УУАЗ
4429
1

История человека, который помог вновь обрести крылья Улан-Удэнскому Авиационному заводу

Рассказываем про Леонида Белых, который возглавляет список партии «Единая Россия» на выборах в Государственную Думу

В старообрядческом сельскохозяйственном селе Бичура маленький Леонид Белых с самого детства интересовался электроникой, один из первых среди сверстников собрал радиоприемник.

Тогда сложно было себе представить, что через полвека этому мальчику выдастся поднимать с колен крупнейшее предприятие Бурятии – Улан-Удэнский авиационный завод (УУАЗ).

Кого «Единая Россия» в Бурятии направляет в Госдуму? Рассказываем про Леонида Яковлевича Белых, который вместе с Алексеем Цыденовым возглавляет список партии «Единая Россия» на выборах в Государственную Думу.

Завод умирал?

Тысячи рабочих без денег, миллиардные долги и ни одного контракта на вертолеты и самолеты – именно так встретил начало 90-х улан-удэнский авиазавод.

Действующие акционеры бесконечно совещались и не могли прийти к единому решению. Ответственность за конечную гибель (а тогда все считали, что это конец) УУАЗа никто брать не решался. В какой-то момент все стрелки показали на Леонида Белых. И, рискнув, он согласился занять «расстрельный» пост.

Практически никто не ожидал восстановления завода. Родные и знакомые крутили пальцем у виска, а Леонид Белых поставил перед собой цель – расплатиться с долгами и восстановить производство.

Забастовки и скандалы

Проблемы у УУАЗа действительно были большие – битва за станки и оборудование, которые собирались выносить за долги, отключение света и теплоэнергии, забастовки рабочих, по полтора года сидящих без заработной платы.

– Мы в буквальном смысле забаррикадировали ворота. Приходилось даже применять оружие – стреляли в воздух, чтобы напугать. Мне нужно было защищать свой завод. Директор «Бурятэнерго» приходил, хотел выщелкивать мне рубильник. Долго мы с ним говорили на повышенных тонах, – вспоминает Белых. – Чуть позже меня прямо в кабинете закрыли работницы завода. Трое суток мы обсуждали, что делать. Я ведь понимал и понимаю, что такое, когда кормить семью нечем. Допустить гибель завода было настоящим преступлением не только перед тысячами рабочих, но и перед остальными жителями Бурятии.

Тогда перед новоиспеченным директором встала главная задача – реализовать уже готовые вертолеты. Это казалось практически невозможным: заказов от главных покупателей – государственных организаций – нет, внутренний рынок в 90-е сильно «просел».

Единственный выход – экспорт за границу. Куда? Кому? Что делать и куда бежать?  

– Честно сказать, опыта ведения бизнеса, а тем более международного, у нас не было. Со дня основания мы работали в основном с Вооруженными силами и Министерством обороны. Лишь 5 % уходило на экспорт. Тогда нашим главным конкурентом был Казанский вертолетный завод. У них были налаженная сеть поставок, связи и, самое главное,  опыт. И куда бы мы ни попытались выйти на экспорт, нам говорили: «в Казани цены ниже». Тогда я понял, что если мы не снизим цену, то не выживем, – говорит Леонид Яковлевич. 

И снова сложное решение – снизить цену вертолетов практически на 30 %. Сказать, что такое заявление повергло в шок штат управленцев завода, – не сказать ничего. Но на их мнение и едкие комментарии «директор с ума сошел» приходилось терпеливо закрывать глаза.

– Потом коллеги немного успокоились и буквально через 1,5 часа принесли мне несколько планов по экономии. Нам удалось снизить стоимость наших вертолетов, да еще и сохранить качество. Тогда мы приступили к следующему шагу – нужно было срочно осваивать дилерскую сеть. До этого я работал в коммерческом отделе, часто ездил в командировки и отчасти был знаком с этой сферой. На подмогу позвал опытного Дениса Валентиновича Мантурова (ныне министр промышленности и торговли РФ. – Прим. авт.), и мы начали мотаться по разным странам и презентовать нашу продукцию, – продолжил рассказ Белых.  

После громких забастовок и скандалов на заводе о директоре Улан-Удэнского авиазавода знали даже в далекой Латинской Америке.

– Когда мы приехали в Латинскую Америку, мне сказали: «О, а мы вас знаем. Видели по телевизору». Тогда новость о том, что директора УУАЗа забаррикадировали работницы завода, облетела весь мир. Поставить нам на вид многие были рады, – улыбается сегодня Леонид Яковлевич.

Сниженная цена подкупила заказчиков, и у завода появился первый за долгое время заказ.

«Сила наша в том, что мы преодолели те тяжелые времена. Сегодня нас как флагман можно воспринимать: и в холдинге, и на мировом уровне. Есть только одна сложность. Когда ты  флагман, к тебе все подтягиваются, поэтому постоянно нужно придумывать что-то новое. Но мы справляемся»

Продуктами за вертолеты

Медленно, но верно предприятие «расправляло крылья». «Помог» этому и растущий доллар. Это и наличие экспортных контрактов позволили заводу за три года рассчитаться со всеми долгами по зарплате, ресурсоснабжающими компаниями и кредиторами.

Многоцелевой вертолет Ми-8, созданный в 1960-е годы, стал образцом уникальной конструкции, которая оказалась настолько успешной, что производство Ми-8 не прекращается до сих пор. Всего выпущено более 50 модификаций и более 12 тысяч единиц этой универсальной машины. Вертолеты Ми-8/17 в современных версиях пользуются стабильным спросом в России и за рубежом.

Следующим шагом было решение создать новый вертолет МИ-8АМТШ, которое стало отправной точкой для дальнейшего развития УУАЗа.

– Я понимал, что нужно смотреть на опережение, строить планы и хорошо разбираться в ситуации. Вместе с командой мы разработали программу технического перевооружения завода и создали легенду – Ми-8АМТ. А потом пошли осваивать китайский рынок. Первая сделка с Китаем у нас была по бартеру. Они нам поставляли пуховики, ремни, мясо, апельсины. Апельсинов мы тогда на жизнь вперед наелись. Но выбора тогда особо у нас не было. Китай тоже сидел без денег. И не знал нас никто на рынке. Зато сейчас у нас постоянное сотрудничество. В КНР около 300 наших вертолетов летает, – отмечает Леонид Белых.

Взяв курс на «перестройку», завод и его работники стали адаптироваться к новым реалиям буквально на ходу.

– Мы взяли курс на опережение. Предлагали, благодаря МВЗ имени Миля разрабатывали и внедряли. Это заметили. Заметили, что мы работаем на опережение, как для армии и гражданской авиации, так и для поставок за границу. Естественно, нам далось это непросто – всем пришлось очень быстро адаптироваться. И конструкторам, и производству, – говорит Белых.

Шаг за шагом УУАЗ сравнялся с конкурентами, а в некоторых моментах стал даже превосходить их.

«Наша цель была – стать конкурентоспособными. И мы её достигли. До сих пор мы стараемся оставаться на плаву и двигаться вперед»

Мечта – запустить новый продукт

Необходимость в новом военном вертолете возникла уже в Афганистане. Машины того времени были абсолютно беззащитны перед врагом. Тогда на вертолетах не было ни брони, ни защиты от ракет.

Уже в годы военных действий в стране на Ми-8 начали модифицировать: делать броню на кабины, добавлять пулеметы и гранатометы. Доработка велась в стране эксплуатации.

– Мы изготовили все агрегаты, загрузили их на Ил-76 и отправились в Афганистан. Испытать броню решили вначале на одном вертолете, чтобы проанализировать, что сделали правильно, а что нет. Отпустили первого в полет в 4–5 утра и ждем. Переживаем. Экипаж прилетел, говорят, все хорошо. Только командир пожаловался на какой-то стук в сиденье сзади. А мы туда тоже броню ставили. Снимаем её, а там ровно между лопаток капитана рваная вмятина от пули. Получается, что броня от гибели командира спасла, – вспоминает Леонид Яковлевич.

Потребности заказчика с того времени становятся для УУАЗ определяющими. Укрепление броней и вооружением снизило характеристики «восьмерки», машина значительно прибавила в весе. Новый Ми-8АМТШ с новым двигателем стал ответом на запросы заказчика.

– Мы установили на вертолет совершенно новые двигатели, они были мощнее и не реагировали на жаркие погодные условия. После участия в выставках нам активно стали поступать заказы, – поделился историей создания нового вертолета Белых. – Наши военные оценили наш труд и заключили с нами крупный контракт. И с этого момента мы поняли, что нужно создавать новое. Армия заказала определенное количество вертолетов, но дальше хочет что-то новое. Активно развивали и гражданское направление.

Сейчас на заводе производят гражданский сертифицированный Ми-171А2, на МАКС-2021 была представлена новинка и очередной прорыв завода – Ми-171А3 в офшорной версии.

Уникальная особенность и серьезный шаг вперед – проектирование Ми-171А3 «в цифре». Это позволило сформировать в масштабах холдинга «Вертолеты России» широкую производственную кооперацию.

– Сегодня есть проблема добычи нефти в море. Чтобы на буровые вышки летала наша техника, нужен особый вертолет. Сейчас их закупают за границей. Но нам при поддержке министра промышленности и торговли и холдинга «Вертолеты России», правительства Бурятии удалось сделать свою машину. На МАКСе прошло подписание соглашения о стратегическом сотрудничестве по поставке Ми-171А3 компании «Газпромавиа». На первом этапе будет поставлено 16 вертолетов, – рассказал Леонид Яковлевич. – Вертолет будет выпускаться в двух конфигурациях. Первая – для перевозки до 24 пассажиров и грузов массой до 5 тонн. Вторая – для проведения поисково-спасательных операций. Она будет дополнительно укомплектована специализированным оборудованием, в том числе медицинским.

«Моя мечта сбылась» 

– Спонтанное решение связать жизнь с техникой, авиацией оказалось правильным. На всю жизнь. И продукт новый создали с командой не один. После 50 лет я понял, что могу принимать решения осознанно, с видением на перспективу и не жалеть о них. Горжусь тем, что мы никогда не обманули ни одного заказчика. Всю работу всегда стараемся сдать досрочно. Да и в холдинге о нас говорят очень хорошо. Моя мечта, можно сказать, сбылась, – завершил Леонид Белых.

В этом году Бурятию потрясла новость – бессменный руководитель, выведший УУАЗ на новый уровень, покидает свой пост и уходит на повышение заместителем генерального директора холдинга «Вертолеты России» и советником генерального директора госкорпорации «Ростех».

– Общие интересы холдинга определили необходимость моей работы не только в пределах одного предприятия. На посту заместителя генерального директора холдинга в мои обязанности войдет кураторство трех заводов: КВЗ, Арсеньева и УУАЗ. Конечно, цели и задачи Улан-Удэнского авиационного завода по-прежнему будут для меня в приоритете. При этом прошу коллектив завода поддержать все запланированные проекты и приложить максимум усилий для их реализации.

Командование флагманом Бурятии перешло в руки Алексею Козлову. На МАКС-2021 все уже присутствовали в новых должностях и справились со своими задачами, на первый взгляд, очень неплохо – привезли в Улан-Удэ соглашения на поставку 71 вертолета.

Сложно даже представить, что всего пару десятилетий назад важнейший для республики градообразующий завод мог похвастаться только огромными долгами и возмущенными работниками.

Зато сейчас не только восстановил былую мощь, но и обрел сильную команду, обеспечил себя заказами на несколько лет вперед, смог выпустить несколько новых модификаций вертолетов и зарекомендовать себя как надежного партнера как в России, так и за границей.

«Главный результат моего труда в небе летает. И это говорит о том, что нужно двигаться дальше»

Автор: Арина Филиппова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях