Главное Популярное Все Моя лента
Войти

«В Армении скучаю по Бурятии, в Бурятии по Армении…»

Чтобы взять интервью у Валико Гаспаряна, я пыталась поймать его две недели. «Пожалуйста, не обижайтесь, времени совсем нет», — с извиняющим вздохом говорил он в телефонную трубку...

10 вопросов Валико Гаспаряну, артисту эстрады:

Чтобы взять интервью у Валико Гаспаряна, я пыталась поймать его две недели. «Пожалуйста, не обижайтесь, времени совсем нет», — с извиняющим вздохом говорил он в телефонную трубку. Я не обижалась, вздыхала в ответ и набиралась терпения. Наконец, наша встреча состоялась

— Вы популярный в Бурятии артист. Вас часто приглашают петь на свадьбах, корпоративах, юбилеях, концертах. Не надоедает каждый день одно и то же?

— Ну почему одно и то же? Зрители же разные. Я получаю удовольствие от своей профессии, и, если в какой-то момент своей жизни я пойму, что мне надоело, что «каждый день одно и то же», тогда, я думаю, мне стоит покинуть сцену. Когда я выступаю, я заряжаю энергией зрителей, они, в свою очередь, подпитывают меня.

Это взаимная связь. Иногда думаю, что вот, выйду на сцену, а слушатели не будут мне хлопать и радоваться. Если такое случится, мне будет очень плохо… На каждом своем выступлении я стараюсь выкладываться по полной, чтобы не разочаровать слушателей.

— Недавно у вас запела племянница и даже стала призером детского конкурса. У вас, видимо, очень поющая семья?

— В моей семье всегда пела бабушка с маминой стороны. У нее был божественный голос. Это был не просто талант, а дар Божий. Когда бабушка начинала петь, люди вставали. При этом она никогда не училась специально музыке. Я же раньше не пел и даже не думал, что когда-нибудь буду выступать на сцене. Что это такое вообще — петь, думал я.

— И как же вы поняли, что сцена — это призвание?

— Петь начал после смерти бабушки, мне тогда было лет пятнадцать. Возможно, мне передалась частичка ее дара. При армянском культурном центре создавался детский ансамбль, я решил поучаствовать. Понравилось. Потом стал лауреатом бурятских конкурсов. Вот так все и завертелось…

Меня всегда поддерживали мои родители. Знаете, когда только что-то начинаешь, не всегда получается сразу и хорошо. И кто-то скажет: «Да ты не умеешь, брось это дело!». А мои родители верили в меня и твердили: «Ты сможешь, ты справишься, просто нужно репетировать и стараться». Так, благодаря их поддержке я начал выступать. Сейчас родители — мои самые строгие и справедливые критики. Я очень доверяю их мнению. А то, что пение — это мое и навсегда, я понял не так давно.

— У вас уже достаточный сценический опыт. Наверняка и волнения нет, как вначале?

— Не скажите. Я перед каждым выступлением волнуюсь как в первый раз. И считаю: если нет волнения — это равнодушие. А это, как я уже говорил вначале, значит, что нужно уйти со сцены. Это хорошо — волноваться. Значит, ты не зазнался, значит, ты не стоишь на месте и стремишься к самосовершенствованию. Если волнуешься, значит, любишь и трепетно относишься к своей работе.

— Нет амбициозных планов уехать покорять центральные города России и стать известным не только в Бурятии?

— Категоричное нет. Я очень люблю Бурятию и Улан-Удэ. Это моя родина, я здесь родился. Когда уезжаю, например, в Красноярск, в Москву или Армению, начинаю скучать по Улан-Удэ уже в аэро­порту. Не могу даже описать, почему и насколько я люблю этот город. Понимаете, здесь все очень родное — люди, места. Здесь у меня семья, друзья, мои слушатели. По Армении, кстати, тоже скучаю — это историческая родина. Вот так и живу — приезжаю в Армению и скучаю по Бурятии, а в Бурятии скучаю по Армении…

— Вы — один из немногих представителей других национальностей, который поет на бурятском языке. Тяжело было вы­учить язык?

— Я пою на двадцати языках мира. Но с особым чувством и удовольствием — на бурятском и армянском. Бурятские песни безумно красивые. А о том, как я пою — с акцентом или нет, судить слушателям. Однажды выступал в Агинском округе. Подходит ко мне бурят и говорит: «Слушай, дорогой, красивый у тебя голос, спору нет, но не пой на бурятском, будь так добр! Невозможно слушать тебя, так чудовищно поешь. Вот ты слышал, как Кобзон поет на бурятском? Так вот ты ему в подметки не годишься!».

Сразу же после него подходит другой зритель, тоже бурят, и говорит слово в слово: «Слушай, дорогой, как ты здорово поешь на бурятском! Ты слышал, как Кобзон поет на бурятском? Так вот он тебе в подметки не годится!».

— А было такое, чтобы критика или похвала слушателя особенно запомнилась и запала в душу?

— Было. Однажды выступал на свадьбе, где выдавали замуж девушку, чей папа — армянин, а мама — бурятка. Ее мама долго жила в Армении. Когда я спел песню на бурятском языке, она поднялась и сказала на чистейшем армянском, совсем без акцента: «Спасибо, дорогой, так приятно было слушать, как ты поешь на моем родном языке, душа радуется».

Вот закроешь глаза и подумаешь, что это говорит армянка — настолько хорошо она это сказала. Это было очень интересно: я — армянин, пою на бурятском, она — бурятка, поблагодарила на армянском… Очень мне это запомнилось.

— У вас есть невеста. Не спрашиваю, когда свадьба, просто интересно, кто же будет петь на вашем торжестве.

— Мои друзья, конечно. Сам я на своей свадьбе петь не буду точно. Не хочу сильно распространяться про свою личную жизнь, все-таки личная жизнь на то и личная, чтобы о ней знали не все. Скажу только, что ее имя переводится с армянского «голубка». Она — моя голубка, мое счастье. И она прекрасно поет. Когда я услышал ее, влюбился в ее голос.

— Какой музыкальный жанр предпочитаете, есть любимые и нелюбимые жанры?

— Я слушаю и исполняю все. Мне не зазорно петь шансон, попсу, народные песни. Я не ограничиваю себя какими-то рамками. Человек не должен зацикливаться на чем-то одном. Нужно постоянно открывать для себя что-то новое, стремиться к совершенствованию — это и есть жизнь.

— Как вы представляете свою жизнь через несколько лет? Каким будет Валико Гаспарян через энное количество времени?

— Не надо об этом задумываться. Это то же самое, что сидеть и думать, в чем же смысл жизни. Так просидишь и не найдешь смысла. Жить нужно этим моментом и радоваться тому, что есть сейчас. Жить в ожидании чего-то нельзя. Так и саму жизнь можно пропустить.
Читать далее