Подход к «мусорному вопросу» в России решили кардинально менять в 2014 году. Тогда в федеральный закон внесли ряд поправок. Все полномочия по сбору, транспортировке и утилизации твёрдых коммунальных отходов (далее – ТБО) возложили на субъекты. Чтобы, наконец, навести порядок на свалках, их обязали разработать два документа – специальную программу и территориальную схему. Последняя включает в себя всю цепочку данных об отходах: от источниках их образования и количества – до мест обработки, утилизации, обезвреживания и размещения.

Таким образом, к январю 2017-го в каждом регионе должна была появиться полноценная «мусорная вертикаль» со своей политикой и даже с собственным оператором  по обращению с отходами. Увы, выяснилось, что большинство терсхем содержат серьёзные изъяны и нуждаются в доработке

- Они были утверждены в спешке, не прошли экологическую экспертизу, не обсуждались с общественностью и оказались непривлекательны для потенциальных региональных операторов (РО). По сути, регионы просто зафиксировали существующее положение дел, – рассказал минувшим летом РБК руководитель рабочей группы Госдумы, зампредседателя комитета нижней палаты по экологии и охране окружающей среды Владимир Панов

Сроки пришлось сдвинуть ещё на два года. Власти, между тем, рапортуют: Бурятия  готова к «мусорной реформе. Территориальную схему подготовили  и согласовали с Росприроднадзором ещё несколько месяцев назад. Разработали и специальную региональную программу. А в конце февраля объявили конкурс по отбору РО. Всего их будет три, поскольку республику поделили на три зоны. Первая включает 15 муниципалитетов, в том числе Улан-Удэ, Северобайкальск, Иволгинский, Окинский, Тункинский, Еравнинский и Баунтовский районы. Вторая «охватывает» Курумканский, Баргузинский, Кабанский и Прибайкальский, а в третью вошли Закаменский, Джидинский, Кяхтинский и Селенгинский.

«Нерациональный подход»

Кто возьмётся решать одну из самых «наболевших»  проблем республики, станет известно к 1 мая.  Не исключено, что конкурсы выиграет одна и та же организация – тогда ей придётся разгребаться со всем мусором в одиночку да ещё и сортировать его.  «Коммуналка» с внедрением терсхемы подорожает, ведь платить придётся не только за вывоз, но и за переработку ТБО – так же, как мы платим сейчас за тепло и воду. Впрочем, в  правительстве региона уже пообещали сделать всё, чтобы нововведение не «ударило» по кошелькам населения.

Эти вопросы затронули 26 марта – на круглом столе, посвящённом проблемам  коррупции. Организатором мероприятия выступило региональное отделение Общероссийского народного фронта. Активист ОНФ, координатор проекта «Генеральная уборка» Алексей Бадмаев напомнил: ранее республику поделили на четыре зоны. Предполагалось, что в каждой будет свой оператор со своими тарифами. Сейчас же их число сократилось.

- Под эти зоны построили полигоны, который должны были обсуживать конкретный  район в течение определённого времени. Тот, что в  Заиграево, например – десять лет. Но после изменений, внесённых в схему, его хватит на год-полтора максимум, – пояснил Алексей Бадмаев. – К строительству нового правительство не приступило. То есть объявят торги, зайдёт региональный оператор – и через год негде будет складывать мусор просто-напросто.  В Онохое проектно-сметную документацию сделали, но деньги не выделяют.  Так что объявление торгов проблему не решит. Полигоны разработали под одну схему, а внедрили другую –  на мой взгляд, это нерациональный подход. Это неправильно.

Отметим, старые горы мусора с приходом РО никуда не исчезнут. На него ляжет обязанность по уборке лишь тех отходов, которые  появится после подписания договора.  Между тем, в Бурятии сегодня насчитывается более 100 «стихийных» свалок. И большая их часть находится в столице республики.

«По плохим дорогам и через перевалы»

Кстати, несколько месяцев назад так называемую «мусорную реформу» раскритиковал руководитель региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса, известный эколог и геолог Евгений Кислов. Он отметил:  эта система пока не устоялась. Хоть все  полномочия по сбору, транспортировке и утилизации ТБО возложили на регионы, собственные операторы по обращению с отходами там так и не появились. Муниципалитетам же, по сути, «развязали» руки.

- В результате власти Улан-Удэ не смогли создать новый полигон. Слава богу, сейчас нас выручает частный, куда свозят  ТБО – иначе бы просто наступила катастрофа, – отметил Евгений Кислов на встрече с журналистами в декабре. – В сёлах не убирают отходы на берегу Байкала. Несколько смущает, что все ещё продолжается разговор о создании общей схемы для байкальских регионов. Мне кажется, в федеральном центре всё-таки не очень понимают, что везти мусор из Бурятии в Иркутскую область придётся по плохим дорогам и через перевалы.

В качестве примера он привёл Тункинский район, территория которого совпадает с границами национального парка.

- С одной стороны находится Окинский района, с другой – хребет в Закаменский, дорог нет. И нам говорят: вот, пожалуйста, рядом Иркутская область –  Иркутск. Шелехов. Но когда рассчитали тариф на перевозку, выяснилось, что у жителей Тунки таких денег нет.  Они просто не будут заключать договоры, не будут платить. Вот и всё, – пояснил эколог. – То же самое – в Северо-Байкальском районе. До недавнего времени перевал Даван вообще был непроходимым. Сейчас его сделали, уже легковые машины там проходят. Но из Северобайкальска до Магистрального (посёлок в Иркутской области – прим. авт.) тоже очень большое расстояние. Идея правильная, но состояние дорог и рельефа не позволяет это всё осуществить.

Алексей Бадмаев тогда заявил: схема, разработанная в Бурятии далека от идеала, а в логистику «заложены большие ошибки».

- Чем дальше нужно везти мусор – тем больше мы платим, – отметил он. – На «Форуме действий» ОНФ была презентована компания, которая при помощи космического мониторинга  исследует каждый регион, сколько мусора там  производят. Компьютер автоматически высчитывает, где разместить полигоны, откуда и куда везти отходы для переработки.

В субъектах, где применили такой подход, тариф снизился на 24 рубля в месяц на одного человека.

Ранее Бурятии, Забайкалью и Приангарью настоятельно рекомендовали  объединиться  для борьбы с отходами. К этому призывали депутат Госдумы, председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева и  сам глава Минприроды России Сергей Донской. Сначала – в ходе совещания с участием президента Владимира Путина в кабанском посёлке Танхой в августе, а позже – в интервью «Российской газете». Но идею скооперироваться с соседями  раскритиковал глава Бурятии Алексей Цыденов.

- Объективной необходимости  в этом нет. Регионам наиболее оптимально иметь индивидуальные схемы, объединять их нецелесообразно, – отметил он, выступая в ноябре на заседании межправительственной рабочей группы по вопросам развития Байкальской природной территории (БПТ) и межфракционной рабочей группы «Байкал». – Наше территориальное распределение населённых пунктов, мест вывоза отходов не требует, чтобы мы друг к другу заезжали. Единая схема повлечёт сложный вопрос формирования тарифов.