«Как только вспоминаю, что было со мной в Бурятии, мне становится жутко»
Главное Популярное Все

«Как только вспоминаю, что было со мной в Бурятии, мне становится жутко»

Фото: личный архив Ж. Очирова

Улан-удэнец рассказал, из-за чего бежал из республики и почему обрел свободу в Израиле

Жамсо Очирова можно смело назвать одним из самых эпатажных блогеров из Бурятии. Молодой человек выкладывает откровенные фотографии в социальных сетях, восхищая и в то же время возмущая своих подписчиков. И так же смело Жамсо обнажает душу. В своем блоге он рассказывает о прошлой жизни в Улан-Удэ: о неудачном браке, лишнем весе и попытках открыть свой бизнес, где не обошлось без скандалов. 

Но мало кто знает, что за плечами Жамсо - трудное детство, бедность, насмешки и ненависть, что «не походил на всех». Но, пройдя все испытания, Жамсо стал этническим дизайнером и уехал в Израиль, где начал жизнь с чистого листа. 

«Улан-Удэ казался мне мегаполисом»

Жамсо с самого начала его жизни пришлось несладко. Его отец был спортсменом и  мечтал, чтобы его сын, как и все мальчишки, занимался борьбой. Но Жамсо любил играть в куклы, за что постоянно слышал насмешки от сверстников. 

- У меня не складывались отношения со сверстниками с самого раннего детства. Когда мне было четыре года, отец пытался заставить меня заниматься борьбой, традиционным видом спорта. Практически насильно тащил меня на мат, но я не хотел, мне не нравилось. Я любил играть в куклы. Однажды моя мама получила от отца за это. Тогда я ничего не понимал, но сейчас осознаю, что, наверное, ему было неприятно слышать от друзей и знакомых, что его сын не такой. Мои младшие брат и сестра всегда старались защитить меня, - начал свой рассказ Жамсо. 

Он родился в Кяхте и, ещё будучи подростком, решил уехать из родного города в столицу Бурятии на учебу. 

- В 14 лет я решил поехать поступать в Улан-Удэ и остался один на один со своими проблемами. Защитить меня было уже некому, я понимал, что нужно что-то с собой делать. Тогда Улан-Удэ был для меня как Нью-Йорк, я ни разу в жизни не был в больших городах, и он казался мне мегаполисом. Сразу же после переезда у меня начались проблемы. Я хотел поступить в педагогический колледж, но не получилось. У моей семьи были финансовые проблемы, тогда у нас заболел братик. Возможности отправлять мне деньги у родителей не было, а маршрутка стоила пять рублей в одну сторону, - вспоминает дизайнер. 

Жамсо поступил в лицей спорта и сервиса, потому что его дядя жил рядом. Тратить деньги на дорогу не нужно было. Но получить образование парню так и не удалось. 

- Опухоль головного мозга у моего братика подтвердили. Мне пришлось срочно устраиваться на работу. Я работал в ночные смены официантом, посудомойщиком, да кем придется. Меня унижали, иногда даже кричали: «Эй ты, мужчинка с нетрадиционной ориентацией, подойди сюда». Но тут я был один на один со своими проблемами и защитить меня было некому. Я всегда был худенький, но тогда решил, что мне нужно набирать вес, чтобы моё тело не было таким женоподобным. Я начал много есть, потом попал в непонятную компанию, стал много пить. Пытался стать таким же, как и все, - говорит Жамсо. 

Тогда парень набрался опыта в ресторанном бизнесе и в 19 лет уже стал управляющим рестораном. В этом же возрасте он познакомился со своей будущей супругой, которая работала в ресторане танцовщицей. 

- Прожили мы с ней три года, у нас была большая разница в возрасте – 9 лет. Мне попалась крутая, потрясающей красоты жена. Она многому меня научила. Я очень рад, что когда-то мы были вместе, - говорит он. – А женился так рано не потому, что хотел, а чтобы доказать обществу, что я нормальный, что я не гей. 

Чуть позже волею судьбы Жамсо попросили помочь в открытии ресторана. А ещё позднее он открыл свой ресторан, «фишкой» которого были официанты и официантки, обслуживающие посетителей обнаженными по пояс. 

- Это был примерно 2013 год. Тогда я открыл свой первый ресторан с «голыми» официантами в Улан-Удэ. В один день я проснулся мегапопулярным человеком, прослыл «извращенцем номер один» в Бурятии. На нас с супругой обрушилось огромное количество критики. На фоне этого было много скандалов, - рассказывает он. - Ресторан долго не проработал, на нас начали давить, якобы мы портим репутацию столицы Бурятии. В итоге мы всё это прикрыли. 

После было ещё несколько попыток построить бизнес, но ничего не удавалось. 

- Проблемы в делах, проблемы дома, недопонимания. Как-то я прогуливался по Улан-Удэ и встретил бывшую коллегу. Она сказала, что работает в Питере, позвала, и в 2014 году я переехал в свой уже любимый город Санкт-Петербург, - вспоминает Жамсо. – Там люди намного толерантнее, свободнее. 

Другая жизнь

После новогодних праздников он всё бросил, собрал два пакета вещей и с тремя тысячами рублей в кармане уехал в культурную столицу России. 

- Я не то чтобы понял, что пора что-то менять, я всегда был в Бурятии не понят обществом, людьми. Манера одеваться, манера выражения себя, да даже манера держать кружку - из-за этого ко мне всегда относились негативно. Наверное, это из-за некоторой ограниченности людей или непонимания современности, - рассуждает молодой человек. – У меня не было ничего. Сначала жил у подруги, долго не мог найти работу из-за того, что у меня была куча амбиций. Я работал управляющим рестораном, открывал свой. И чтобы после этого я работал официантом? Представляете? Приезжает какой-то парень, без образования, без знания английского языка, без ничего и хочет сразу же устроиться в какой-то 5-звездочный отель. Плюс ко всему он жирный! Слишком завышенная самооценка у меня была тогда. 

Через пару месяцев он понял, что дальше так продолжаться не может. 

- Я сидел без копейки денег, просить у кого-то было неприлично и стыдно. И я пошел работать официантом. В петербургском дацане познакомился с местными бурятами, у нас завязалась дружба. Они разглядели во мне творческую личность, не какого-то там «гомосека», а именно творческую личность. В России мне постоянно кидали намеки: «А ты не гей?». И я реально начинал задумываться: что со мной не так? - поделился дизайнер. 

Новые знакомые предложили Жамсо проявить свою творческую натуру и провести крупное мероприятие – Сагаалган в Санкт-Петербурге. 

- В 2015 году мы успешно его организовали. Потом провели этнобал, а после - «Мисс Азия Санкт-Петербург». Кстати, он стал ежегодным. Когда я понял, что у меня большая база красивых девушек, мне захотелось их красиво одеть. И я вспомнил, как в детстве играл в куклы, - рассказал он. 

Сейчас Жамсо живёт в Израиле и готовит новую коллекцию мужской одежды. 

- Мой творческий путь - от «извращенца», открывшего ресторан с «голыми» официантами в деревне, до этнического петербургского дизайнера, показавшего свою коллекцию в Италии. Кстати, я был одним из первых уроженцев Бурятии, кто устроил показ в этой стране. Не скажу, что мой путь был тернистым, но сложностей было достаточно, - продолжил рассказ Жамсо. – Только здесь я смог говорить о своих проблемах открыто. И в Израиле у меня что-то перевернулось, я понял, что не хочу создавать то, что нравится кому-то, я хочу делать то, что нравится мне. Здесь другой воздух, свобода. Мне комфортнее здесь. Я могу не бояться быть блондином, надеть длинную серьгу, короткие шорты. Наверное, впервые в жизни. 

Вечная борьба

Дизайнер поделился, что душой он и Израиль очень похожи. 

- Эта страна находится в тылу врага, это такой оазис на Востоке. С одной стороны, они постоянно враждуют с Иорданией, те же Сектор Газа, Палестина. А это государство в течение 70 лет сопротивляется, и довольно успешно. И моя жизнь – постоянное сопротивление обществу. Улан-Удэ во мне закалил чувство постоянной борьбы, мои шесть лет в Петербурге для меня некий вдох, как мне тогда казалось, свободы. Именно там я начал вспоминать, что мне нравились куклы, что я любил шить платья. Отсюда начал эту тему развивать. Стал дизайнером. И Питер меня подтолкнул к этому, - говорит он. – Этот город помог мне понять, что, наверное, не зря мама получала люлей от отца. Шесть лет назад я выпустил коллекцию «Янжима». Она зашла на «ура». Потом гастроли по Европе – Финляндия, Италия, Эстония. 

В Италии во время своих показов молодой дизайнер понял, что в его поведении и манерах нет ничего странного, он был принят публикой как творческий человек – этноколлекции полюбились европейцам. 

- Я понял, что эксклюзивен. Я представлял не просто вечерние платья, у меня была изюминка – азиатский стиль. И сейчас, уже год живя в другой стране, я понимаю, что дышу. Здесь я могу не бояться и самовыражаться. У меня поддержка отовсюду. Я очень хочу побывать на родине и съездить к маме в Питер (она сейчас живет там). Но как только вспоминаю, что было со мной в Бурятии, мне становится жутко, - поделился Жамсо. 

Сейчас он поддерживает связь с соотечественниками и помогает ребятам, которые подверглись насилию. 

– Сейчас у меня 10 тысяч подписчиков в «Инстаграме», причем большинство из Бурятии. Мне нравится контактировать с Бурятией, ведь это моё, родное. И понял, что я не один. Многие  пишут мне свои истории, и, поверьте, моя история – это цветочки. Не так давно написал парень, рассказал, как его изнасиловали в деревне. Это ведь ужасно! - говорит дизайнер. 

Сейчас Жамсо хочет донести до общества, что никто не заслуживает морального и физического насилия. 

- Отчасти я понял, что нужен этим людям. Да, я не подвергался физическому насилию, но душевные терзания меня преследовали каждый день. Из-за того, что не был понят обществом, я страдал. И самое ужасное – это то платье в горошек в крови, которое было на моей матери. Эти действия по отношению к моей маме из-за меня. А в чем она была виновата? В том, что прятала меня, в том, что тайком разрешала играть в куклы? В моей истории плохо не мне. Страдали мои близкие, и от этого больно. Да, у нас две руки и две ноги, может быть, мы в чем-то не такие, как остальные. Но это не значит, что нужно обзываться и тем более применять физическое насилие. 

«Родители не должны говорить, что мальчик «не такой»

Ольга Хохлова, директор тренингового центра:

- Игры мальчиков в куклы на самом деле не нестандартные наклонности. Детям свойственно играть и машинками, и куклами. Это абсолютно нормально, что мальчик познает, какие есть игрушки. Родители не должны акцентировать внимание и говорить, что мальчик «не такой». Чем больше делается акцент на это, тем хуже по отношению к ребенку. В игровой форме можно предлагать посадить куклу в машину. И постепенно мальчик проходит эту фазу. 

Сейчас очень часто в школах и мальчики, и девочки подвергаются моральному насилию. Эти ситуации нельзя терпеть, нужно обязательно сообщать об этом классному руководителю, в каждой школе есть психологи. Это очень важно. Родителям нужно разговаривать со своими детьми, интересоваться жизнью своего ребенка. 

Когда человек притворяется кем-то, а не является самим собой, не находится с собой в гармонии, внутри него копится агрессия и отношения с окружающими портятся автоматически, потому что не может наш организм копить столько негатива внутри. 

Насилие в семье – это очень тяжело, это травма на всю жизнь. Отсюда проблема построения отношений в будущем. Чаще всего мальчики не хотят быть таким, как папа. В какой-то мере идет непринятие себя как мужчины. Мамам в таких случаях нужно заступиться за своего сына, а если отец продолжает физическое насилие, то нужно уходить. В этих ситуациях ответственность за будущее своих детей несет мать. Готова ли она разрушить ребенку жизнь? Обычно в таких случаях приходят на долговременную консультацию, ведется долгая работа по исправлению детских травм.


Читать далее