Главное Популярное Все Моя лента

Сельчане Бурятии не знают, куда везти и кому сдавать молоко

Зина Павлова
2315

Фото: russianstock.ru

Заготовками после развала системы потребкооперации в республике практически никто не занимается

Сельчане сбывают мясо, молоко и овощи,  зарабатывая тем самым деньги для своего существования. Другой работы, как известно, в бурятском селе нет. Особое место в этом перечне занимает молоко.

В отличие от других видов сельхозпроизводства корова обеспечивает круглогодичную занятость сельчан. Зачастую люди доят не одну, не две, а несколько голов.  И вот уже не одно десятилетие головная боль сельчан - куда девать излишки молока. Особенно когда в город возить далеко и дорого, а заготовками после развала системы потребкооперации практически никто не занимается.

- Мой отец держал 11 коров. Молока девать было некуда даже после переработки в сыр и творог. Вот и кормил неимущих соседей, собаку, свинью и кота. От такой пищи все трое были похожи друг на друга, ужасно толстые, - с улыбкой вспоминает улан-удэнка Татьяна Зотова.

Единственный источник дохода

Председатель СПОК «Кабанский» Николай Шолен рассказывает, что его кооператив занимается сбором молока у населения со всего района.

- У большинства людей единственный источник дохода – сдать надои. Ежедневно мы собираем молоко с населения и сдаем в АО «Молоко Бурятии». Но рассчитаться с людьми мы не можем, потому что у предприятия нет возможности своевременно заплатить за поставляемое сырье. Из-за этого больше восьми тонн в день завод не принимает, - сетует предприниматель.

Вот и сидят сельчане без денег и с бидонами «ненужного» молока. Задолженность АО «Молоко Бурятии» перед СПОК «Кабанский» на сегодня составляет более четырех миллионов рублей. И это только в одном из восьми районов республики, с которыми сотрудничает предприятие. Сейчас оно находится в непростом финансовом состоянии. Компания вынуждена в первую очередь произвести расчет по своим кредитным обязательствам.

- Раньше мы сдавали молоко и сразу получали деньги. А сейчас нужно дождаться, когда оно пройдет все стадии от переработки до готового продукта. Потом только получим деньги от выручки товара, - говорит Николай Иванович.

«Водку свою потеряли, «сахар» свой потеряли, а теперь молоко?»

- Неоднократно наш Минсельхоз собирает производителей молока и просит увеличить производство. А как это сделать, если основное молокоперерабатывающее предприятие не может принять больше определенного объема молока? – задается вопросом Николай Шолен. – Нужно помочь организации, и тогда у людей дела наладятся. Водку свою потеряли, «сахар» свой потеряли, а теперь молоко хотим потерять?

На подобные призывы сельчан власти предлагают им искать другие места реализации излишков. К примеру, те же представители Минсельхоза, как рассказывает предприниматель, говорят: «У вас тут туристическая зона, езжайте на турбазы в Энхалук и продавайте отдыхающим».  Но местные жители уверены, что толку от такой меры будет мало. Да и вряд ли продажи достигнут желаемых объемов.

- Какой турист будет его покупать? Хорошо если полбидона продастся, это в лучшем случае, - негодует Николай Иванович.

Тем не менее на прошлой неделе «Молоко Бурятии» перечислило один миллион, чтобы хоть частично покрыть задолженность перед населением. Но этого все равно мало. Например, в бурятской деревне Корсаково СПОК «Кабанский» смог рассчитаться только за пятую часть сданного молока. 

Нужны не деньги, а всего один документ

«Молоко Бурятии» было и остается крупнейшим в регионе молочным производителем и системообразующим предприятием. То есть от работы этого предприятия зависит вся молочная отрасль республики. В 2005 году компания начала восстанавливать молокосборную сетку по всей Бурятии. Были задействованы фермерские хозяйства, молочно-товарные фермы и простые частники. После развала СССР по деревням вновь поехали молоковозы. У жителей села появилась надежда на стабильную занятость, на доход от сдачи молока. В Иволгинском районе люди говорят: «Мы ждем молоковоза как бога!». Потому что вырученные деньги за сырье – это единственная возможность заработать и собрать детей к школе. Всего в организации сбора молока для АО «Молоко Бурятии» задействовано 4,5 тысячи человек.

- Объемы производства постоянно растут, нужно сырье, поэтому даже ведро молока от бабушки нам важно, - говорят в «Молоко Бурятии».

Тогда организация приобрела мощное и современное оборудование «Тетра Пак», способное перерабатывать до 100 тонн молока в сутки. Естественно, стоимость таких активов исчислялась сотнями миллионов рублей. Покупка стала возможной за счет валютных инвестиций. С тех пор налаженная работа шла своим чередом, пока не наступил кризис и система не пошатнулась.

- С ростом курса евро ежемесячная платежная нагрузка на предприятие увеличилась в два раза, что вынудило переориентировать денежные средства для пополнения оборотных средств, в том числе на приобретение сырого молока, на уплату резко возросших лизинговых платежей, - поясняет генеральный директор АО «Молоко Бурятии» Анатолий Раднаев. - Вместе с тем мы провели серьезную работу и добились положительного решения государственной компании «Росагролизинг», которая готова переоформить на себя валютный договор лизинга на приемлемых для АО «Молоко Бурятии» условиях. Более того, вопрос доступных оборотных средств, как мы ожидаем, поможет закрыть АО «Россельхозбанк», которое также готово в полном объеме реструктуризировать всю кредиторскую задолженность предприятия и выйти на более высокий (федеральный) порог кредитования, столь необходимый в «сезон большого молока». Безусловно, реализация данных решений наших партнеров возможна при обязательном обеспечении будущих обязательств государственной гарантией Республики Бурятия. В настоящее время правительство Республики Бурятия оказывает нам возможную поддержку и вопрос предоставления гарантии находится на особом контроле у главы Республики Бурятии. Мы, в свою очередь, надеемся на оперативное рассмотрение этого вопроса.  

Другими словами, у АО «Молоко Бурятии» эффективное рентабельное производство, основная проблема которого – реструктуризация кредитного портфеля. Сейчас компания остановилась лишь в шаге от решения этой проблемы, который разделяет всего один документ. Но от этого документа зависит очень многое, не только будущее развитие перерабатывающего предприятия, а вся молочная отрасль республики.

Вынуждены найти выход

И все же Кабанский и Иволгинский районы находятся близко к Улан-Удэ. Тяжелее всего дальним районам. В Еравнинском районе жизнь вынудила сельчан искать выход самим. В селе Усть-Эгита семья Цыденовых ударными темпами практически с нуля восстанавливает заброшенную молочно-товарную ферму. Заброшенная МТФ, от которой сохранились лишь стены, давно приглянулась Чингису Цыденову. Осенью прошлого года он выиграл грант от Минсельхоза Бурятии в размере порядка 6 млн рублей. Проект рассчитан на 60 - 70 голов дойного стада. Ввод в эксплуатацию намечен в несколько этапов. Сначала нужно запустить доильный цех, а следующим шагом будет молокоперерабатывающее производство. По задумке молоко будет закупаться у жителей близлежащих деревень.

- Сейчас у нас в деревне никто не доит. Молоко телята сосут. А на столе, бывает, тетропакеты стоят, - отмечает супруга бизнесмена.

Сам Чингис Цыдыпович не любит говорить про свои достижения. За него с лихвой это делают другие. Так, директор Фонда поддержки малого предпринимательства Батор Халзанов рассказывает, как проходила подготовительная работа.

- Не с бухты-барахты в голову втемяшилось, а все было выверено. Он сам два раза летал в Москву, смотрел подходящее оборудование на выставках, изучал современные технологии и консультировался со специалистами, - говорит Батор Халзанов.

Чингис Цыдыпович побывал и в соседних Иркутске и Забайкалье, где перенимал опыт местных фермеров.  Срок реализации данного проекта – 24 месяца. Впереди – закуп симментальской породы, современного автоматизированного оборудования и сельхозтехники. Часть расходов ляжет и на плечи самого предпринимателя. Но Цыденовы трудностей не боятся. При том, что семью поддерживает администрация района. Главное, по словам фермерской семьи, чтобы кормовая база была. Ведь как говорят: «Молоко у коровы на языке».

Читать далее