Сергей Шапхаев: «Это будет как цунами»
Главное Популярное Все
Войти

Сергей Шапхаев: «Это будет как цунами»

Фото: blogspot.com

Монгольские ГЭС могут «стереть» сёла и города в Бурятии с лица земли

Четыре года назад стало известно о намерениях Монголии создать собственные ГЭС. Тогда Всемирный банк выразил готовность профинансировать проект МИНИС по развитию инфраструктуры горнорудной промышленности. Речь шла как минимум о двух гидроэлектростанциях – на самой Селенге и на её притоке – реке Орхон. Таким образом монголы планировали решить проблему энергодефицита.

В 2013 году появился еще один проект – на реке Эгийн-Гол, который обещал поддержать Китай. Монголия по какой-то причине предпочла не сообщать о нём России, хотя подобного рода договорённости существуют между странами с начала 2000-х. Но что строительство объекта (который, к слову, считается одним из самых опасных) стартовало, в соседнем государстве не отрицали.

В мае Всемирный банк решил приостановить финансирование гидроэлектростанций на Селенге и Орхоне. А вскоре под вопросом оказалось и строительство Эгийнгольской ГЭС –  в Поднебесной не стали поддерживать этот проект из-за претензий со стороны России. В Минприроды решение Китая назвали ответственным и выразили готовность помочь соседям решить проблему энергодефицита, увеличив экспорт электроэнергии.

Чем может обернуться реализация этих проектов, в интервью проекту  #СпасиБайкал рассказал директор Бурятского регионального отделения по Байкалу, известный эколог Сергей Шапхаев.

Ещё 10 лет маловодья?

Так, по его словам, проблема строительства монгольских ГЭС обострилась на фоне затянувшегося маловодья, в котором Бурятия находится вот уже более 20 лет.

- Оно обусловлено особенностями глобальной циркуляции атмосферы. Именно в такие моменты антропогенное воздействие наиболее опасно, поскольку экосистема Байкала находится в своеобразном стрессовом состоянии, которое в естественных условиях преодолевается за счёт существующих компенсаторных механизмов. Но они ещё плохо изучены и испытывать их на прочность, не понимая сути происходящих процессов, достаточно рискованно, – рассказывает учёный.  

Ожидается, что маловодный период скоро закончится, хотя есть и прогнозы, что он может затянуться до 2025 года. Но, тем не менее, именно сейчас проекты монгольских ГЭС выглядят наиболее опасными.

-  Самое неприятное – если не будут запущены законодательные механизмы оценки этих экологических и социальных последствий, обеспечивающие прозрачность и независимый учёт мнений экспертного сообщества, – говорит эколог. –  Сейчас нас больше всего беспокоит ГЭС на реке Эгийн-Гол. Она самая крупная из трёх,  проект уже готов. Он выполнен при участии французской инжиниринговой компании, утверждён правительством Монголии. Соглашение о выдаче кредита с банком Китая подписано. Сейчас китайцы «заморозили» выдачу 1 миллиарда долларов на подготовку инфраструктуры – дорог, ЛЭП, а также на строительство самой ГЭС.

У Китая денег хватит

У Всемирного банка, который финансирует объекты на Селенге и Орхоне условия более жёсткие, отмечает Сергей Шапхаев.   

-  Там ещё можно как-то это всё сделать по-человечески, оценить, чем это всё обернется. А проект ГЭС на реке Эгийн-Гол обсуждался с местным населением весьма формально, причём люди, которые непосредственно могут пострадать, проинформированы о последствиях толком не были. Им не предоставили гарантии о выплате компенсаций при переселении из зоны затопления, – подчёркивает он. –  Мы сами убедились в этом в конце июля - начале августа, когда вместе с нашими монгольскими коллегами посетили пойму реки Эгийн-Гол в планируемой зоне затопления и встречались с местными чабанами. Благодаря программе «Шёлковый путь», в рамках которой Китай рассчитывает работать в тесном контакте с Россией, руководство страны решило пока не обострять ситуацию и «заморозило»  выдачу кредита правительству Монголии.

Финансирование не возобновят, пока комитет всемирного наследия ЮНЕСКО не даст своё заключение и не оценит все экологические последствия. Тотолько потом Китай примет окончательное решение.

- Поэтому сейчас сложилась такая хорошая ситуация, когда можно воздействовать, в том числе и на китайцев: они могут и другие оставшиеся ГЭС профинансировать. У них денег хватит, – отметил Сергей Шапхаев.

Вал воды дойдёт до Улан-Удэ

Все эти проекты представляют определённую угрозу. Так, к примеру, в рамках строительства гидроэлектростанции на Орхоне планируется построить и отводной канал в Гоби.

- То есть в перспективе вода из бассейна Селенги вообще будет изыматься, – поясняет учёный.

Есть и ещё один риск – сейсмический.

- Байкал находится в Байкальской рифтовой зоне, как известно, которая продолжается до озера Хубсугул в Монголии. И все эти ГЭС попадают в эту сейсмоопасную зону. Сильные землетрясения, которые случаются время от времени, могут привести к разрушению плотин, и пойдёт динамическая волна прорыва. Есть предварительные расчёты. Это будет как цунами. Вал воды смоет все прибрежные населённые пункты на территориях Монголии и Бурятии и дойд`т до Улан-Удэ, – предупреждает эколог. –  Мы бы очень хотели, чтобы монголы сделали более точные расчёты за счёт денег Всемирного банка или китайцев. Естественно, ничего хорошего не будет, если такой вал воды «придёт» в Байкал. Такого ещё не случалось.

Пострадают не только люди, но и само озеро.  

- Ещё один негативный момент связан с тем, что любая плотина задерживает наносы. Как известно, Селенга всё-таки больше равнинная река. И довольно мутная. Эти наносы очень нужны дельте Селенги, потому что дельта – это биологический фильтр. Любое долговременное нарушение приведёт к тому, что она как биофильтр начнёт работать плохо. Это тоже будет большой урон для Байкала, вся биота окажется под ударом, – рассказывает Шапхаев. –  Ну и гидрологические циклы. В период заполнения ГЭС воды будет мало, а сейчас и так период маловодья. Все пастбища, сенокосы, люди, которые живут вдоль дельты – а в основном люди же ближе к воде жмутся – все они пострадают.

Известный эколог уверен: странам нужно договариваться.

- Влиять надо не только на Монголию, но и на Россию, поскольку эти вопросы взаимоувязаны. Существуют процедуры, в рамках которых все эти проблемы разруливаются, включая регулировку  уровня Иркутской ГЭС, – отмечает Сергей Шапхаев.

Ждём слушаний

Добавим, по мнению некоторых экспертов, ГЭС на Эгийн-Гол также может нарушить жизненный цикл омуля. Ранее комитет по Всемирному наследию ЮНЕСКО уже озвучил свою позицию по этому поводу, отказавшись даже рассматривать вопрос строительства ГЭС на Селенге и её притоках на заседании в июле. 

- До голосования не дошло. Никто не поддержал предложение монголов включить вопрос в повестку дня. И они отказались от своего намерения. Осталось в силе предыдущее решение по Байкалу, вернее, тот пункт шестой статьи конвенции, в котором записано, что на территориях Всемирного природного наследия нельзя предпринимать ничего такого, что грозит ухудшением экологии «подмандатной» территории, – рассказал тогда«Российской газете» замруководителя Росприроднадзора Амирхан Амирханов.

Проблемой озаботились и на федеральном уровне. Так, в конце июля  глава МИД России Сергей Лавров обратился к властям Бурятии с просьбой посодействовать в организации слушаний по монгольским ГЭС, которые пройдут на территории республики и в соседнем Приангарье уже этой осенью.


Читать далее

Читайте также