Бурятский «Штирлиц». Как наш земляк служил разведчиком в тылу врага
Главное Популярное Все Моя лента

Бурятский «Штирлиц». Как наш земляк служил разведчиком в тылу врага

Александр Тармаханов
2724

Коллаж infpol.ru. Фото: архив сына, Баррикадо Мордвинова, и книги Ольги Яковлевой "Последний вальс разведчика"

Георгий Мордвинов готовил ликвидацию посланника Гитлера в Турции, а на войне участвовал в спецоперации «Березино»

В Стамбуле по личному указанию Сталина он готовил ликвидацию посланника Гитлера в Турции Франца фон Папена. Во время Великой Отечественной он вместе с Павлом Судоплатовым, Рудольфом Абелем (Вилли Фишером), Наумом Эйтингоном, Зоей Воскресенской и многими другими разведчиками провел известную операцию «Березино». Звали его Георгий Мордвинов. 

Из царской армии в Красную

Родился Георгий Иванович 5 мая 1896 года. Мать умерла, когда ему не было и трех лет. После смерти отца, примерно в 1902 году, его взял на воспитание родной дядя, хозяин завода купец первой гильдии Кобылкин. Там он работал учеником на заводе или в магазине тех же Кобылкиных. У них он проработал около семи лет, и в 1910 году в возрасте 14 лет переезжает в Читу. В местной фирме «Духай» он устроился подручным слесарем-водопроводчиком, потом стал экспедитором, а чуть позже приказчиком. 

В 1915 году Георгий Мордвинов был досрочно призван в царскую армию и отправлен на Юго-Западный фронт, где служил до 1917 года. С ноября 1917-го по январь 1918 года находился в плену у калединцев, откуда бежал в Читу. В этом же году он становится членом ВКП(б). 

С этого периода и начинается его карьера разведчика.

Георгий Мордвинов в молодости

Хроника «Совершенно секретно» 
Из справки на подполковника Г.И. Мордвинова «совершенно секретно»: «После демобилизации возвратился в Читу, где вступил в красногвардейскую команду, несшую охрану  складов. И с этого момента переходит на работу по линии ЧК – ОГПУ – НКВД - НКГБ, где работал (выбраны наиболее важные даты. – Авт.): 1918 - 1920 - начальником ЧК Амурских партизанских отрядов; 1926 – 1929 - комендантом отдельного погранучастка ПП ОГПУ Крыма; 1929 – 1930 - слушателем высшей пограничной школы ОГПУ и студентом института востоковедения имени Нариманова; 1935 – 1938 -  оперативным уполномоченным резерва НКВД с сохранением содержания и одновременно учился в Наримановском институте, затем на восточном отделении института Красной профессуры».

Заседание штаба отряда спецназначения, р. Аргунь, 1924 год

Долгое возвращение из Стамбула

25 июля 1941 года спустя месяц после начала войны Турция объявила о своем нейтралитете. Во время боев под Сталинградом Турция выставила свои силы на кавказской границе. 

«Сталин приказал ликвидировать фон Папена, поскольку тот являлся ключевой фигурой, вокруг которой вертелись замыслы американцев и англичан по созданию альтернативного правительства в случае подписания сепаратного мира». 

Ликвидация фон Папена давала бы, как полагают некоторые исследователи, возможность удержать союзников. В 1941 году Сталин посылает Мордвинова, Эйтингона (организатор убийства Троцкого), Тимашкова для организации устранения фон Папена. Мордвинов возглавляет резидентуру в Стамбуле. Почти год кропотливой подготовки к покушению. Об этом периоде жизни Мордвинова в документах КГБ сказано всего несколько слов: «В спецкомандировке по линии 1-го Управления НГКБ СССР», – пишет генерал Судоплатов в одной из своих книг. 

24 февраля 1942 года на бульваре Ататюрка в центре Анкары молодой болгарский коммунист бросил бомбу во Франца фон Папена. Однако покушение было неудачным. Фон Папена и его жену лишь сшибло взрывной волной, самого же террориста разорвало на куски. Спустя несколько дней арестовывают Мордвинова и Корнилова, который вообще не имел никакого отношения к операции. Скорый суд, который дал каждому по двадцать лет заключения. На родине у Георгия остались жена Лида и трое детей.

Супруги Георгий и Лидия Мордвиновы в день регистрации брака, Никольск-Уссурийский, 1923 год

Георгий и Лидия Мордвиновы среди друзей по коммуне,  Никольск-Уссурийский, 1923 год

Мистификация «Березино»

В стамбульской тюрьме они подали кассационную жалобу, активно готовились к следующим процессам, объявляли голодовку. Но главная задача Мордвинова заключалась в том, чтобы убедить турецкий суд, что покушение - это дело немецких спецслужб. Процесс в советской прессе освещала корреспондент ТАСС Лейла Алькаева.

Узники турецкой тюрьмы «Павлов» и Корнилов готовятся к предстоящей защите на суде, 1942 год

Так в тюрьме прошел год. Особых изменений не было. Переломным для войны и арестантов стал 44-й год. Армия фельдмаршала Паулюса потерпела поражение под Сталинградом, отношения Турции с СССР «неожиданно» стали улучшаться. Результатом смены политической погоды стало помилование турецкими властями Павлова (под этой фамилией Мордвинов находился там все это время) и Корнилова. Проведя в заключении 2 года и 5 месяцев, узники в августе 44-го вернулись на родину. Но война шла, и в этом же месяце Мордвинова вновь отправляют на задание. Масштабная операция, начавшаяся в августе 44-го и закончившаяся в мае 45-го, стала образцом военного искусства тех лет.

Суть «Березино» заключалась в том, чтобы убедить немцев, что в Белоруссии, в тылу Красной Армии, терпит бедствие немецкая воинская часть численностью около двух тысяч человек. У заблудших немецких солдат нет ни продовольствия, ни медикаментов, ни боеприпасов... 

Александр Демьянов был из дворянского рода потомственных военных. Еще в конце 20-х годов стал сотрудничать в ГПУ, взяв себе оперативный псевдоним «Гейне». Работал в Москве в Главкинопрокате. По заданию разведки общался со многими известными актерами и литераторами. Вскоре стал объектом интереса немецкой разведки. 

«В декабре 1941 года, пройдя по нейтральной полосе... Александр попал в лапы гитлеровцев. Как предусматривалось легендой, он рассказал немцам о своем членстве в монархической организации «Престол», подчеркнув, что все ее члены горят желанием работать под эгидой германского командования. Немцы поверили не сразу. Однако устрашения, пытки и даже ложный расстрел не сломили волю агента Гейне - так началась радиоигра «Монастырь», - пишет Ольга Яковлева в книге о Георгии Мордвинове «Последний вальс разведчика». 

За год «сотрудничества» с немцами в декабре 1942 года «Макса» (такой псевдоним у него был в Абвере), германское командование «наградило» орденом с мечами за храбрость. И уже в августе 1944 года он был включен в операцию «Березино». Руководителем операции стал начальник 4-го управления НКВД Судоплатов, которому помогали Эйтингон, Маклярский и Мордвинов. Работой радистов руководил Вильям Фишер. Через «Макса-Гейне» была подброшена информация о потерявшейся в красном тылу немецкой части. 

«Для поиска места для организации ложной базы выехали сотрудники НКГБ СССР. Место для лагеря выбрали на берегу озера Песочное близ деревни Глухое, где ранее располагался партизанский отряд. Несколько дней работали не покладая рук, имитируя расположение немецкой части. Соорудили землянки, разбили несколько палаток. Внешне все должно было выглядеть достоверно, не вызывая подозрений у вновь прибывших «гостей». В составе группы было десять надежных агентов из числа немцев. Экипированные соответствующим образом, они первыми должны были встречать «посланцев с той стороны» в качестве солдат немецкой части. Подобрали удобную площадку для приема грузов, служившую раньше партизанам аэродромом, о котором немцы знали еще в период оккупации Белоруссии. Войсковые патрули тщательно охраняли подступы к площадке-аэродрому. На случай непредвиденных осложнений неподалеку в лесу замаскировали несколько зенитных и пулеметных установок», – продолжает Ольга Яковлева. 

На роль командира непутевой части был выбран пленный подполковник Генрих Шерхорн, который получил псевдоним «Шубин». 

«Германия выше всего»

Немцы не сразу ответили на сообщение. Наконец пришла радиограмма: «Благодарим за ваши сообщения. Просим связаться с этой немецкой частью. Мы намерены сбросить для них различный груз. Мы также могли бы послать радиста, который оттуда мог бы связаться с нами. Для этого необходимо знать местонахождение этой части, чтобы наш радист мог найти ее и место, подходящее для сброски багажа. Этой части нужно сообщить о прибытии к ним радиста, чтобы он не был задержан, так как радист придет в обмундировании Красной Армии. Пароль будет «Ганновер». Привет». 

В середине сентября немцы сбросили трех радистов. Шерхорн встретил своих. В разговоре с ними выяснилось, что о части Шерхорна доложили Гитлеру и Герингу, которые пообещали помочь выбраться из «западни». Немцы все еще не были уверены, что часть действительно существует, и настаивали на вылете в потерянную часть своих высоких чинов. В свою очередь, Шерхорн отвечал, что часть преследуется Красной Армией и встреча невозможна. Но, тем не менее, к ним стабильно забрасывались немецкие агенты. Вскоре в «части» появились врач Ешке и унтер-офицер авиационной части Гарри Вильд. Прибывшие доставили письмо от командующего группой немецких армий «Центр» генерал-полковника Рейнгарда, в котором он, обращаясь к Шерхорну, писал: «Сердечно благодарю вас, всех ваших офицеров и солдат за выражение мне лучших пожеланий. Заверяю, что все мои наилучшие пожелания всегда с вами. В новом году ваша настойчивость найдет свои награды в соединении с нами. Я с гордостью слежу за путем движения и всегда буду впредь делать все для оказания помощи вам. Пусть вашим паролем будет: «Германия выше всего». Хайль Гитлер. Рейнгард». Также сообщалось, что Геринг лично отдал распоряжение послать в лагерь четыре транспортных самолета «Арадо» для доставки грузов и вывоза раненых. Чтобы быстрее уйти от «преследования» Красной Армии, немецкое командование разделило «часть» на три группы и велело самостоятельно идти к линии фронта. Это устроило всех. «Продвигаясь» к линии фронта, голодные отряды регулярно получали снабжение: шоколад, глюкозу, консервы, галеты. 

«Железные кресты» в посылке

Этот тяжелый переход оценило германское командование. В одной из посылок чекисты обнаружили «железные кресты» для «награждения наиболее отличившихся и заслуживающих поощрения воинов на усмотрение командования «части». Май 45-го. Красная Армия уже на улицах Берлина. 5 мая Шерхорн и его «армия» приняли последнюю прощальную радиограмму: «Превосходство сил противника одолело Германию. Готовое к отправке снабжение воздушным флотом доставлено быть не может. На основании создавшегося положения мы не можем также поддерживать с вами радиосвязь. Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, которым в такой тяжелый момент приходится разочаровываться в своих надеждах». За девять месяцев, в течение которых длилась игра, были переправлены 22 германских разведчика, 13 радиостанций, 255 мест груза с вооружением, боеприпасами, продовольствием и медикаментами, 1 млн 770 тысяч рублей. 

Хроника «Совершенно секретно»
13.06.1949. «На основании изложенного приказом МГБ СССР №498 от 11.02.1949 г. Георгий Иванович Мордвинов из органов Госбезопасности уволен по состоянию здоровья... в запас МГБ с правом ношения военной формы одежды и знаками различия «подполковник» в запасе». В последние годы занимался научной работой в Институте востоковедения АН СССР. Умер 7 апреля 1966 года. В Улан-Удэ проживают племянница и приемная дочь разведчика Георгия Мордвинова.

Читать далее