Забытая авикатастрофа: Экспедиция «Информ Полиса» побывала на месте крушения Ми-4 близ села Селенга
Главное Популярное Все Моя лента

Забытая авикатастрофа: Экспедиция «Информ Полиса» побывала на месте крушения Ми-4 близ села Селенга

Фото: wikipedia.org, Евгений Коноплёв

Журналисты нашли обломки вертолета спустя 44 года после ЧП в небе над Бурятией

В ходе недавней поездки в Тарбагатайский район, о чем мы рассказывали в прошлый раз, нас заинтересовала таинственная история об упавшем вертолете. Причем информация о катастрофе была разноречивой. Одни говорили, что это случилось в районе Саратовки, другие указывали на горные отроги Жарчихи. 

Неясно было и то, какому ведомству принадлежал вертолет. Многие склонялись к версии, что вертолет мог быть военным и выполнял некое секретное задание. Однако, как нас уверили, на месте ЧП стоит небольшой обелиск, вокруг которого до сих пор можно найти обломки «вертушки». Именно это место мы и захотели найти в ходе нынешней экспедиции. 

Пожар на дальнем поле

Однако выезду предшествовал долгий сбор информации о происшествии. Пришлось покопаться на специализированных сайтах. В итоге выяснилось, что упавший вертолет МИ-4 все-таки был гражданским. Узнали мы время и место аварии: 11 мая 1975 года, близ села Сибирь (Селенга). Туда-то мы и направились. Интересно, что старожилы деревушки припомнили, что в 70-х годах возле села упал вертолет. 

- Был пожар на дальнем поле, милиция выезжала, - рассказали сельчане. – Там вроде и памятник стоит… 

Искать в степи одинокий обелиск дело проблематичное, даже учитывая, что в Селенге указали примерное направление, куда нужно двигаться. Однако что делать? Надо искать! Сперва двинулись по дороге, ведущей в сторону горного распадка. Но направление оказалось неверным – скоро мы уткнулись в непроходимые дебри. А вот выезд на другую дорогу оказался более удачен. Тем более что там мы встретили группу студентов БГУ во главе с нашим старым знакомым, сотрудником Байкальского института природопользования, представителем БРО Русского географического общества Владимиром Черных. Они-то и помогли в поисках. 

При исполнении служебных обязанностей

Миновав карьер, мы углубились в распадок, ведущий к горному кряжу. 

- А вот, кажется, на склоне горы что-то стоит, - вдруг сообщили наши спутники. 

Владимир Черных и его студенты помогли в поисках

На одном из подъемов действительно выделялся прямоугольный темный камень. Подходим ближе. Перед нами скромная гранитная стела с высеченными на ней фамилиями. К сожалению, имена погибших плохо различимы. С трудом читаем: «Ананин, Бидогаев, Торопов, Индукаев». Ниже короткая подпись: «Погибли при исполнении служебных обязанностей».

То, что мы находимся на месте крушения, подтверждает множество металлических деталей: исковерканные и оплавленные куски фюзеляжа, элементы обшивки,  скрученные от удара о землю дюралюминиевые осколки. Нашли даже покореженную деталь, о функциях которой теперь можно только догадываться. 

Уже по возвращении удалось восстановить некоторые детали трагического полета. Как уже говорилось, МИ-4 был гражданским. По заданию геофизической экспедиции экипаж должен был провести поисково-съемочные работы. Вылетел МИ-4 из Улан-Удэ около пяти утра. На борту были командир, второй пилот, штурман и два борт-оператора. В половине шестого утра экипаж сообщил, что приступает к работе. Около восьми часов поступило последнее сообщение с МИ-4 – о том, что вертолет  выйдет на связь через 50 минут.  На этом  все… В 8:30 милиция сообщила летному отряду о том, что в районе села Сибирь горит вертолет. 

На месте ЧП были обнаружены тела трех человек: второго пилота, штурмана и борт-оператора. Командир вертолета и второй оператор были живы. Оба были немедленно отправлены в Тарбагатай. Но живым довезти смогли только командира. 

В ходе расследования выяснилось, что вертолет потерял высоту, врезался в землю передней частью фюзеляжа, разрушился и загорелся. Командир вертолета заявил, что не может объяснить, что произошло. 

Сперва комиссия склонялась к ошибке пилотирования. Однако затем специалисты остановилась на версии о том, что причиной ЧП мог стать отказ регулятора, что привело к падению мощности двигателя. Эта версия и стала основной, указанной в отчете. Дело в том, что такие отказы были одним из конструктивных дефектов на МИ-4. Вот такую грустную историю, о деталях которой уже мало кто помнит, хранит тарбагатайская степь. 

Хотелось бы отметить еще один момент. Место катастрофы выглядит неухоженным, памятная стела давно не обновлялась. Думается, что местным властям, представителям летного отряда и геологам стоит задуматься о том, как увековечить память экипажа, погибшего при исполнении служебных обязанностей. 

«Юнкерс» над Бурятией

В ходе сбора информации о ЧП возле Селенги мы наткнулись на ряд любопытных фактов об авиационных происшествиях, случившихся в Бурятии. Мы с удивлением узнали, что в республике разбился трофейный «Юнкерс», что пилотам ПО-2 приходилось делать вынужденные посадки на озеро Котокель и замерзшее русло Турки, а в годы войны в Кижинге рухнул засекреченный самолет Ш-2 (амфибия). Поэтому мы и решили рассказать о некоторых наиболее громких происшествиях. 

Первое авиационное ЧП случилось в Бурятии в далеком 1935 году, когда на замерзший  Байкал в районе Посольска сел биплан П-5. Происшествие было загадочным. Комиссия установила, что пилоту удалось посадить самолет. Но после этого биплан сгорел. Были найдены следы двух человек, двигавшихся от самолета к Посольску. Их шаг был ровным. Но до деревни экипаж не дошел. Несмотря на то что к розыску привлекались поисковые отряды, авиация и пароход «Кругобайкалец», выяснить, куда исчез экипаж, не удалось. По одной из версий, они провалились в полынью. 

Не менее странным выглядит и крушение дальнего бомбардировщика ИЛ-4, упавшего в годы войны возле Онохоя. Бомбардировщик «заблудился» в облаках и рухнул между станцией Онохой и Нижними Тальцами. В катастрофе погибли пилот и механик. Загадочным является то, что именно в этот день в Иркутской области упал точно такой же бомбардировщик. Катастрофы произошли с разницей в несколько часов. Просто какой-то роковой «закон парных случаев». 

В феврале 1948 года в Бурятии потерпел аварию трофейный Junkers («Юнкерс») Ju-52, летевший по маршруту Чита - Улан-Удэ. На границе Забайкалья и Бурятии самолет попал в  поток воздуха, потерял высоту и стал падать на сопку. Пилот все-таки смог почти «вывернуть» Ju-52. Но тут зацепился крылом за сосну. Несмотря на сбитые шасси, экипаж смог посадить «Юнкерс» на сопку. Самолет восстановлению не подлежал, но самое главное, что в этом ЧП никто не пострадал. 

О некоторых других происшествиях, случившихся в Бурятии (падении самолета с иностранной делегацией, обстреле вертолета, трагических катастрофах в Баргузине и  Баунте, «пьяном полете» над Курумканом) мы расскажем в ближайшее время.       

Самый массовый вертолет СССР
МИ-4 был первым военно-транспортным вертолетом Советской армии. Видимо, поэтому местные и говорили о том, что вертолет мог быть военным. МИ-4 был весьма продвинутым по тем временам воздушным судном: он оснащался задним грузовым люком с откидными створками и опускающимся трапом. Широко использовался МИ-4 и в гражданской авиации, где стал самым распространённым типом вертолёта. Он применялся в качестве пассажирского, транспортного, санитарного борта, для тушения лесных пожаров, использовался в Арктике и на БАМе. В 70 - 80-х годах МИ-4 был заменен на более современный МИ-8.

Читать далее