Сохраняя традиции
2665

Какие смыслы скрыты в традиционном бурятском костюме

Швея Дашима Гончикова занимается реставрацией костюмов в Этнографическом музее и знает о дэгэлах абсолютно всё

Фото: архив героини материала

«Моя бабушка рассказывала, как в юности шила дэгэлы. Когда света в юрте уже не было, она выходила на улицу и шила при свете луны. Вот такие люди раньше были трудолюбивые!» — рассказывает Дашима Гончикова. Она занимается реставрацией костюмов в Этнографическом музее и знает о дэгэлах абсолютно всё. Почему у дэгэла такой необычный крой, из каких тканей раньше кроили одежду, а также какие смыслы скрыты в традиционном бурятском костюме — обо всем этом она рассказала в интервью «Информ Полису». 

Один народ, общие корни

В мастерской Дашимы Гончиковой висит несколько дэгэлов. Один совсем простенький — неприметного темно-синего цвета, из плотной недорогой ткани. Неподалеку на плечиках висит совсем другой дэгэл — весь из бархата, с дорогими парчовыми вставками, а подол богато отделан мехом выдры. И все же невооруженным глазом видно, что крой у них общий. 

Реставратор раскладывает оба дэгэла на рабочем столе и начинает свой рассказ. С дэгэлами она работает не один десяток лет и все же не перестает восхищаться их красотой и открывать для себя что-то новое. Бережно разглаживая рукава одного из нарядов, Дашима Цыдыповна рассказывает, какими бывают дэгэлы. 

— Дэгэлы бывают мужские, женские, девичьи и детские. Еще они разделяются по родам. Многое, конечно, зависит и от состоятельности хозяина дэгэла. Зажиточные люди украшали свои дэгэлы очень дорого! Использовали дорогую ткань, расшивали мехом и парчой. Если внимательно смотреть на дэгэлы того времени, можно заметить много различий, но все же основа у них одна, потому что народ един. Каждый раз женщины придумывали новый крой, чтобы было удобнее. Поэтому и костюм со временем менялся, появлялись новые элементы, но основа осталась, — объясняет реставратор.

Различия в покрое и элементах дэгэла появились оттого, что при расселении мастерицы начали кроить одежду по-своему. Каждая добавляла свои детали, подключала воображение и использовала определенные ткани. И все же главным критерием при шитье было удобство.

Дэгэлы кроили в соответствии с кочевым образом жизни: чтобы седоку было удобно вскочить на коня и проехать так несколько сотен километров, женщине — пасти скот и работать по дому, и конечно, чтобы люди не замерзали суровыми сибирскими зимами. Важно было сделать дэгэл долговечным и износостойким, чтобы он мог прослужить пять–десять лет. 

— Вот такой запах — энгэр — делался для того, чтобы ветер не дул в грудь. Обычные пуговицы могут расстегнуться при быстрой езде, а такой крой не позволяет распахнуться и продуть грудь. Линия талии, узкая спинка, низ дэгэла — все кроилось так, чтобы было удобно скакать на лошади. То есть крой национального костюма диктовали природные условия, — рассказывает реставратор, показывая воротник дэгэла. 

«Женщина рождается с иголкой в руках»

Убрав со стола дэгэлы, Дашима вытащила альбомы с колоритными фотографиями бурятской одежды тех времен. На картинках булагаты, эхириты, хори, хонгодоры, цонголы и сартулы — этнические группы бурятского народа. Если посмотреть внимательно, можно заметить, что дэгэлы у женщин разные. Они старались украшать свои дэгэлы так, чтобы даже повседневная одежда выглядела нарядной: расшивали рукава парчовыми вставками, украшали тесьмой воротник и линию талии, а если имелась ткань, украшали и подол дэгэла. Словом, каждая шила то, что по средствам, и старалась показать свое мастерство. 

— В те времена люди всегда сами шили себе одежду, не было такого, чтобы они обращались к швеям и портным. А сейчас, в наши времена, только шэнэхэнские буряты активно занимаются шитьем. Они сохранили вот эту бурятскую традицию, у них считается, что женщина рождается с иголкой в руках. Помните эпос «Гэсэр»? Там есть слова «женщина состоит из выкроек». Так вот, в те времена женщины шили с раннего детства, — рассказывает Дашима Цыдыповна. 

Когда девушка выходила замуж, в дом жениха она отправлялась в девичьем дэгэле и заплетала несколько кос. Уже на месте проводился целый обряд: девушку переодевали в женский дэгэл, расплетали волосы, делали две косы и надевали украшения. Тогда девушка становилась хозяйкой очага, её принимали в род мужа. 

Отдельного внимания заслуживают украшения, которые в те времена носили женщины. Косы убирали в специальные бархатные мешочки для волос, а сверху цепляли металлические украшения, чтобы волосы всегда были в порядке и не мешались. На шею надевали медальоны, а внутрь убирали молитвы и изображения бурханов, так украшения становились настоящими оберегами. 

Головные уборы расшивали кораллами. В то время они стоили очень дорого: за один такой коралл могли отдать целую корову! Одна из женщин на фотографии из альбома носит такой же головной убор, который богато расшит кораллами, их можно насчитать около сотни. Можете себе представить, как дорого такой головной убор обошелся хозяйке? 

Дашима Гончикова не раз реставрировала головные уборы, и каждый раз удивляется: откуда у людей было столько денег, чтобы украшать их такими дорогими материалами? Выходит, что даже в те времена люди старались показать через одежду свою индивидуальность.

В то время деревни были общинно-родовыми, то есть, как правило, там жил отец с сыновьями и их женами. Невесты приезжали из разных районов, так что у каждой в плане шитья были свои обычаи и привычки. Так и выходило: одна сошьет, другая повторит, третья сделает еще лучше. Так бурятский костюм развивался и менялся. 

— Тесьма — это очень трудоемкая работа, которая выполняется на специальном станке. За целый день можно сделать около 50 сантиметров, а на один дэгэл нужно около 8 метров! Можете представить, сколько надо трудиться, чтобы украсить свой дэгэл! Вот какие трудолюбивые люди раньше были, не то что мы сейчас: погуляем по магазинам и устаем. Я всегда удивляюсь, как в то время люди могли  так продумать крой и фасон, выбрать украшения, — перелистывая страницы альбома, рассказывает реставратор. 

Каждая деталь — оберег

В старину одним из любимых цветов бурятского народа был синий. Этот цвет считался величественным, так что носили его исключительно богатые люди. Когда к деревне приближался седок в дэгэле синего цвета, люди говорили: «О-о-ой, ноён едет!» Остальные же шили дэгэлы из той ткани, что привозили купцы из Китая, Монголии и соседних мест. Если на ткани было изображение дракона, сразу можно было понять, что ее закупили в Китае и она очень дорого стоит. Шить дэгэлы из такой ткани могли себе позволить только зажиточные люди. 

Зимний дэгэл шился из овчины. Богатые покрывали его дорогой тканью, а те, кто победнее, шили «дымленные» дэгэлы. 

— Коровьи лепешки называются «аргал». Они хорошо горят, так что в те времена буряты их топили, варили на них еду и даже обогревали жилище. В дымлении дэгэлов тоже использовали аргал: клали его в яму, разжигали, из него выделялся дым. Шкуру натягивали на треногу и одымляли. После этого дэгэл не ела моль, а изделие меньше промокало. Ведь необработанная кожа быстро приходит в негодность, а «дымленные» служат долго! — отмечает реставратор. 

Засмотревшись на одно фото в альбоме, она вспоминает старую бурятскую сказку. В одной местности поселился черт. Все, кто проезжал по той местности, там и погибали. Один юноша сказал, что победит черта и очистит родные места от скверны. Все начали отговаривать его, но юноша твердо стоял на своем. Переживала и его мать. Но вместо того, чтобы лить слезы и отговаривать сына, она решила хорошенько подготовить его к битве с чертом.

Женщина сшила ему крепкую обувь из бычьей кожи, изготовила шапку с острым навершием, а обшлага рукава дэгэла сделала из копыт черного жеребца. В энгэр зашила верблюжью шерсть, рукоятку ножа обернула козлиной кожей. Парень послушался и взял с собой все, что дала ему мать на сражение.

В дороге его настигла ночь. Юноша очертил вокруг себя круг плеткой и уснул. Пришел черт. Хотел он подобраться к голове юноши и выпить его мозги, да укололся об острое навершие его головного убора. Хотел было за руки вытянуть парня из круга, но на его защиту встал черный жеребец и начал топтать черта. Тогда черт решил напасть на юношу со спины, а оттуда козел выскочил и давай бодать черта. И тут не вышло! Решил черт за ноги вытянуть юношу из круга, но на пути у него встал бык. Хотел черт на грудь вскочить и вырвать сердце юноши, а оттуда верблюд. 

Наступило утро. Парень проснулся и увидел рядом с собой мертвого черта. Вот так мать защитила его своим благословением. 

— Конечно, это сказка, но верно то, что в бурятском костюме каждая деталь — это оберег, который может защитить человека. В нагрудные украшения всегда клали молитву и изображение бурхана, чтобы это была не просто безделушка, а оберег. Считалось, что так защищает бог человека. Так что все сделано с умом. Все должно быть при себе у кочевого народа, чтобы легко было достать нож, спрятать огниво и разжечь огонь ночью, — продолжает Дашима Цыдыповна. 

Человек, влюбленный в дэгэлы

Сама Дашима Гончикова называет себя человеком, влюбленным в дэгэлы. Она вспоминает, что все детство видела, как шьют ее бабушка и мама, и сама мечтала однажды сесть за машинку и начать шить дэгэлы. Правда, родные отговаривали, мол, не прибыльное это дело, да и не нужно никому. 

— Мама мне всегда говорила: «О-о-ой, да кому нужны твои дэгэлы? Зачем тебе заниматься шитьем, это же такой тяжкий, кропотливый труд! У тебя математика хорошо идет, становись учителем!» Но я-то, конечно, мечтала шить дэгэлы. Бабушка сделала мне выкройку девичьего дэгэла, я её освоила, а потом захотела научиться шить и женский дэгэл. Мне не хватало практического навыка, поэтому, когда в городе открыли курсы кройки и шитья, я тут же на них записалась, — вспоминает реставратор.

Как оказалось, она не единственная поклонница национального костюма, в группе нашлось несколько девушек, которые тоже хотели шить дэгэлы. Как раз в это время в город приехала швея из Монголии, которая в совершенстве владела мастерством шитья дэгэлов. Однако условий, чтобы открыть свои курсы и учить желающих шитью, у нее не было. Тогда помогли в центре занятости, набрав группу, специализирующуюся на шитье дэгэлов.  

— Мне всегда хотелось шить дэгэлы из новых материалов. Я работаю реставратором не первый год, и костюмы тех времен все равно уже выглядят старыми. Дэгэлы видавшие виды, ткани блеклые, местами потрепанные. А мне всегда хотелось воплотить образы того времени в новых материалах, чтобы люди могли точно такие дэгэлы носить сейчас! — рассказывает реставратор.

Когда Дашима Цыдыповна уже окончила курсы и не первый год практиковалась в шитье дэгэлов, театр бурятской драмы искал швею, которая сможет сшить целую коллекцию бурятских национальных костюмов разных родов. 

— Я сразу сказала им, что умею шить и давно мечтаю поработать над такой коллекцией. Заказ отдали мне, — с улыбкой вспоминает Дашима Цыдыповна. 

С тех пор заказов у швеи было хоть отбавляй. Дэгэлы, сшитые Дашимой Гончиковой, не раз красовались на сценах театров, подиумах и в музейных витринах. Женщина признается, что шитье по-прежнему ее любимое дело и она рада, что может посвящать этому каждый день. 

— Я человек, влюбленный в дэгэлы. Всегда думаю: кто будет изучать это, кроме меня? Я бурятка, я люблю шить, мне интересно разбираться в элементах дэгэла. Вот, например, почему я хочу шить красивые дэгэлы? Чтобы люди смотрели на них и хотели носить в повседневной жизни. Я не хочу, чтобы бурятский дэгэл ушел в небытие, а ведь это может произойти. Если уж бурятский язык забывается, то костюм-то тем более может забыться! Его же очень трудно шить, люди могут просто сказать: «Зачем нам такие трудности, давайте просто носить европейские костюмы». Но мы, буряты, должны понимать, что никто не будет беречь наш традиционный костюм кроме нас! Если уж ты родился бурятом — значит, нужно хранить свою уникальную культуру и свой национальный костюм, — уверена реставратор.

Вот и своих дочерей, которые тоже занимаются шитьем, она учит шить дэгэлы, ведь освоить кройку европейского костюма они смогут в любой точке земного шара, другое дело — дэгэлы. Их этому вряд ли кто-то научит, кроме матери. Вот и сама Дашима Гончикова рассказывает, что сейчас швей, знающих толк в дэгэлах, осталось не так много. 

Когда она говорит о национальном костюме бурятского народа, ее глаза горят. Реставратор с подлинной любовью и невероятной бережливостью разглаживает складки на костюмах и развешивает их по плечикам. 

— Я верю, что у дэгэлов есть будущее, что люди будут носить их, — говорит она, собирая альбомы с красочными рисунками и выкройками. — Меня каждый день удивляет и потрясает красота нашего традиционного костюма. 

Автор: Александра Муромцева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях