Главное Популярное Все Моя лента
Войти

«Я вся в синяках и не могу выйти из дома»

Фото: pixabay.com

Улан-удэнку жестоко избили за поддержку ЛГБТ-сообщества?

Этой историей наша землячка поделилась на днях с администраторами одного из пабликов «ВКонтакте». 36-летняя жительница бурятской столицы пострадала от рук мужчины, которого видела лишь второй раз в жизни – после того, как в беседе с ним попыталась встать на защиту представителей секс-меньшинств.

- Мы сидели и разговаривали. Выпили. Когда начался разговор про гомосексуалистов, он сказал, что он против геев. Я ответила, что они имеют право на жизнь. Он заявил, что сейчас будет убивать меня, а потом избил. Бил без жалости, чтобы уничтожить, – написала женщина создателям группы.

Обращаться в правоохранительные органы она не стала.

Читайте также

Феминистки из Бурятии показали своё лицо

Самые свободные и независимые девушки республики впервые устроили массовую фотосессию

- Это муж моей знакомой, у них маленький ребёнок и она попросила не делать этого, – отметила пострадавшая. – Я вся в синяках и не могу выйти даже из дома. Насколько, оказывается, неприятно нашим бурятским мужчинам просто мнение о представителях ЛГБТ. За эту точку зрения человека в Улан-Удэ могут убить.

Феминистки из Бурятии, решившие предать историю с избиением огласке, признают: подобные проблемы зачастую замалчиваются. 

- Конечно, люди сейчас могут сказать, что это частный случай и, как нам уже пытались когда-то доказать, что общество у нас вовсе не гомофобное, – подчеркнула в беседе с infpol.ru активистка движения «Я – свобода» Ася. – Но всем живущим здесь понятно, что тема ЛГБТ в Бурятии табуирована. Об этом не пишут и не говорят. Складывается впечатление, что гомосексуалов у нас просто не существует. Однако это и есть самое наглядное доказательство гомофобного общества. Там, где людей не осуждают, не преследуют, не травят, не высмеивают, не бьют за ориентацию или где подобные действия хотя бы осуждаются большинством, они видны, они не скрываются. Человека избили даже не за принадлежность к ЛГБТ, а за высказанное мнение, за поддержку, слова о том, что все люди имеют право на жизнь.

Движение «Я – свобода» появилось в Бурятии два года назад. Для его сторонниц феминизм – не противопоставление себя сильной половине человечества, а, скорее, возможность разрушить современные стереотипы, связанные с мужчинами и женщинами. Сегодня в официальной группе движения «ВКонтакте» насчитывается более 700 человек. Большинство участников, конечно –  девушки, но есть среди них и молодые люди.

«Смысл теряется»

Напомним, осенью 2016  года стало известно, что в столице Бурятии могут состояться митинги и шествие в поддержку сексуальных меньшинств. К идее гей-парада большинство улан-удэнцев отнеслись без восторга. По этому поводу высказывались и общественные деятели, и чиновники. Экс-зампред правительства Бурятии Александр Чепик, по его собственному признанию, и вовсе покраснел, услышав о предстоящей акции.

Впрочем, некоторые отмечали, что люди нетрадиционной сексуальной ориентации имеют право на подобные мероприятия и призывали земляков быть к ним терпимее. Давать добро на проведение парада или нет, в мэрии города думали целых три дня. И нашли, казалось бы, компромиссный вариант – перенести его в закрытое помещение. Но организаторов – активистов ЛГБТ из Москвы – «альтернатива» не устроила.

- Вслед за Иркутском и Читой власти Улан-Удэ запретили проведение в городе шествия гей-парада и двух ЛГБТ-митингов. Основания все те же: федеральный закон о запрете гей-пропаганды. Сегодня подаём в суд. Таким образом, Бурятия стала 33-м субъектом России, запретившим все публичные мероприятий ЛГБТ-сообщества, – написал тогда глава московского гей-прайда, известный правозащитник Николай Алексеев на своей страничке в соцсети.

Он подтвердил намерение судиться с улан-удэнскими властями и в интервью infpol.ru.

- Чтобы устроить мероприятие в закрытом помещении, никакие согласования с властями не нужны и ни за какими разрешениями обращаться не требуется. Я мог бы снять для этих целей конференц-зал в гостинице, какой-нибудь клуб, ресторан или ещё что-то, – рассказал Николай Алексеев. – В федеральном законе № 54 чётко сказано, что форму и цели публичного мероприятия определяют организаторы. Всё, что может сделать орган власти – мотивированно предложить перенести его в другое место или на другое время, чтобы избежать каких-либо эксцессов и столкновений.

«Компромиссный» вариант, который предложили улан-удэнские чиновники, правозащитник назвал попыткой загнать ЛГБТ-активистов «в закрытое помещение».

- Чтобы мы были невидимы для всех остальных, – пояснил он. – Но в этом случае просто теряется смысл, цель мероприятия – привлечь внимание общества и власти к проблемам, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, целому ряду вопросов, которые хотелось бы поднять публично. А так я могу устраивать любые собрания и митинги в своей квартире. И никому это не будет интересно.

«Суды везде разные»

Отказ городской администрации организаторы решили обжаловать в Советском районном суде. Рассмотреть иск должны были до 25 октября 2016 года – именно в этот день в Улан-Удэ планировалось провести один из заявленных митингов.

- Если решение будет не в нашу пользу, значит, будем обжаловать его в Верховном суде Бурятии, потом доведём это дело до Верховного суда России, Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). И это касается не только Улан-Удэ, но и других городов, где мы получили отказ, – подчеркнул правозащитник

В итоге так и получилось. Судебное заседание состоялось в конце октября. Решение городских чиновников организаторам мероприятия оспорить не удалось, и они подали апелляцию в Верховный суд Бурятии. 

- В случае отказа сначала будет кассация в президиум Верховного суда Бурятии, а потом – в Верховный суд России. После чего дело уйдёт в Европейский суд по правам человека, – пояснил Николай Алексеев infpol.ru.

Кассационную жалобу направили в Верховный суд страны 2 мая 2017-го. Её ожидаемо отклонили. В итоге дело дошло до Страсбурга.

- Запреты шествия гей-парада и двух ЛГБТ-митингов, планировавшихся в столице Бурятии – Улан-Удэ – в конце октября прошлого года, обжалованы в Европейском суде по правам человека, – рассказал минувшим летом Алексеев.

На тот момент в ЕСПЧ были направлены дела по запрету акций ещё в 25 российских городах – Костроме, Москве, Архангельске, Севастополе, Ялте, Иванове, Калуге, Курске, Липецке, Мурманске, Орле, Рязани, Санкт-Петербурге, Тамбове, Туле, Твери, Тюмени, Владимире, Ярославле, Саранске, Ульяновске, Брянске, Смоленске, Великом Новгороде и Кирове.

Читайте также

Спор о проведении гей-парада в Улан-Удэ дошёл до Страсбурга

Запрет на него удалось обжаловать в Европейском суде по правам человека

Отказывая организаторам в проведении гей-парадов, местные власти в большинстве случаев ссылались на закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», а также на статью 6.21 КоАП о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. В Йошкар-Оле одно из трёх запланированных мероприятий вроде как одобрили, но с оговоркой, что состоится она не в центре города, а на окраине – в деревне Игнатьево. Да и то в последний момент чиновники отозвали своё согласие. Ситуация повторилась в Иваново: сначала там разрешили шествие, но потом пошли на попятную – дескать, письмо подписывало неуполномоченное лицо. 

В интервью «Lenta.ru» Николай Алексеев сообщил, что цели провести подобную акцию в каком-то определённом городе у активистов ЛГБТ нет.

- Мы пытаемся реализовать своё право на 31-ю статью Конституции в разных местах. Потому что власти везде разные, суды везде разные. И результаты судебных разбирательств говорят о том, что выиграть подобные дела можно. Значит, наши усилия не безнадёжны. Попытки эти предпринимаются в разных регионах, чтобы найти, наконец, людей, которые начнут соблюдать, – отметил он.

Рассказал глава московского гей-прайда и об угрозах в свой адрес.

- Я получаю их чуть ли не ежедневно – в звонках и в социальных сетях. Уже привык к этому, – добавил Николай Алексеев.

Читать далее