактически вместе. С Дальневосточным макрорегионом тоже понятно – его и так развивают. А вот южный вызывает некоторые сомнения. Ростовская область и Краснодарский край – регионы с хорошим налоговым потенциалом, хорошо развитые. Но туда же включается Севастополь и Адыгея. В Севастополе  нужно проводить много различных реформ и преобразований, туда ушло много бюджетных трансфертов, но сам он пока не развивается. Адыгея – глубоко дотационный регион, там низкая бюджетная обеспеченность, низкий бюджетный потенциал. Поэтому получается, что в этом макрорегионе одни субъекты будут жить за счёт других. 

В более долгосрочной перспективе (до 2030 года) планируется сформировать ещё пять макрорегионов – Волжский (Нижегородская, Ульяновская, Самарская, Саратовская, Волгоградская области, Татарстан и Чувашия), Уральский (Пермский край, Свердловская, Челябинская и Оренбургская области, Башкирия и Удмуртия), Западно-Сибирский (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа и Тюменская область), Южно-Сибирский (Томская, Новосибирская и Кемеровская области, Алтайский край и Республика Алтай) и Восточный(Центрально)-Сибирский (Красноярский край, Хакасия и Тыва).

Остальные российские субъекты объединят лишь к 2040-2050 годам. В концепции отмечается, что формирование макрорегионов будет способствовать «увеличению числа центров роста», повысит конкурентоспособность России и обеспечит её многополярное развитие.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский высказывает опасение, что концепция в конечном итоге может оказаться «мёртвой».

- Впишется ли она в реализацию федеральных программ по распределению бюджетных средств – не вполне очевидно, – считает он. – Это далеко не первый опыт: например, разрабатывалась стратегия экономического развития федеральных округов, которая ничем не завершилась, поскольку она либо была не доработана, либо не работала при принятии решений федеральными властями. О ней, по большому счёту, уже успели забыть. С другой стороны, сейчас это всего лишь концепция, а не руководство к действию. Где-то на неё будут обращать внимание, а где-то нет. Риск, что она станет сугубо формальным мёртвым документом, очень большой, поскольку это уже произошло с другими аналогичными документами.

Бедное объединяется с нищим

Напомним, в прошлом году в Сети активно обсуждалось «присоединение»  Бурятии к Иркутской области. А в начале августа заместитель гендиректора фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Михаил Полковов сообщил о возможном «отделении» Бурятии и Забайкалья от Сибири. О необходимости укрупнения российских регионов минувшей весной заявляла и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко.

В конце августа в Интернете появилась петиция о «слиянии» Бурятии с Забайкальем и Приангарьем. Её автор – скандально известный в республике общественник Евгений Буянин – уверен, что, объединившись, три байкальских региона смогут более эффективно развиваться и совместно отстаивать свои интересы на федеральном уровне.

- Такая идея у меня появилась давно. Я вижу, что экономика в Бурятии не развита, нет газа, высокие цены на электроэнергию. У нас проживает менее миллиона человек, а штат чиновников непомерно раздут. Объединение поможет нам улучшить жизнь в республике, – заявил Буянин infpol.ru.

Инициативу на данный момент поддержало 130 человек. Среди них – улан-удэнцы, читинцы и иркутяне. Люди, выступившие «за» создание Байкальской республики, отмечают, что это «логично» и «исторически верно» и что объединение трёх субъектов принесёт «больше пользы, чем вреда».  

Между тем, по мнению экспертов, предложение общественника о «слиянии» байкальских регионов не выдерживает никакой критики.

-  Идея объединения Бурятии, Забайкалья и Иркутской области сама по себе дурная. Бурятия и Забайкальский край – два депрессивных субъекта. И с экономической точки зрения для этого  нет основных предпосылок – бедное объединяется с нищим, – заявил в интервью ИА «Regnum» известный политолог из Бурятии  Алексей Михалёв. –  Во-вторых, здесь затрагивается очень важный вопрос. Как говорил Владимир Ленин – о праве наций на самоопределение. Если объединение произойдёт, Бурятия потеряет своё лицо, национальную государственность. Это в принципе плохо и для федеративного устройства, и для дальнейшего будущего сибирского региона в целом.

По мнению политолога Анатолия Савостина, идея создания Байкальской республики связана с предстоящими выборами.

- Кто-то хочет просто попиариться на этой теме. Всерьёз рассуждать об этой инициативе не стоит:  регионы слишком разные, управленческого смысла в таком объединении нет, – считает он.

Коллег поддерживал и завкафедрой политологии и социологии Бурятского государственного университета Эрдэм Дагбаев. По его мнению, подобные идеи выгодны, прежде всего, самим авторам. К слову, недавно идею создания Байкальской республики подняли в эфире программы «Правда» на телеканале ОТР

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях