Главное Популярное Все Моя лента

Лариса Егорова: «50 лет как один счастливый миг!»


1961

К юбилею творческой деятельности актрисы

11 ноября в Буряад театре пройдет спектакль Тадаса Монтримаса «Оройтоhон дуранай охин» («Земля Эльзы»), в котором народная артистка России Лариса Егорова играет главную роль.

- «Вся наша жизнь – игра»… Лариса Ильинична, будете «играть» сейчас в разговоре со мной?

- «…а люди в ней – актеры»… Конечно, буду. Потому что актерская профессия въелась в мою кровь и плоть. Да, я играю так же, как бухгалтер все время считает в уме. Но я попробую быть искренней. Не переносить сцену в свою жизнь хотя бы сегодня. Я начала играть с рождения. Как только отец сажал меня к себе на ладони, я начинала петь. Серьезно все началось с моего прихода в студию при театре, которой руководил Федор Семенович Сахиров… Но это, знаете, такие банальности, которые всем известны!

- Интересно представить вас юной девочкой, которая пришла в бурятский театр, будучи метиской, и скоро стала звездой национального театра…

- Когда я пришла в театр, у меня еще был легкий акцент, но от него давно не осталось и следа. Во мне течет такой замес национальной крови! Я воспитывалась в бурятской деревне, пришла в бурятский театр, а теперь и в бизнесе продвигаю бурятские традиции, которые очень люблю. Но во мне есть русская открытость и эмоциональность, умение говорить прямо без обиняков.  Я считаю, что от смешения кровей родятся талантливые дети, способные горы перевернуть. Но я бурятка в большей степени, конечно.

- А можно подробнее о корнях?

- Мой прадед по линии матери, Тит Алексеевич Егоров, был купцом, родом из старообрядцев. Его рыбные лавки были в Верхнеудинске, Кяхте, Иркутске и Петербурге. В «Иркутских ведомостях» о нем писали как о человеке, который скупал все. Его сын, мой дед Илья Титович Егоров, добровольно отдал все свое хозяйство в бурятскую коммуну и сам вступил в нее. Потому моя мама хорошо знала бурятский. Отец мой тоже был необычным человеком – красивым, высоким. Все его вспоминали как смельчака с широкой душой. На фронте под обстрелом он вставал во весь рост и справлял свою нужду в сторону немцев. Он умер в 49 лет из-за осколка в предсердии. Познакомились родители в Улан-Удэ, мама работала в «Байкале» буфетчицей. Отец пришел с войны в красных сафьяновых сапогах, трофеев и денег у него было навалом, и он угощал своих друзей в этом ресторане… Отец увез маму в Бичуру. А в то время бурят там было всего две семьи, и, когда я родилась, все сбежались смотреть, кто же родился у русской и бурята.

- Вы пришли в театр прямо со школьной скамьи… Как такое возможно?

- А вот так и возможно! Потому что я не могла иначе. Народный артист России Владимир Константинович Халматов вместе с супругой подтолкнули меня пойти пробоваться в студию при театре. К тому времени я уже многое в жизни пережила: развод родителей, детдом, в котором провела два года, смерть родителей. И эта моя биография – дар мне, который сделал из меня личность. Тот, кто не испытал бед, несчастий, радости и счастья, никогда не состоится как человек. Даже если человек в масле катается, он должен познавать жизнь из классики, самообразовываться и наполнять свою душу. Иначе на сцене ему нечего будет сказать.

- Сейчас очень модно говорить о карме. Например, попадает человек в беду, и начинают говорить: «Карма у него такая»…

- А ее можно поправить, эту карму! Лишь бы было внутри стремление. «Ну, нет! Я сделаю так, чтобы у меня были… Счастье? А что это такое? Это момент! Миг счастливый. А потом опять ты падаешь, но имей силы подняться. Вот для этого человек должен испытать в своей жизни все. Это такая прелесть вообще – испытать не только счастье, но и подняться, побывав внизу. Чтобы сказать себе: «Я смог».

- А было у вас падение?

- У меня было очень много горестных моментов. Однажды в мою жизнь пришла болезнь. И многие тогда говорили: «Вы слышали? Егорова-то умирает!». Мне было чуть больше сорока лет. В какой-то момент я и сама не знала, что со мной будет, но, когда я выписалась из больницы, на одиннадцатый день пошла на встречу в школу ГАИ. Там я выступала с романсами, и мне аккомпанировала Дарима Линховоин. Я тогда сказала ей: «Даримка, вот у меня такая жизненная ситуация, люди болтают, я слышала, но я хочу доказать: ничего подобного! Я не собираюсь ни умирать, ни быть сломленной». Как моя мама говорила: «Коммунары не будут рабами!» (смеется).

- А кем бы вы могли еще стать, кроме актрисы?

- Про меня в детстве говорили: «Из нее, кроме артистки, ничего не получится!». Видимо, такая я была бесшабашная. Однажды к моей тете в Тэгде прибежали: «Ваша племянница в бане распевает Робертино Лоретти!». Это, значит, я голая, на полатях с тазом пела: «Вернись в Соренто, любовь моя!» (смеется). Даже у плохого актера есть зритель, а я считаю себя если не гениальной, то, во всяком случае, хорошей актрисой, которая переняла от старшего поколения серьезное отношение к театру и его традициям.

- Кстати, в детстве я видела спектакль «Барабанщица», в котором вы танцевали «голая» на столе. Именно так вас оценили взрослые рядом со мной.

- С этим спектаклем я объездила все школы, все военные части, Москву, Ленинград и Калмыкию. Эта выходка оправдывает цель. Советская разведчица выдавала себя за немецкую «овчарку». И не имела права признаться даже любимому человеку. В момент, когда немецкий офицер просит: «Минута! Одна минута голая на столе!», она сбрасывает с себя халат и при любимом танцует в купальнике. Ради этой сцены весь обслуживающий персонал, дирекция и администрация сбегались в электробудку, чтобы посмотреть на «голую» Егорову.  Автор пьесы Афанасий Салынский сказал, что это лучшая барабанщица, хотя пьесу играли и другие знаменитые актрисы ведущих театров страны.

- То есть вы могли не только в Бурятии работать?

- Да, у меня было много моментов, когда я могла уехать и работать в любом театре, но у меня никогда не было такого желания.

- Недавно зрители увидели новый спектакль с вашим участием - «Оройтоhон дуранай охин» («Земля Эльзы») режиссера  Тадаса Монтримаса. Насколько близок вам образ тихой, смиренной женщины, которую вы играете?

- В 60 лет я играла роль Фелумены Мартурано в спектакле «Женщина, не знавшая слез», вот там полное попадание в мой характер. А эта пьеса от моего характера отличная, потому что я бы ни за что не разрешила дочери мной помыкать. Но на то я и актриса. Я сыграла более ста с лишним ролей, не считая эпизодических, и в каждой роли есть частичка моей души.

- Что вы считаете главным в мужчине?

- Порядочность, доброту и немногословность.

- Сыграв столько женских образов, что вы считаете в женщине главным?

- Я не люблю, когда женщина злословит. И сама никогда не собираю сплетни. Для этого надо быть мелким внутри. Мне дорого достоинство, которое должно удерживать женщину от того, чтобы терпеть унижения и побои. Я против того, чтобы женщина несла свой крест до конца. Ну и, конечно, нужно следить за собой. Женщина создана для того, чтобы радовать глаз. И быть правдивой, искренней. Лично я стараюсь не расслабляться. Потому что хочу еще жить, у меня еще много идей, возможностей. Я переполнена чувствами и желанием совершить что-то еще более интересное, чем было до сих пор. У меня трое детей, шестеро внуков, правнучка и я еще молодая. Я, конечно, слежу за модой, но всегда одеваюсь так, как подсказывает мой вкус. А вкус у меня есть. Когда я вижу сейчас много одинаковых девочек, которым индустрия моды диктует, какими им быть, я думаю, что однажды это пройдет. Та харизма, которая в тебе заложена от природы, гораздо интереснее. Ведь личность, характер, умение независимо мыслить – это очень красиво.

- Были темы, которых мы не касались. Тем не менее насколько вы играли сейчас?

- Я была абсолютно искренной.

Беседовала Диляра Батудаева.

Читать далее