В последнее время в СМИ всё чаще появляются публикации о молодёжи, живущей по воровским понятиям – приверженцах криминального движения АУЕ (Арестантский Уклад Един, Арестантско-уркаганское единство – прим. авт.). Шумиха в прессе началась после того, как в июле 2016 года ответственный секретарь совета по правам человека (СПЧ) Яна Лантратова сообщила: тюремная субкультура держит под контролем детей из 17 субъектов страны, в том числе Забайкалья, Бурятии и Иркутской области.

«Новая пионерия»

АУЕ, «захватившее» байкальские регионы, неоднократно оказывалось в центре внимания ведущих федеральных изданий. В марте 2016-го телеканал «Россия 24» даже посвятил этой проблеме спецрепортаж под названием «Забайкальская каморра». Тогда корреспондент рассказал: неформальное движение в Бурятии и Забайкальском крае буквально «поглощает» местную молодёжь, а заправляет «блатным миром» один человек – авторитет Георгий Углава по прозвищу Тахи. В декабре откровения самих последователей этого движения опубликовал «Московский комсомолец». А буквально через полгода в «Новой газете»  появилась ещё одна статья об АУЕ под названием «Страна из трёх букв». По мнению автора материала – Алексея Тарасова – эта аббревиатура стала «настоящей идеологией» и «объектом поклонения» среди подростков, склонных к криминалу. Её используют в качестве возгласа-приветствия, для идентификации «свой-чужой» и при нападениях на граждан. «НГ» называет АУЕ «новой пионерией» и отмечает: без досконального изучения движения, пропагандирующего тюремную романтику, невозможно понять криминализацию современных подростков, которая сегодня «достигла пугающих масштабов».

Идеология постепенно проникает и в Интернет. Множество тематических групп есть в соцсети «ВКонтакте». Подробно об этих пабликах в июле рассказывала «Открытая Россия». Не оставил без внимания проблему и популярный портал «NewsInfo». Как отмечает издание, сегодня криминализация подростков в России бьёт все рекорды. Речь идёт не о банальном хулиганстве с битьём стёкол и вымоганием денег у прохожих, а о мафиозных группировках и молодёжных бандах, действующих в ряде регионов.

Отметим, в Бурятии подобный уклад жизни среди детей и подростков прослеживался в 80-90-е годы, а в начале 2000-х местная молодёжь писала аббревиатуру АУЕ на стенах, при этом даже не понимая её значения. Сегодня на улицах города надписи из трёх букв встречаются нечасто. Но всё же встречаются.

«Отдельные миски для изнасилованных мальчишек»

На днях «Комсомольская правда в Иркутске» (далее – «КП») посвятила АУЕ целое расследование. Так, по данным спецслужб, блатная романтика в моде у детей из 25 регионов России. Всего же в тему вовлечены 1 миллион 300 тысяч человек. Издание напоминает о попытке ответственного секретаря СПЧ привлечь внимание к этой проблеме на самом высоком уровне.

- В тюрьме сидит человек, у него есть смотрящие на воле, которые связываются с детьми в социальных учреждениях и устанавливают свои порядки. И подростков заставляют сдавать на «общак» для зоны, а если ребёнок не может сдать деньги или украсть и совершить преступление, он переходит в разряд опущенных. У него отдельная парта, отдельная посуда, над ним можно издеваться и его можно насиловать, – рассказала Яна Лантратова президенту Владимиру Путину на заседании совета в декабре прошлого года. – Самое страшное, Владимир Владимирович, что когда они выйдут из этих спецшкол, их будет целая армия. Это проблема национальной безопасности.

«КП» подчёркивает: в 2015-м году волонтёр из Союза добровольцев России, который возглавляет Лантратова, устроилась воспитателем в забайкальский детдом «Апельсин». Она несколько дней рыдала – рассказывала про отдельные миски для изнасилованных мальчишек и как девочек в наказание прижигают утюгом. Через главу следственного комитета России Александра Бастрыкина секретарь СПЧ устроила проверку (местные чиновники не очень-то чесались). И когда дети стали давать показания, в детдом явились двое взрослых «смотрящих». Они объяснили малолеткам, что «стучать» – не по понятиям, а всякий, кто сотрудничает с «ментами», сам становится «красным», то есть козлом. Таков АУЕ – арестантский единый уклад…

- «Смотрящих» к уголовному делу не пришили. Села одна садистка-воспитательница, но Лантратова поехала по другим детдомам... А в январе 2016-го президент принял отставку губернатора Забайкальского края Константина Ильковского: формально – за срыв переселения из аварийного жилья, но по мнению многих забайкальцев – в связи с неутихающим «ауешным» скандалом, – отмечает «Комсомолка».

На местных форумах писали: «Лантратову – в губернаторы!». За «добровольцами» ходила полиция, общественницам говорили: «Девочки, подумайте о себе, о своей семье…» Сейчас всё утряслось, но от имени ответственного секретаря совета по правам человека краевых чиновников до сих пор корёжит.

«Нет такой проблемы»

Не любят Яну Лантратову и в Москве: по информации «КП», и Минобрнауки, и МВД в штыки восприняли поручение Владимира Путина разобраться с АУЕ.

- Нет такой проблемы, мы её не видим, – якобы заявил замминистра образования Вениамин Каганов на заседании рабочей группы, в которую вошли ФСИН, Роскомнадзор, прокуратура и следственный комитет.

Тогда его горячо поддержала полиция.

- Два профильных ведомства категорически не хотят работать, – заявил «КП» источник, присутствовавший при этой сцене.

Таким образом, бандиты и беспризорники оказались предоставлены друг другу и сами себе.

Как Тахи выиграл книгу у Ведёры

Прибыв в Читу, корреспондент «Комсомолки» начала звонить в пресс-службу губернатора, следственный комитет, полицию и уполномоченному по правам ребёнка. А ещё – местному депутату, владельцу фирмы маршруток, который в 2015 году заявил: «АУЕ стремительно распространяется среди школьников».

- Особенно в Черновском районе, где дети ставят эти три буквы в углах листов с контрольными работами, – рассказывал он.

Журналисту «КП» назначали встречи и в самый последний момент почему-то «никак не могли приехать». Два ведомства тщательно «согласовывали» визит корреспондента с Москвой и делали это все две недели, отведённые на командировку. В личной встрече краевое министерство образования отказало.  

В популярной газете «Вечорка» пояснили: власти решили, что статьи на тему АУЕ снижают инвестиционную привлекательность региона.

- Это СМИ положило болт на трусость чиновников. На обложке у них – криминальные трупы, в номере – письмо «ауешника», напавшего на отдел полиции в Хилке, а в авторах – лидер меценатовской ОПГ, киллер Дмитрий Ведерников, – подчёркивает «КП».

Дмитрий Ведерников. Фото: газета «Вечорка»

Попав в 2010 году в СИЗО, а после – на зону, Ведёра стал моралистом и вещает со страниц газеты: «Я хочу обратиться к ребятам, которые сегодня ходят по школам с бейджами «АУЕ». Остановитесь, пока не поздно... В укладе ворами сказано: помогайте малолеткам, не спрашивайте с них строго. Никто никого не заставляет, и уж тем более заставлять малолеток пополнять общак – это в корне нелюдское».

Г. Углава в читинском ИВС. Фото: УМВД по Забайкальскому краю

В поборах со школьников Ведёра обвиняет конкретно смотрящего за Забайкальем вора в законе Тахи и кроет его печатным словом: «А ваши деньги, Георгий Омарович, которые вы собирали по школам, оставьте себе, а то как представлю, сколько детей осталось без обеда, кусок в горло не лезет». Тахи, томящийся на зоне в посёлке Тыргетуй, при этом хранит молчание. Это продолжается четыре года, рубрика об АУЕ в «Вечорке» пользуется бешеным успехом. Читатели пишут: «Спасибо Дмитрию Ведерникову за то, что открыл глаза нашему сыночку, который уже двигался с людьми и начал таскать деньги из дома (на уголовный общак – прим. «КП»). Популярное читинское издание даже устроило розыгрыш книги, которую Ведерников написал в заключении (описание, кого и как убили меценатовские), и объявило, что выиграл её… подписчик Г. О. Углава. То есть вор тоже оказался читателем.

«Решала» Забайкалья

Главред «Вечорки» Владимир Праницкий-Кантемир, объявивший войну АУЕ задолго до Лантратовой, пояснил: то, что криминальное движение появилось именно в Забайкалье – не случайно: «От осинки не родятся апельсинки». Он показывает на фото.

Миша Магомед в зале суда. Фото: газета «Вечорка»

- Вот Миша Магомед, он – «решала» всего Забайкалья... Точнее, так: по словам начальника ГИБДД, осужденного на десять лет, он «решала» всего Забайкалья. А вот он с краевым прокурором Фалилеевым, ныне – прокурором Новосибирской области. Вот зять министра территориального развития Забайкальского края, ныне бывшего, с Углавой, парень сидит, погоняло –  Женя Большой… Ректор института, он же – ныне действующий депутат заксобрания, с лидерами самой крупной нашей осиновской ОПГ... Действующий председатель заксобрания с осиновскими же, – рассказал Владимир Праницкий-Кантемир. – Вот тогдашний губернатор Гениатулин с бандитом Красным, бандитом Антипом и действующим градоначальником Читы открывают боксёрский клуб…

Снимки сменяют друг друга: депутат, депутат (оба действующие), муж тогда министра культуры, замкомандующего ликвидированным Забайкальским округом…

- И что, не увольняют? Тех, кто остался?

- Нет! Говорят: «Тра-та-та, всякое бывает». 

Моменто и дети

В посёлке Новопавловка, на границе с Бурятией, в январе 2016-го случилась неописуемая история: четверо зажиточных мужиков взяли трёх малолеток из необеспеченных пьющих семей, вывезли в лес и били там монтировкой, а четвёртому – 18-летнему детдомовцу по кличке Чита – сломали палец. Причина, говоря по-русски: малолетки задрали. Вымогали с детей деньги в школе (предположительно, на общак), обменивались куртками: «Дай свою, а тебе эту, рваную». В полиции от школьных конфликтов открестились: «Разбирайтесь сами», сообщает «КП».

Тот самый детдомовец Чита оказался воспитанником местного авторитета Алексея Ланичева по кличке Моменто, рецидивиста – 20 лет на зоне. Когда-то Ланичев наколол на лбу надпись «Memento mori» («Помни о смерти» на латинском). Так это и прижилось.

Моментик, он же Алексей Ланичев. Фото: газета «Вечорка»

Моменто снял с пацанов побои, зафиксировал место происшествия на фото и написал заявление в полицию: «Пусть они – дрянные дети, но они дети!», а потом стал с бригадой объезжать участников расправы, объяснять, что с ними сделают на зоне и сколько они должны заплатить, чтобы подростки изменили показания.

В итоге Моменто и малолеток арестовали, шили ОПГ и массовые поборы со всего посёлка на АУЕ. Не доказали, посадили «по мелочи» и сейчас уже выпустили. Ланичев встретил корреспондента «КП» в своем обитом профлистом доме. Тощий и весь отточенный, как бритва, синий целиком. На каждом пальце – по два перстня.

- Какой я авторитет? Где вы видели авторитета, который цемент месит? – отметил он, показывая грязные штаны. – Стройка у нас! Я сам и могилы копаю, жена похоронный магазин держит, сам лес вожу на лесовозе, какие поборы? Всех коммерсантов отпустил, кто мне платил, разве иногда приеду: «Киньте, пацаны, на общее». И они мне без проблем пятьдесят пачек чая, пять кило конфет: у нас ведь в посёлке каждый второй сидел... Общее – это не воровской общак, это чай для зеков, сигареты… Когда меня задержали и начались волнения, в посёлке провели народный сход. Люди там кричали: «Он детей защитил! Значит, наших детей можно бить?!». Все нищие были за нас.

На вопрос, почему рядом с Алексеем Ланичевым вообще оказались дети, он пояснил, что с 2009 года вместе с женой Галиной брал к себе «под расписку» на лето пять мальчиков и пять девочек из детдома в Тарбагатае. Учили их жизни и чистить картошку. Моменто вещал: «Вы не воруйте у бабушек, если воровать, так у богатых и миллион». В его доме и на лесопилке стали кучковаться дети пьющих и многодетных. Моменто бесплатно давал пилить горбыль: «Подарите старикам».

Когда дети обнаглели и начали терроризировать поселок (крали всё – от досок до коров) и люди стали приходить к Ланичеву с претензиями, тот разводил руками: «Это дети. Нет, не дам наказывать». Бывший глава Новопавловки Алексей Кабаков, сына которого также обложили данью в школе, не выдержал и перевёл парня в другой район.

- А что стало дальше с вашими детдомовцами? – поинтересовался корреспондент «КП».

- Фёдоров сидит, Баклан сидит за убийство, Чита вон только что вышел, Малой самоубился…

Трафик, Чита и Шаман – те самые избитые пацаны – слушают лидера, открыв рот. Все вместе вслед за Моменто утверждают: нет никакого АУЕ.

«Модный всероссийский мем»

Отметим, интерес к тюремной субкультуре в Бурятии вспыхнул с новой силой после убийства знаменитого борца Юрия Власко. Некоторые интернет-пользователи уверены, что к нему причастны приверженцы криминального движения.

- Как всё было на самом деле. На дискотеке произошёл конфликт борцов с улан-удэнскими криминальными отморозками. После этого вроде все разошлись. Но наши ауе-дураки же важные бандюганы: не оставят просто так, что какие-то 20-летние борцы на них косо посмотрели. И пошли разбираться. Вооружились арматурой, ножами, пистолетами.  Крутые же, как-никак. Власко спал, его разбудили, сказали, что местные хотят разборок, он пошёл с ними разговаривать, – рассказал пользователь паблика «Аноним 03». – Этих ауешников было около 15 человек. После пары слов его зарезали, проломили череп арматурой и на последок ещё раз воткнули нож в спину стоящему на четвереньках Власко. На видео – не зеваки или его друзья, вся эта шушера – из АУЕ. Борцов в этот момент отгонял с пистолетом толстый в спортивном костюме, стрелял им в спину.

Напомним, эта тема обсуждалась и на недавней встрече бурятских спортсменов с и. о. главы республики Алексеем Цыденовым. Ранее по поводу АУЕ высказывались и эксперты. Так, по словам доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника института этнологии и антропологии РАН Дмитрия Громова, при исследовании этой субкультуры следует различать реальные социальные проблемы и виртуальную игру.

- Хочется заострить внимание ещё и на том, что нынешняя волна интереса к АУЕ возникла благодаря выступлению Яны Лантратовой, которая фактически сделала рекламу этому движению. Даже Путин отреагировал на её доклад. Перед нами пример «моральной паники»: некто сообщает через массмедиа о незначительном явлении и через это явление получает информационную поддержку, – рассказал Громов «Медузе». – И вот уже вместо маргинального забайкальского явления – модный всероссийский мем. Если бы Лантратова просто сделала доклад о криминализации в подростковой среде, не упоминая яркого бренда АУЕ, она бы поступила более профессионально.