Байкал
1588

Сенатор от Бурятии: «На берегу стоит химический завод, и никто не кричит, что загрязняет!»

По мнению Тулохонова, новые запретительные меры на Байкале не работают

Фото из архива infpol.ru

Быть или не быть человеку на берегу Байкала – этот вопрос в последний год стал для республики «наболевшим». Причина – распоряжение о новых «охранных границах». Этот документ российское правительство утвердило в марте 2015 года. На территориях, которые примыкают к береговой линии Байкала, федеральные власти установили специальный режим хозяйственной и другой деятельности «в целях предотвращения загрязнения, засорения и истощения вод, сохранения среды обитания водных биологических ресурсов».

Как уже сообщал infpol.ru, закон снял ограничения на строительство заводов по производству хлебобулочных, кондитерских и макаронных изделий. Но и без запретов не обошлось. Например, обустраивать общественные туалеты, мусорные полигоны и кладбища население прибрежных зон (до 60 км. от берега) отныне не имеет права. Регистрация прав на земельные участки там приостановлена.

В итоге после принятия распоряжения около 70 тысяч жителей республики оказались в «искусственной резервации». Сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов неоднократно высказывал своё мнение по этому поводу. В частности, он обращал внимание на то, что документ с Бурятией не согласовывался и потому он является нелегитимным.

Тулохонов выступал и на заседаниях Совета Федерации. Однако одними заявлениями в Совфеде не ограничился и направил открытое письмо в Конституционный суд России и даже генеральному прокурору России Юрию Чайке. В послании на семи страницах сенатор подробно расписал, как и в чём именно ущемляют права людей, проживающих на берегу Байкала. А в заключение и вовсе обвинил чиновников Минприроды в непрофессионализме.

На пресс-конференции 12 февраля вновь был поднят вопрос о водоохранной зоне Байкала. Арнольд Тулохонов отметил, что нельзя решать проблемы путём запрета.

- Есть два варианта. Первый – установить ширину водоохранной зоны в 500 метров, как во всём мире – что на Каспийском море, что на Тихом океане. Второй – чтобы она проходила по первому водоразделу. Это максимум до пяти километров, – пояснил он. – А вообще на Великих Озёрах, Телецком озере, Женевском никакой водоохранной и центральной зоны нет. На берегах стоят химический завод, атомная станция, металлургический завод. И никто не кричит, что они загрязняют. Нельзя решать эти проблемы путём запретов. Другое дело, что всю ответственность несёт владелец предприятия. В случае чего его посадят. Никаких разговоров нет. А у нас принцип полной безнаказанности.

Сенатор подчеркнул, что закон в этой ситуации не поможет.

- Есть такая поговорка в Росси: «Жёсткость наших законов исправляется их неисполнением». Но тогда зачем законы делать? Ну куда кладбища мы денем? – заметил Арнольд Тулохонов, комментируя запрет захоранивать людей в пределах водоохранной зоны. – Вот в Бабушкине (Кабанский район – прим. ред.) в прошлом году восемь мест осталось. Сейчас, наверняка, человек десять умерли. Их сюда привезли что ли? Захоронили. И всем глубоко на эти законы плевать – их не исполняют, не соблюдают и за нарушения никого не наказывают.

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях