Как 17-й год стал для Бурятии революционным
Главное Популярное Все Моя лента

Как 17-й год стал для Бурятии революционным

Фото: Юлия Плеханова

Подводим главные политические итоги года

В год 100-летнего юбилея двух революций – Февральской и Октябрьской - политические события в Бурятии открыла отставка Вячеслава Наговицына. 

Уход Наговицына

Напомним, что он стоял у руля власти в республике с 10 июля 2007 года. А слухи о его скорой отставке поползли еще под занавес 2016 года. Именно тогда Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК) опубликовало исследование. По его версии, самой эффективной в 2016 году стала Тюменская область, с наименее эффективным управлением – Бурятия. Последнее, 85-е, место республики в рейтинге соавтор исследования Ростислав Туровский тогда объяснил целым комплексом проблем: «Это и низкий уровень политического контроля, проблемы в отношениях главы республики с администрацией  Улан-Удэ, с частью бурятских этнических элит, довольно конфликтная избирательная кампания». Туровский указывал также и  на множество социально-экономических проблем Бурятии: «Властям не удается обеспечить экономический рост, создать благоприятный инвестиционный климат. Проект экономической зоны забуксовал и неоднократно подвергался критике». Между тем большая часть местной элиты и политологи прогнозировали уход Наговицына к концу срока его полномочий, в мае 2017 года. Поэтому для многих как гром среди ясного неба прозвучало 7 февраля заявление Наговицына. Тогда губернаторы в пяти российских регионах сменились за десять дней. 

Отставки губернаторов пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал ротационным процессом, а местный поэт и режиссер Юрий Ботоев в своем новом сатирическом стихотворении «Розовая свадьба» представил Наговицына и Бурятию в образе супружеской пары, которых «развели». 

- Вячеславу Наговицыну сейчас шестьдесят, Бурятией он руководил десять лет – шестую часть своей жизни. И это надо стараться уважать, - прокомментировал тогда Юрий Ботоев infpol.ru. 

Назначение Путина

В тот же день, 7 февраля, стало известно имя «преемника» Наговицына, что вплоть до сентябрьских выборов руководить республикой с приставкой врио  будет замминистра транспорта России Алексей Цыденов. Об этом подписал указ Владимир Путин. 

- У новых назначенцев есть чуть более полугода, чтобы вникнуть в курс дела, сформулировать приоритеты развития территорий, консолидировать региональные элиты, добиться, чтобы власти всех уровней территории субъекта работали в режиме единой команды, – рассказал тогда «Интерфаксу» руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин. – Многие новые назначенцы напрямую связаны с президентом в силу своей работы. Все они получили от Путина доверие, поддержку и дали ему определённые обещания. 

Местные, довольно уставшие от 10-летнего правления Наговицына, с энтузиазмом восприняли приход Алексея Цыденова в Бурятию. Его здесь приняли как своего – родом из Забайкальского края, учился в Чите. Плюсами такого назначения называли то, что в регион возвращается человек уже с опытом работы на федеральном уровне, с наработанными связями, что субъекту и его жителям все это пойдет только на пользу. А  это не заставило долго ждать. С приходом Цыденова Бурятия  активно включилась  в разные  федеральные программы и проекты. Прежде всего  произошёл перелом в общем укладе работы с федеральным центром. Если раньше власти республики старательно делали вид, что они для Москвы просто незаметны (и хорошо), то с приходом Цыденова заметность для федерального центра стала главным трендом работы администрации. Всё это не могло не принести  результаты. 

Новый подход к работе с центром

Здесь можно вспомнить и другие крупные  успехи Алексея Цыденова на посту как врио, так  и избранного главы. 

В числе главных результатов мы вспоминаем о включении агломерации Улан-Удэ в программу «Безопасные и качественные дороги». Это был не просто прыжок в уходящий поезд,  а момент триумфа нового подхода к работе с Москвой. Впереди ждали и другие. Например, появление надежды, а затем и реальных условий для включения улан-удэнских очистных сооружений в программу по реконструкции. Развернулась вспять история с ростом тарифов на электроэнергию для населения и, что важнее, для юридических лиц. В Бурятии, чуть ли не в единственном регионе РФ, тарифы не только не повысились, но и, наоборот, произошло снижение. За республикой было сохранено право развивать ОЭЗ ТРТ «Байкальская гавань». Впервые за 10 лет сдвинулась ситуация со снятием законодательных ограничений и нормотворческих коллизий вокруг Байкала и его прибрежной зоны, в т.ч. исключение из водоохранной зоны границ поселений и участков ОЭЗ. Аэропорт Байкал, до этого медленно погружавшийся в трясину упадка, получил все шансы на развитие: строительство новой ВПП, рейсы «Победы», трансрегиональные перелёты (Красноярск, Новосибирск, Иркутск, Чита и т.д.). Сейчас уже идёт речь о том, что развитие аэропорта обеспечат новые собственники «Новапорта». 

Выборная гонка

Между тем с уходом Наговицына в Бурятии поменялся расклад политических сил. Шансы представителей оппозиции на грядущих выборах главы республики специалисты оценивали по-разному. К примеру, «Клуб регионов» цитировал завкафедрой политологии и социологии БГУ Алексея Комбаева. 

- Если бы Наговицын остался, ему было бы проще вести избирательную кампанию: он знает политическое поле, многие механизмы работы с населением уже были налажены. У него уже был ресурс, и он знал, как этим ресурсом пользоваться, – отмечал Алексей Комбаев. 

По мнению политолога Алексея Михалёва, противники экс-главы оказались не готовы к отставке Вячеслава Наговицына, поскольку планировали строить кампанию на его критике. Смена же руководства «спутала» им все карты. 

О губернаторских амбициях сразу заявили главный коммунист Бурятии Вячеслав Мархаев, координатор БРО ЛДПР Сергей Дорош и новоявленный рулевой «Коммунистов России» Бато Багдаев. Затем к ним присоединились шаман и изобретатель Игорь Пронькинов и предприниматель Юрий Базаржапов. Однако они сошли с дистанции на стадии подачи документов в Избирком Бурятии. До последнего оставалось интригой, сможет ли  Мархаев пройти муниципальный фильтр.  Но ему даже в Верховном суде России не удалось оспорить отказ Избиркома в регистрации на выборах главы.  Таким образом, на финишную прямую вышли три кандидата – Цыденов, Дорош и Багдаев. 

В единый день голосования, 10 сентября, открыли двери 839 избирательных участков. Явка по Бурятии составила 41,67%, это  выше показателя госдумовских выборов осени 2016 года.  При этом Алексея Цыденова поддержали 260 028 жителей республики (87,43%), ещё 5,14% избирателей выразили доверие Багдаеву, а 4,39% поставили «галочки» в бюллетенях за Дороша. 

Разворот года

Отметим, что первые успехи Цыденова как политика были закреплены 10 сентября 2017 года. Это был момент проверки курса — правильно ли он начал что-то делать на благо республики. Понятно, что во многом образ будущего республики будет сформирован именно в 2018 году, когда  жители Бурятии пойдут на избирательные участки и проголосуют за одного из кандидатов в президенты страны. Очевидно, что  для нашего главы это будет момент проверки отношений с Москвой, насколько его поддержка совпадает с поддержкой того, кто прислал его в республику. Сегодня в речах  Путина,  по сути,  слышим его  предвыборную программу, основанную на поддержке наименее обеспеченных слоев общества: доплаты за рождение ребенка, возвращение маткапитала, снижение налогов на имущество для пенсионеров... Слышим и о том, как должны меняться отношения регионов и федерального центра — больше денег тем, кто умеет ими распоряжаться, кто вовремя реализует федеральные проекты. И, конечно, между строк мы читаем, что на регионы будут смотреть именно через призму того, насколько их жители считают своего руководителя способным претворить эту федеральную повестку в жизнь «на местах», то есть в конкретной территории. 

Если 10 сентября 2017 года люди шли голосовать за личность нового главы, то 18 марта 2018-го нужно идти голосовать за то, чтобы новому главе доверили реализацию крупнейших федеральных проектов. Если регион проявит низкую активность, то есть все шансы оказаться за бортом этих реформ. Доедать остатки пирога, разделенного между более активными субъектами Федерации, вернуться назад во времени. Нет сомнений, что мы можем помочь Цыденову пройти эту проверку отношений, тогда мы поможем и Бурятии быть включенной в образ будущего целой России (и, возможно, играть в этом будущем совсем новую, гораздо более значимую роль как центр притяжения силы между Новосибирском и Владивостоком).

Читать далее