Принцы из-за границы. Жительницы Бурятии рассказали об опыте замужества за иностранцами
Главное Популярное Все Моя лента

Принцы из-за границы. Жительницы Бурятии рассказали об опыте замужества за иностранцами

Московский комсомолец
4406

фото: russianstock.ru, Facebook.com

Пять историй из жизни с хорошим концом

Связать себя семейными узами с гражданами других государств было пределом мечтаний для многих женщин в далёких 90-х и, чего уж греха таить, остаётся до сих пор. Ведь «заморские» женихи разительно и выгодно отличаются от российских по многим параметрам

Но пока одни грезят о браках с мужчинами «из-за бугра», другие вступают в них, несмотря на разницу менталитета, культур, устоев. Своими лав-стори с «МК в Бурятии» поделились наши землячки, не понаслышке знающие, что такое интернациональное замужество.

Кристина Войцеховская, художник-постановщик

Муж – литовец

Страна проживания – Россия

 - Я была студенткой школы-студии МХАТ по специальности «художник-сценограф», он – магистром по режиссуре. Случайно познакомились на занятиях, решили поработать вместе. Поставили маленький спектакль на учебной сцене, начали общаться. Постепенно узнавали друг друга, находили точки соприкосновения и на почве общих интересов, без накала безумных страстей превратились из друзей в пару.

Честно говоря, сначала думала, что Тадас – россиянин, просто с дефектом речи, а потом узнала: литовец. На тот момент он прожил в нашей стране два года и неплохо знал русский язык, «прокалываясь» лишь на отдельных словах – «микрушка» вместо «маршрутка», например. А ещё интересовался русской культурой, как и я – европейской. Ездили по городам, где живут мои родственники, смотрели достопримечательности, а после побывали на его родине. Литва – заграница условная, поскольку входила в состав Советского Союза и унаследовала от него многие традиции. Но когда приезжаешь туда сейчас, местные смотрят на тебя, как и на других российских граждан, немного косо: свою лепту вносит геополитическая ситуация. И хотя родные Тадаса приняли меня хорошо, в определённый момент между нами возникало небольшое напряжение, связанное именно с политикой.

Минувшей осенью мы поженились. Ни моя мама с мужем-немцем, ни его мама с папой не смогли присутствовать на свадьбе из-за сложного перелёта. Однако этой зимой они познакомились друг с другом и душевно пообщались. Родители поддерживают нас во всём. Особых трудностей не возникает, помимо языковых барьеров. Я ещё не выучила литовский, но, думаю, выучу, если попаду в языковую среду. Пока переезд не намечается, жизнь в Бурятии нравится, но, если появятся перспективы, можем и уехать –  благо любим путешествовать и, как истинные космополиты, готовы жить хоть в Европе, хоть в Азии. Если бы я вышла замуж за соотечественника, возможно, в моей жизни было бы больше стабильности. Но я вышла за иностранца, и в ней есть… защищённость и доверие. И муж, и его братья, и друзья – очень ответственные люди, которые превыше всего ставят семейные ценности, и к тому же очень галантные мужчины, которые относятся к женщинам абсолютно непотребительски и искренне любят их. 

Дарья Садовская, актриса

Муж – итальянец

Страна проживания – Италия

 - Я встретила будущего супруга в славном городе Иркутске. В областной театр приехала итальянская труппа. Ну как труппа – режиссёр и актриса. Мы познакомились с ними, прошли мастер-классы. Гости отыграли свои спектакли и уехали в Италию. Так было несколько раз, ничего романтичного не происходило. И вот они снова приезжают с постановкой, где я попадаю на главную роль. Работаем, и чувствую: что-то не так – жду репетиций как никогда. Даже подумать не могла, что и он ждал их так же… И вот премьера, после – застолье и, наконец, признания во взаимном чувстве.

Он пригласил меня в гости и в первый же день позвал замуж. Роман развивался в строгой секретности, лишь родные и пара очень близких друзей знали о нём. Через несколько месяцев мы поженились, и я переехала. Жить в Италии решили по простой причине – из-за работы мужа. По-русски он не говорит, так что выбора особо не было. Тогда и пришлось рассекретиться. Не все одобрили мой выбор, многие говорили, что мы чужие за границей и тому подобное. Конечно, разница менталитетов есть, но в этом отношении мне, можно сказать, повезло: супруг очень любит Россию и понимает её жителей.

Когда я приехала, знала на итальянском всего два слова – «чао» да «баста». Первое время приходилось очень тяжело без его знания, своей семьи, привычных праздников, хотелось убежать домой. Когда осваиваешь язык, находишь работу, обрастаешь друзьями, всё, конечно, налаживается, но для этого требуется огромное терпение. Именно из-за приступов ностальгии случаются конфликты с мужем – не без итальянских страстей вроде криков и хлопанья дверьми. Но мы отходчивы, так что оба пока живы. Кстати, первые три месяца не ругались совсем, потому что я не говорила по-итальянски.

А вообще знаю других российских женщин, которые замужем здесь. Большинство из них живёт хорошо, неудачные браки бывают, как и везде. По моим личным наблюдениям, итальянские мужчины – хорошие мужья и отцы, очень уважают женщин, любят детей и балуют их (даже слишком), а еще любят еду, секс и маму. Но они – ревнивые товарищи, могут и прибить в чувствах. А взрослеют примерно к 40 годам.

Оксана Труллис (Дацив)

Муж – киприот

Страна проживания – Кипр

- Я познакомилась с мужем на Кипре в 2012 году. На тот момент уже второй месяц мы с сестрой жили в Лимасоле и безрезультатно пытались устроиться на работу. В один вечер гуляли в туристической зоне и, проходя мимо одного из баров, увидели парня в ярко-синих кедах – такого же цвета, как босоножки моей сестрёнки. Остановились и начали шутить, что неплохо было бы поменяться обувью. В итоге разговорились и узнали, что он работает PR-менеджером в этом баре. С тех пор часто приходили туда.

И вот однажды новый знакомый в шутку сказал, что ищет себе жену. Так же в шутку стала называть его «мой муж». Встречались ещё месяц до моего возвращения в Россию, затем продолжили общаться в соцсетях, по смс и телефону. Через год я с подругой вновь приехала на Кипр, встретилась с Крисом, даже успела познакомиться с его родственниками и опять уехала на родину. И как-то он сказал по скайпу: «Приезжай ко мне. Не могу без тебя». Думала недолго – спустя месяц уже была на острове. Мы подали заявление на заключение брака в муниципалитет, и спустя месяц же поженились. Слышала много едких комментариев о том, что российские девушки часто выходят замуж здесь ради европейского гражданства. Но за почти пять лет проживания видела больше реально любящих пар. Многие друзья моего супруга женаты на россиянках и говорят о них только хорошее.

Разница менталитетов дала знать о себе сразу. Не зря феминистки в Европе так долго боролись за свои права: мужчины и женщины тут на равных. Дверь не придержит никто, тяжёлые сумки несёшь сама, коммунальные услуги оплачиваете пополам, отдых – тоже. И если сначала я думала, что придётся мириться с таким положением (всё-таки живу в чужой стране), то потом – что нужно считаться с моим мнением и воспитанием. Мелкими шажками добилась своего: многие вещи в нашей семье поменялись.

Трудности бывают у всех, и мы – не исключение. Можем спорить часами, и порой я не могу доказать неправоту мужа, несмотря на миллион фактов, и обычно говорю: «Делай как хочешь». Через некоторое время он понимает, что был неправ, и извиняется. Правда, в следующий раз всё повторяется. Отличительная черта киприотов – зависимость от мнения мамы. И здесь надо рубить на корню, иначе не избежать звонков ей за консультациями по десять раз на дню. Я сразу же сказала, что так дело не пойдёт, и если я делаю что-то, то знаю, как. С тех пор звонки без надобности прекратились.

У меня отличные отношения с родителями Криса, как и у него – с моими. Большую роль здесь сыграл добрый и покладистый характер супруга, который находит общий язык абсолютно со всеми, даже если это язык жестов. Он долго заучивал слово «здравствуйте» перед первой встречей с моим отцом, представленным как суровый мужчина вроде «рашн мафия». Но всё прошло гладко. Очень волновалась перед знакомством с его дедушкой и бабушкой, которые могли не принять в семью не киприотку. Но они приняли меня – и очень тепло, а бабушка даже шепнула напоследок: «Береги её». Кстати, все родственники мужа говорят на английском, поскольку их предки жили в Великобритании, а работники сферы обслуживания – на русском, поэтому я не сталкиваюсь с языковым барьером, хотя ещё не выучила греческий. Если есть вид на жительство, нет проблем с работой, зарплата хорошая –  особенно по сравнению с той, что я зарабатывала в Улан-Удэ. Конечно, так или иначе скучаешь по родным, чувствуешь себя отколотой от целого, но уже не думаешь возвращаться назад. Теперь на Кипре – мой дом, мой семья, мой сын, который понимает три языка в полтора года и, в отличие от меня, имеет гражданство. И я рада, что когда-то не побоялась и решилась уехать одна в чужую страну.

Оксана Харрис (Сенгеева)

Муж – американец

Страна проживания – Таиланд

- После школы я уехала учиться в город Далянь в КНР. Окончила там университет и начала карьеру в отельном бизнесе – устроилась на работу в отель «Conrad» в городе Санья на острове Хайнань. В этой сфере работники между собой общаются, и в маленьком туристическом городке все друг друга знают. Так новый коллега познакомил меня с шеф-поваром из отеля неподалёку. Это случилось в баре, куда мы приехали с коллегами на нечто вроде «team building outing» (вечеринка для формирования командного духа – прим. МК). Джереми, которому друг пообещал представить «russian girl from work» (русскую девушку с работы –  МК), оказался очень удивлён, когда вместо высокой блондинки с голубыми глазами увидел темноволосую азиатку. Удивлён, но нисколько не расстроен. У нас завязался разговор о политике, состоялось бурное обсуждение российско-украинских отношений, а на следующий день – свидание.

У меня были планы на новую работу в Пекине, у него – в Шанхае. Когда Джереми уехал туда, я перевелась в город Шеньчжэнь. Решили встречаться на расстоянии, провели так целый год, приезжая в гости друг к другу и пообещали видеться хотя бы один день, но каждый месяц. Спустя год я смогла перевестись в Шанхай. Съехались и стали жить вместе. А еще через год он сделал мне предложение. Расписались и позже сыграли свадьбу в Таиланде. Родные и близкие очень радовались за нас.

Быть женой иностранца – это всё равно быть женой, в моём случае – ещё и замечательного мужа. Я на «вы» с кухней, и дома всегда готовит он, заботится обо мне. До сих пор обмениваемся знаниями о том, как принято в России, а как – в США. Американки часто делают всё самостоятельно, чтобы доказать своё равенство. При этом американцы очень уважают женщин, в частности, российских, говорят, что они очень сильные, но очень мудрые. А вот мой супруг удивляется, что всегда хмурые русские на самом деле – весёлые и хорошие друзья. Говорит, к ним страшно подойти, но если уж познакомиться,  всё будет отлично. Вообще же, если ты живёшь за границей, то уже не делишь людей из других стран на своих или чужих. И было бы гораздо легче, если бы все поддерживали друг друга вдали от родины.

Полина Ориак, копирайтер

Муж –  француз

Страна проживания – Канада

 - Чтобы рассказать нашу историю, нужно отмотать минимум на пять лет назад, когда в одно серое декабрьское утро коллега с заговорщическим видом отозвала меня в сторону и выпалила: «А поехали в Америку!». Даже не подумав, я выпалила: «А поехали!». Так начался новый виток моей жизни.

Я собирала справки, документы левой ногой, в то время как подруга делала это ответственно плюс продавала машину и искала жильцов в квартиру. Ну что тут сказать. Мне дали визу, ей отказали. Но она не растерялась и на следующий день укатила в Китай, где встретила будущего мужа. А я в полной прострации полетела в Вашингтон, провела там три месяца и отправилась в Нью-Йорк, где тоже встретила… будущего мужа. Здесь нужно уточнить, что встретились мы не где-нибудь, а в русском ресторане на Брайтон-бич. Он тогда-только переехал из Франции в Канаду, отдыхал и решил рвануть в США.

Предложение мне сделал в последний день перед отлётом в Улан-Удэ, а свадьбу мы сыграли лишь через полтора года там же – так было проще с организационной стороны. Из Франции прилетели его родители, брат и кузен. Для них, как и для всех иностранцев, Сибирь – мощнейший бренд и сильнейший ассоциативный ряд: холод, ссылки, огромные расстояния и вечная зима.

Переехать во французскую провинцию Канады – Квебек – решилась не сразу и с трудом. Другая страна, совершенно неизвестный французский язык. Непонятно, на кого учиться и где работать. Но если уж решили быть вместе, нужно идти до конца. После свадьбы мы собрали документы, наняли адвоката и ждали – казалось, бесконечно долго, оказалось, всего лишь год, между тем как у некоторых иммигрантов процесс растягивался на 3-5 лет.

Не могу сказать, что замужество с иностранцем – нечто кардинально другое. Но, безусловно, новое, отличное от привычного. И тут не остаётся ничего, кроме как приспосабливаться, привыкать и дополнять друг друга. Для нас обоих Канада – новая страна. Мы открываем её, наши культуры нивелируются во многом, и приходится вести себя иначе, чем на родине. Основная трудность — это язык и моя гуманитарная специальность. Разговариваем с мужем на английском, но его недостаточно для работы. Поэтому сейчас учу французский, из которого словно заимствованы многие слова русского, и собираюсь поступать в университет. А супруг тем временем с придыханием вспоминает три недели, которые провел в Бурятии и во время которых без памяти влюбился в буузы, селёдку под шубой и омуль горячего копчения, услышал тосты, увидел ломящиеся от угощения столы и желание накормить до полного изнеможения, которое никого не оставит равнодушным.

 

Читать далее