Общество
3896

Как 25 лет назад в Бурятии восприняли путч 1991 года

На тот момент наша страна еще называлась СССР и считалась одной из самых могущественных держав в мире. Почему в таком государстве случился переворот?

Фото: newsweek.pl

Если читать газеты тех лет, кажется, что  практически ничего не изменилось. Во всех наших бедах виноват опять Запад. Сейчас мало кто помнит, что распад СССР многие московские СМИ встретили радостно. Поскольку считалось, что Россия кормит остальные 14 ленивых республик. После их отделения, мол, заживем прекрасно. Это сейчас многие сожалеют о распаде огромной страны. А молодежь, уже рожденная в новой России, и не знает, что наша страна в те августовские дни могла пойти совсем другим путем.

Что тогда произошло?

После эпохи застоя  СССР находился в кризисе, требовались изменения и необходимые реформы. Поэтому М.С. Горбачев, стоявший тогда у власти, запомнился именно перестройкой.  Признали некоторые недостатки в системе, провели антиалкогольную кампанию, политику гласности. Все это привело к еще большему кризису,  а товарный дефицит  граждане СССР прочувствовали на себе в полной мере. Пустые полки магазинов, живые очереди и талоны – одно из ярчайших воспоминаний тех, кто жил в конце 80-х в Советском Союзе. 

Летом  1991 года по приказу Горбачева  подготовлен проект по заключению нового союза – Союза суверенных государств, который, по своей сути, упразднял Союз ССР. Именно это стало поводом для создания 18 августа ГКЧП – Государственного комитета по чрезвычайному положению. Цель ГКЧП – предотвратить развал страны, сверхдержавы, предотвратить заключение договора. В самопровозглашенный орган власти вошли первые лица правительства, за исключением президента страны. Момент подобрали очень удачный – он тогда отдыхал в Форосе.

Главным противником ГКЧП стал Борис Ельцин. Он назвал действия гэкачепистов антиконституционными и обвинил их в заговоре.

Всего три дня продолжался путч. В первый день руководители госпереворота обратились к народу с заявлением о том, что перестройка потерпела полный крах. Поэтому наложен запрет на деятельность политических партий и движений, закрыли многие газеты. 19 августа ГКЧП решил ввести войска в Москву для поддержания порядка. На улицах столицы ездили танки и БТР. 20 августа Ельцин смог взять события под контроль. Поэтому на следующий день всех членов ГКЧП арестовали, а Горбачев отказался от поста председателя ЦК КПСС. Как же вели себя в этой ситуации руководители нашей республики тех лет? Это легко проследить, подняв подшивку «Правды Бурятии». Тем более что она была ежедневной.   

ГКЧП в Бурятии

20 августа газета «Правда Бурятии» вышла на обложке с «Заявлением советского руководства» под авторством Янаева, «Обращением к советскому народу»  и постановлениями ГКЧП.  На следующий день на страницах этой же газеты вышло обращение Президиума Верховного Совета Бурятской ССР к гражданам республики, в котором призвали сохранять выдержку и спокойствие, поддерживать порядок и крепить общественную дисциплину. Зато 24 августа на обложке можно увидеть уже обращение Б.Н. Ельцина,  где он благодарит всех граждан РСФСР, молодежь, работников МВД, за то, что «… дали отпор реакционной кучке высокопоставленных путчистов, обеспечили победу над политическими авантюристами».  

Обвинили газету

Из статьи под ярким заголовком «Юлить не надо!» мы с удивлением узнали, что  на заседании президиума в то время председатель Совета Министров республики Владимир Саганов заявил, что уполномочен ГКЧП СССР возглавить подобный комитет в республике. А на следующий день зампред Верховного Совета Бурятии В.В. Саржан обвинял «Правду Бурятии» в провокациях и дезинформации за то, что она публиковала обращения гэкачепистов. Мол, все это происки коммунистов. 26 августа на чрезвычайной сессии Верховного Совета Бурятской ССР за непринципиальную позицию отозван с поста председателя Верховного Совета Сергей Булдаев. Не правда ли, напоминает недавнее смещение с поста спикера Матвея Гершевича?

27 августа «Правда Бурятии» в статье «Торжество демократии» сообщила  о митинге, который прошел 23 августа в Улан-Удэ. Собралось только 400 человек, и не было никого из руководителей республики. Остро критиковалась структура власти.

- Что же сделали хорошего представители местной хунты, которой мы безропотно доверили власть над собой? Шесть лет сытно живя, они палец о палец не ударили для спасения положения в республике. Вся их власть – это распределение, – заявил председатель Бурятского регионального отделения ДПР Николай  Бурлак.

Интересно, что оппозицию «Правде Бурятии» составила тогда еще совсем новая, а сейчас правительственная газета «Бурятия». Она публиковала не постановления гэкачепистов, а указы и обращения президента РСФСР Ельцина.

«Группа лиц, возомнивших себя верховной властью страны, совершила государственный переворот и начала выпускать один за другим постановления, сводящие на нет демократию, гласность, свободу…» - писал журналист «Бурятии» в статье «Позиция одних, беспринципность других…».

А в статье «Путч провалился» другой автор этой газеты критикует «Правду Бурятии»: «… активную проянаевскую позицию заняла газета рескома компартии РСФСР «Правда Бурятии», успевшая за кратчайший срок собрать подборку публикаций в поддержку ГКЧП».

- Я лично многих знаю, хотя не скажу, что близко и хорошо. Прежде считал более трезво мыслящими людьми. Оказывается, ошибался, и глубоко – то, что они сделали, могут сделать лишь ограниченные и крайне самоуверенные личности. Посмотрите, какой примитивный сценарий ими был разработан, – сказал в интервью газете Саганов через неделю после путча.

Бывший спикер

Сергей Николаевич Булдаев, отстраненный в дни путча от поста спикера, сейчас вспоминает об этом так:

- 20 августа встаем утром и видим из окна гостиницы «Москва»: по улицам идут танки. Мы собрались и пошли в Кремль. Застали на месте А.М. Лукьянова, председателя Верховного Совета СССР. На наши вопросы, что происходит, он лишь мог сказать – ничего не знаю. Где Горбачев? Он – в Форосе. Подписания союзного договора не будет – езжайте домой… Приезжаем в Улан-Удэ, тут вовсю идет шум вокруг моей личности, якобы я участник ГКЧП, поскольку не защищал в Москве на баррикадах новую власть.

Искали виноватых

«Мне думается, что надо было дать оценку действиям некоторых рьяных деятелей «демократического движения». Кто из них выступал с ясной программой улучшения дел в республике? Таковых не было. Единственная их цель была - занять ключевые посты во властных структурах, а больше ничего», – признавал позже Булдаев в мемуарах.

По его воспоминаниям, события разворачивались в 90-е годы так быстро, что на местах порой невозможно было разобраться, что на самом деле происходит.

«К примеру, о ГКЧП. Не успели расшифровать как следует эту транскрипцию, как уже начали искать, кто поддерживал гэкачепистов. Хотя в составе ГКЧП было практически все руководство тогдашнего Советского Союза во главе с вице-президентом СССР Янаевым…Начинался процесс повсеместного демонтажа органов коммунистической партии и советской власти на местах. Думаю, что этому сознательно способствовали стоящие у руководства партии Горбачев, Яковлев и некоторые другие высокопоставленные лица, – считает бывший спикер Верховного Совета Бурятии. - Известно, что в те годы в Москве работали большие группы различных специалистов из стран Запада, которые готовили весь сценарий по разрушению экономики, партийных и государственных властных структур».

Сергей Николаевич и сейчас убежден, что все это был заранее продуманный спектакль для осуществления тех планов.

- Это были драматические события. В целом это была жесткая борьба за власть с прямыми нарушениями действовавших конституционных норм, – заключает Булдаев.

Его мнение подтверждает и то, что в 2011 году Михаил Горбачев заявил, что заранее знал о планируемых действиях будущих членов ГКЧП.  А в 2006 году Борис Ельцин в интервью сказал о Горбачеве: «И во время путча он был информирован обо всём и всё время ждал, кто победит, те или другие. В любом случае он примкнул бы к победителям — беспроигрышный вариант».

Вступил в компартию

Соелма Дагаева, генеральный директор ИД «Информ Полис»:

- Во время путча я начинала работать после окончания иркутского университета в правительственной газете «Бурятия». Она тогда только открылась и размещалась над магазином «Ковры» на проспекте Победы. В ней было много «зеленой» молодежи вроде меня. И, когда случился путч, я и еще один молодой корреспондент пошли по крупным предприятиям города собирать реакцию рабочих. Я отправилась на «приборку». Там встретилась с местными демократами,  которые, конечно же, не поддерживали путчистов. Помню, сделала  небольшое интервью с ними. Но после меня удивил мой папа Баярто Одоевич.  Он, будучи всю свою жизнь человеком аполитичным и где-то даже антикоммунистом, вдруг пошел и вступил в коммунистическую партию. На мой вопрос, зачем, ответил, что он таким образом готовится спасать меня, свою дочь, от последствий выхода моей заметки в газете. До сих пор трогает этот момент, хотя отец так и остался коммунистом, видимо, он всегда всё делал в противовес.

Как восприняли путч иркутяне

Попытка путча 1991 года стала для иркутян и жителей области неожиданностью. Митинг протеста на площади у Дворца спорта собрал не менее 10 тысяч участников.

Против действий ГКЧП выступили председатель облисполкома, позже всенародно любимый легендарный губернатор Юрий Ножиков, председатель областного Совета Виктор Игнатенко, председатель Иркутского горисполкома Борис Говорин. 19 августа собрался исполком областного Совета народных депутатов. По предложению председателя Юрия Ножикова приняли следующее постановление: признать действия ГКЧП незаконными, неконституционными, немедленно созвать съезды народных депутатов СССР и РСФСР и ожидать приезда президента СССР М.С. Горбачева.

На предприятиях, в учреждениях, высших и средних учебных заведениях области прокатилась волна митингов и собраний, на которых осуждали действия ГКЧП и выступали в поддержку президента РСФСР Б.Н. Ельцина и председателя облисполкома Ю.А. Ножикова.

В Иркутске была заблокирована связь с Москвой: правительственная – в руках Иркутского управления КГБ, телевидение и радио – в блокаде. Связь с Москвой возможна только через городскую телефонную сеть. Начальник радиотелецентра Гошкив по своей инициативе разрешает передавать в эфир всю информацию, поступающую из канцелярии Ельцина.

20 августа Юрий Ножиков пригласил в свою резиденцию по очереди начальников Управления КГБ и Управления внутренних дел, прокурора области, представителей Вооруженных сил. Прокурор области и начальник Управления внутренних дел признали власть президента России, начальник Управления КГБ сослался на подчиненность Москве.

Военные заявили, что не будут вмешиваться в гражданские дела на территории Иркутской области. В результате на президиуме областного Совета и исполкома областного Совета народных депутатов было принято соответствующее решение. 21 августа 1991 года опубликовано обращение Иркутского областного Совета народных депутатов к жителям Иркутской области с изложением положения в стране и высказываниями своей поддержки действий президента и правительства.

Автор: Эржена Дыршикова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях

Читайте также