Напомним, три недели назад в Бурятии с рабочим визитом побывал Владимир Путин. Президент прилетел в столицу республики в ночь на 4 августа, а уже утром отправился в Байкальский природный заповедник, расположенный в Кабанском районе. Там, прямо на берегу озера, Путин провёл совещание с главами регионов и кабинетом министров. Основной темой встречи стали проблемы Байкала и людей, живущих на его побережье.

Президент пообещал, что попросит Генпрокуратуру проверить предприятия, толкающие «жемчужину Сибири» к экологической катастрофе. Поднимались и другие немаловажные вопросы – «обновление» очистных сооружений и восстановление популяции омуля: за последние десять лет она сократилась вдвое.

А вскоре глава государства утвердил перечень поручений по итогам прошедшего в Бурятии совещания. Однако эксперты опасаются, что часть из них может вовсе не защитить Байкал, а, напротив, сёрьезно ухудшить экологию побережья, сообщает ИА «ФедералПресс».

Идеалистов мало

Так, в списке есть пункт, который касается Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Напомним, спустя четыре года после закрытия предприятие по-прежнему угрожает озеру. Президент распорядился полностью ликвидировать последствия его деятельности. К решению вопроса подключится правительство России. До 1 декабря кабмин должен отчитаться перед президентом о проделанной работе. В дальнейшем ответственные лица будут докладывать Путину об экологической ситуации на озере раз в шесть месяцев. Кроме того, правительству предстоит определить единственного подрядчика на эти работы.

ИА «ФедералПресс» напоминает: в ходе совещания также было решено продлить срок действия федеральной целевой программы по охране Байкала. Президент посоветовал увеличить объем её финансирования и фонд оплаты труда госинспекторов.

Это чуть ли не единственный указ, одобренный экспертами, отмечает издание. Однако накануне стало известно о том, что масштабный проект могут «свернуть». Из-за ошибок в управлении ФЦП ряд мероприятий выполнить так и не удалось, сообщили «Известиям» в Минэкономразвития России.  

- До сих пор фактически не осуществлена ликвидация негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, из-за чего ФЦП утрачивает свою актуальность, – отметили в пресс-службе федерального ведомства.

Впрочем, в Минприроды РФ возможность закрытия программы исключили. Эксперты замечают, что увеличение её финансирования, а также поддержка инспекторов – в отличие от остальных указов – принесло бы реальную пользу экологии озера.

- По поводу нарушителей запретов на том же Ольхоне и в других точках национального парка – госинспекция часто просто физически не может уследить за всей территорией. Во-первых, в штат приходится набирать всех, кто согласен. Работа инспектором сегодня, к сожалению, не престижна, денег почти не приносит. Во-вторых, даже если и находятся идеалисты, их попросту не хватает на всю территорию парка, – рассказал ИА «ФедералПресс» иркутский эколог, кандидат биологических наук Виталий Рябцев.

«Воровской закон»

В утверждённом Путиным перечне значится и создание минерализованных противопожарных полос. Упоминается о запрете их застройки для обеспечения пожарной безопасности населённых пунктов. Выполнение этого поручения также возложено на кабмин.

Кроме того, власти уточнят список объектов, подлежащих государственной экологической экспертизе федерального уровня. Благодаря этому, возможно, упростится строительство и реконструкция социальной инфраструктуры на Байкальской природной территории. Поясним, люди, которые десятилетиями живут в своих посёлках на территории заповедников, по современным законам находятся там полулегально. Они не могут оформить землю в собственность. К декабрю должен решиться и этот вопрос. Правительство страны даст определение правового режима территорий, на которых расположены населённые пункты в границах национальных парков.

Руководству Бурятии и Иркутской области совместно с Минэкономразвития России предстоит установить границы населённых пунктов и лесных посёлков, находящихся на землях лесного фонда и особо охраняемых природных территорий в границах центральной экологической зоны Байкала. 

Активисты уверены: именно эти изменения в законе окажут самое пагубное влияние на экологию озера и лесов Прибайкалья в целом.

- Эти нововведения являются продолжением нашумевшего закона о лесной амнистии, только ещё больше усугубляют его. Я называю его воровским законом всепрощения. Преступники незаконно захватили лес, застроили участки, а теперь добились, чтобы их узаконили. Неслучайно на лоббирование законопроекта им понадобились десятилетия: три состава Думы не соглашались утвердить это безобразие, – рассказывает активистка из Приангарья Любовь Аликина. – С принятием этих изменений начнётся просто вакханалия. Ранее захватчики лесных угодий арендовали на 49 лет земли сельхозназначений. Там вместо пастбищ, сенокоса и т.п. строили дом. После участок переводили в земли под индивидуальное жилищное строительство, а следом и вовсе оформляли в частную собственность. Фактически крали у государства землю.

Сейчас, по её словам, используется несколько иная схема.

- Кадастровый инженер «договаривается» с председателем какого-либо садоводства «приписать» кусок земли для его людей, сам готовит техническую документацию, с которой уже председатель идет в местную администрацию. А там выпускают соответствующее постановление. Схема отличается, но суть прежняя – воровство, – пояснила общественница. – И новый закон этих воров оправдывает. Уверена, он спровоцирует ещё одну волну захватчиков. Предыдущие ответчики тоже побегут в суды – опротестовывать с таким трудом доказанные нарушения.

На вопрос о том, должны ли в этом случае страдать невольные жертвы нарушителей, которые выкупили свои участки по полной стоимости с оформленным по всем требованиям правом собственности, активисты заявляют: нарушение легко обнаружить, было бы желание.

- Они просто поленились. Часто такие участки продают по бросовым ценам: пожадничали и закрыли глаза, – рассуждает Любовь Аликина. – А ведь, обратившись в Росреестр, можно легко отследить, что участок имел 5-10 разных собственников за пару-тройку лет. Это явный признак мошенничества. Невысокая цена, множество собственников – уже очень подозрительно. Тем не менее, в прокуратуре пострадавшим предлагают альтернативу – идти в суд с иском к продавцам за компенсацией.

«Окончательно погубит природу»

Власти Приангарья должны принять необходимые меры по реконструкции дороги на Ольхоне. На это Владимир Путин отвёл полтора месяца. По предварительным данным, реализация проекта обойдётся в два миллиарда рублей.

То, что глава государства «дал добро» на строительство дороги, которая будет вести от паромной переправы к административному центру острова – Хужиру – вызвало не меньший резонанс среди наблюдателей.  

- Боюсь, это исключение для острова окажется троянским конем, который радостно ввезут на Ольхон, – говорит Виталий Рябцев. – Пока перевозки от Хужира до мыса Хобой – самой северной точки острова, осуществляют местные компании, которые худо-бедно контролируются инспекцией парка. По крайней мере, все они останавливаются на организованных для этого стоянках, водители следят, чтобы туристы не мусорили. Если проложат асфальтированную дорогу, путешествовать по острову смогут все туристы, на собственных авто. Они будут останавливаться повсюду, распугивая местную флору и фауну. Думаю, нетронутую природу Ольхона, которой сейчас все так воодушевлённо восхищаются, это погубит окончательно.

Популяции местных эндемиков, растений и животных, которые встречаются  только на байкальском острове, исчезнут, уверен учёный, ведь даже нынешний поток туристов практически выжил с Ольхона орлов – его «гордость и визитную карточку».

Напомним, в ходе «прямой линии» 15 июня жители Ольхона пожаловались президенту на невозможность спокойно вести подсобное хозяйство и ужасные дороги, которые сегодня нельзя строить из-за так называемой водоохранной зоны.

Владимир Путин признал, что решать проблему нужно и пообещал взять её на контроль.

Водоохранная зона должна соответствовать не только статусу и значению Байкала, но и потребностям людей, которые там живут. Нельзя заставлять носить воду за несколько километров, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность. Я для себя пометил, вместе с вами поработаем, с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались. Но сделать это нужно, – повторил он.

Отметим, в такой же ситуации оказались и жители Бурятии. Причина – распоряжение о новых «охранных границах», которое российское правительство утвердило два года назад. Если раньше они составляли 200 метров, то с принятием документа расширились до 60, а где-то – и до 80 километров. В пределах этой обширной водоохранной зоны, которая фактически совпала с центральной экологической, действует ряд запретов. Например, обустраивать общественные туалеты и мусорные полигоны население прибрежных сёл не имеет права. Запрещается заготавливать древесину и даже хоронить умерших.