Композиция «Хранитель Байкала» – совместный авторский проект арт-фонда Даши Намдакова в Москве и галереи Виктора Бронштейна – известного иркутского мецената. Её планируют поставить на самой высокой точке острова Ольхон – мысе Хобой – уже в сентябре. Напомним, открытие скульптуры  состоится в рамках международного Байкальского экологического водного форума. 

У подножия семиметрового изваяния планируется проводить различные мероприятия, связанные с народным искусством. Ожидается, что это место станет центром экотуризма, где будут устраивать выставки и концерты.  Однако местные жители  выступают против установки композиции на Хобое, сообщает «АС Байкал ТВ». Инициативная группа собрала уже более 500 подписей и направила жалобу в природоохранную прокуратуру.

«Охота что-то красивое. А тут духи, шаманы, ветви. Ну как раз в комнату страха и поставить», – так охарактеризовал один из ольхонцев работу Намдакова.  Люди уверены: нужна «скульптура со смыслом», «что-то такое, чтобы ух, чтобы душа развернулась»,  а «Хранитель Байкала» – это «абстракция».

- Поставили бы «Матушку Сибирь», – предлагают они. –  Есть красивые памятники в Улан-Удэ.  На Аршане такой архар стоит (судя по всему, речь идёт о скульптурной композиции «Горный баран» – прим. авт.) и мальчик над водой. Тажеранский орел –  символ Тажерана, бродяга отличный. И место они занимают компактное. А тут пять с половиной гектаров под одну скульптуру. Там склон вот такой, как туда техника пойдёт.

«Это будет прекрасное место»

«Хранитель Байкала» представляет собой древо, ветви которого образовали корону, а, возможно, и рога некого сакрального животного, передаёт «АС Байкал ТВ».  По замыслу художника, в композиции люди смогут увидеть историю жизни дерева – от ростка, пробившегося из береговой гальки.  Но ольхонцы  посыл не оценили:  они против любого строительства в заповедной зоне и готовы развернуть технику силой.

- Прекрасное место есть на горе на въезде. На МРС, там много турбаз. И столько народу уже не будет специально ездить, чтобы специально посмотреть на эту скульптуру, – считают  жители посёлка Хужир.

Это голос простого народа. Те же, кто заинтересован в развитии острова в экономическом и экологическом плане,  давно ждут появления скульптуры мирового значения. По их мнению, композиция Даши Намдакова притянет культурных туристов и средства на развитие не только мыса Хобой, но и всего Ольхона.

- Это будет прекрасное место, куда будет ездить много туристов, готовых платить деньги и соблюдать экологические меры, – уверен житель Хужира Тимофей Бенчаров.

По его мнению, сейчас отдыхающие на Ольхоне никакой экономической пользы острову не приносят,  не говоря  уже о небрежном отношении к природе.

Поскольку основным камнем преткновения стал внешний облик скульптуры, появилась информация, что людям предложили бесплатно оценить красоту произведений именитого автора. Их пригласили на выставку работ Намдакова –  дабы эксперты объяснили, что обозначают «эти сухие ветки, обращённые к небесам».

«Большего авторитета в мире нет»

Можно сказать, что идея массового ольхонского ликбеза провалилась. За время проведения различных ярмарок Иркутск посетило немало представителей заповедного края, но они предпочли пище духовной дела насущные.

- Сколько людей было на выставке, знаете? Ни одного! Этот неблагоприятный фон создают те, кто совершенно далёк от искусства, кто не разбирается в этом, – сообщил журналистам Виктор Бронштейн.

Быть или не быть скульптуре на Ольхоне, по его мнению, может судить только Даши Намдаков.

- Большего авторитета в области, в стране и, скорее всего, в мире нет,  – считает иркутский меценат.

Сам Намдаков от комментариев воздержался. Между тем, за его работы идёт настоящая борьба во всём мире, они  стоят миллионы долларов, отмечает «АС Байкал ТВ».  Так, 11-метровая бронзовая скульптура известного мастера  в виде крылатой кошки красуется в  центре Лондона. А на берегах священного озера, которое Намдаков всегда считал своей родиной, бесплатный подарок от него принять не захотели.  И не исключено, что «Хранителя Байкала» теперь придётся самого охранять от гнева байкальских жителей.

«На вкус и цвет товарищей нет»

Ещё в декабре в соцсетях развернулась оживлённая дискуссия относительно будущей скульптуры. По сути, она «расколола» жителей Бурятии и Иркутской области на два лагеря. Одни выступили за установку композиции на Ольхоне, другие были категорически против. По этому поводу в группе «Спаси Байкал» в Facebook даже организовали опрос.

Так, многие интернет-пользователи заявили, что на Хобое изваяния быть не должно, ведь это место считается священным. Люди приходят туда помедитировать, помолиться или же просто насладиться видом на Байкал. Посетители паблика отмечали, что «Хранителя» лучше установить в населённом пункте. И даже предлагали свои варианты – например, у въезда на Ольхон.

Другие участники сообщества оказались более категоричны. «Остановите кто-нибудь это безумие», – призвали они. Не менее бурное обсуждение развернулось и в общедоступной группе «Наш дом – Бурятия!» в Facebook. «Походит на усохшее дерево – это знак вырождения», «На вкус и цвет товарищей нет. Наверное, не стоит ставить это на Байкале», «Так голое дерево и показывает, до чего мы докатились», «Печальный памятник», – возмущались жители республики.

«Оскверняют имя Байкала»

Около месяца назад в ситуацию решили  вмешаться общественники. Представитель движения «За священный Байкал» Андрей Ершов направил прокурору Иркутской области Игорю Мельникову обращение с просьбой разобраться с установкой скульптуры Даши Намдакова на Ольхоне.

- Ничего не известно о том, проводилась ли оценка воздействия на окружающую среду и экологическая экспертиза при проектировании данного монумента, – отмечалось  в письме.

По словам активиста, земля, на которой планируется возведение скульптуры, относится к Байкальской природной территории и потому такая экспертиза является обязательной.

В обращении приводятся ссылки на соответствующие федеральные законы. Кроме того, общественник попросил главу надзорного ведомства обратить внимание на строительство на Ольхоне пешеходной тропы «Сарайское кольцо» протяжённостью 1600 метров. По мнению Андрея Ершова, после обоснованной критики со стороны экологов проект даже не вынесли на повторное общественное обсуждение и нигде не опубликовали.

- Мы, участники движения «За священный Байкал» и неравнодушные граждане России заявляем, что эти проекты не имеют ничего общего с традиционными ценностями и верованиями народов, проживающих на Байкале. На наш взгляд, они лишь оскверняют священное имя Байкала, оскорбляют религиозные чувства местных жителей и могут нанести непоправимый вред уникальной экосистеме Ольхона,  – говорится в обращении. – Не проводя широкого общественного обсуждения и прикрываясь культурными ценностями и красивыми лозунгами о защите природы, организаторы проектов рассчитывают лишь на извлечение прибыли от их реализации и получение государственных грантов.

Вскоре последовала реакция со стороны прокуратуры Ольхонского района: жалобу общественников переадресовали главе Хужирского муниципального образования Вере Малановой и в ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». Оно объединяет Байкало-Ленский заповедник и Прибайкальский национальный парк, на территории которого и расположен Ольхон

Дойти до Чайки

Ответ надзорного органа в официальной  группе движения в Facebook назвали не иначе как отпиской. Такого же мнения придерживается и сам Андрей Ершов.

- Вот такую отписку прислала прокуратура Ольхонского района на моё обращение о проведении проверки на предмет законности установки статуи Даши Намдакова и проекта «Сарайское кольцо», – написал активист в соцсетях. –  А ведь это нарушение пункта 3.7 инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры, утверждённой приказом генерального прокурора России. Переслали, по сути, лицам, чьи действия и обжалуются.

Ершов решил обратиться к самому Юрию Чайке и попросил его не только вмешаться в ситуацию со скульптурой Намдакова и «Сарайским кольцом», но и дать оценку действиям прокуратуры Ольхонского района.

- 2017 год объявлен Годом экологии в России. Большое внимание уделяется защите озера Байкал. Несмотря на это, в самом сердце Байкала – на острове Ольхон – к реализации планируются проекты, которые, по моему мнению, могут нанести вред его уникальной экосистеме, – отмечает он.

«Произведение из железа будет чужеродным»

Впрочем, на этом активисты останавливаться не стали и написали письмо президенту страны Владимиру Путину. Среди других адресатов значатся губернатор Приангарья Сергей Левченко, уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин, Западно-Байкальская межрайонная прокуратура, глава Минприроды России Сергей Донской, руководитель региональной службы по охране объектов культурного наследия Евгений Корниенко и ЮНЕСКО.

- Ольхон щедро одарён нерукотворными творениями природы. Это скала Шаманка с прилегающим Сарайским природным парком, это северная оконечность острова с величественными мысами, увенчанными священным мысом Хобой и  многие другие живописные места, природные комплексы, имеющие или нет статус памятника, но с незапамятных времён почитаемые и хранимые, – говорят авторы обращения. – Они оставались нетронутыми тысячелетиями не потому, что до сих пор не было достойных мастеров, а потому что люди были достаточно мудры, чтобы не замахиваться на величественную красоту главного творца – матушки-природы.

Однако, по их мнению, «на самые живописные и почитаемые места всё  больше претендует бизнес» и даже  «предпринимаются попытки ослабить природоохранное законодательство». В частности – переделать схемы функционального зонирования Прибайкальского нацпарка, чтобы развивать туристические проекты, которые «протаскиваются всеми правдами и неправдами».

- Мы считаем, что у Ольхона есть свои символы – Шаманка, почитаемый белоголовый орёл, которые являются традиционными и требуют сохранения. Произведение из железа будет здесь чужеродным, – приводят свои аргументы общественники. – Кроме того, в связи с  большой нагрузкой на почвенный и растительный покров в северной части острова наблюдается их деградация. Размещения статуи в этой зоне приведёт к окончательному уничтожению  редких и эндемичных растений.

В заключение они попросили обратить внимание на «проблему сохранения первозданной красоты Ольхона» и перечислили места, где можно было бы установить скульптуру – вблизи «населённых пунктов Еланцы, Куреть, Шара-Тогот, жители которых одобрили эту модель».

«Стремление не пущать»

Напомним, в июне шаманы провели на Ольхоне обряд и духи «разрешили» людям поставить на крупнейшем острове Байкала искусственное древо. Правда, возникла проблема с земельным участком. Это зона хозяйственного назначения. Перед тем, как там появится композиция, заповедную территорию нужно сделать рекреационной, сообщали «Вести-Иркутск». Для того, чтобы сменить «юридический статус» мыса, Даши Намдаков и Виктор Бронштейн даже обратились в комитет Госдумы по природопользованию.

Ранее, комментируя обращение общественников в прокуратуру Иркутской области, Виктор Бронштейн сообщил корреспонденту «Московского комсомольца в Бурятии»: участок, на котором планируется установить композицию, уже десятки лет де-факто является землёй рекреационного назначения.

- Каждый день туда приезжают сотни туристов, там стоят сотни машины. И если бы чиновники своевременно привели её в соответствие с категорией (как предназначенную и используемую для отдыха и туризма – прим. МК), то никаких трудностей и претензий сейчас не возникало бы, – пояснил он изданию. – Скульптура – не хозяйственный объект. Каким образом она может воздействовать на окружающую среду? Испарять бронзу? Давать вибрацию? В Минприроды России решается вопрос о необходимости экологический экспертизы для «Хранителя Байкала». И, скорее всего, будет заключение, что она не требуется.

Бронштейн заметил, что ни разу не выступал по вопросам культуры перед ольхонцами, а потому не мог заявить о выделении ему большого земельного участка на территории Прибайкальского национального парка и строительстве там этноцентра и других культурных объектов в последующем – как гласит жалоба. А вот администрация с жителями встречалась, и на общем сходе народ проголосовали за установку скульптуры.

Кстати, осуществляется она сугубо на частные средства, пишет «Московский комсомолец». Поэтому мнение о том, что «организаторы проекта, не проводя широкого общественного обсуждения и прикрываясь культурными ценностями, рассчитывают лишь на получение государственных грантов и извлечение прибыли» – не более чем инсинуация.

- Видимо, благие дела не делаются без препятствий. Просто какое-то стремление не «пущать», – заметил Виктор Бронштейн. – Мы считаем, что установка скульптуры Даши Намдакова привлечёт внимание российской, а, возможно, и мировой общественности к сохранению нашего великого озера, что особенно важно в Год экологии. Думаю, лжезащитники просто пиарятся на этой истории.

Кроме того, у противодействия есть и религиозный подтекст. Автор жалобы говорят об «осквернении священного имени Байкала и оскорблении религиозных чувств местного населения» – мол, «Хранитель» не вяжется с традиционными ценностями и верованиями поморов. Виктор Бронштейн отсылает к бурятскому эпосу, напоминая о наскальных рисунках далёких предков, которые представляют собой произведение искусства и предполагают соответствующее отношение.  

- Искусство Даши Намдакова признано во многих христианских странах. Например, его «Чингисхан» простоял в «Гайд-Парке» около двух лет. А сам скульптор толерантен к любой вере и неоднократно заходил в церкви вместе со мной, – поделился меценат.

Оснований нет?

Между тем, как сообщает сайт «Ньюс.Бабр», «Заповедное Прибайкалье» не нашло оснований для размещения «Хранителя» на Байкале. Во-первых, для этих целей подходит только рекреационная зона или  зона охраны объектов культурного наследия, а Хобой и его окрестности, как уже отмечалось выше, относятся к землям  хозяйственного назначения.  Кроме того, при возведении скульптуры требуется провести экологическую экспертизу проекта, поскольку установка композиции на острове может нанести непоправимый ущерб его экосистеме. Да и согласования на её размещение на территории нацпарка у Даши Намдакова на сегодняшний день, как выяснилось, нет.

- Мы поддерживаем скульптора Даши Намдакова в его творчестве, а также в продвижении идеи бережного отношения к Байкалу. Однако хочу ответить, что мы не вправе решать дальнейшую судьбу этой скульптуры. Установку «Хранителя Байкала» должно согласовать Минприроды России, – заявил ранее изданию директор «Заповедного Прибайкалья» Михаил Яблоков.. – Никаких решений и указаний от них не поступало. Более того, сам проект скульптуры не был предоставлен нашим специалистам для ознакомления. С юридической стороны, статуя не подходит под чётко обозначенные виды деятельности в границах данной зоны – деятельность нашего учреждения и жизнедеятельность граждан, проживающих на этой территории.

Яблоков уверен, что благодаря скульптуре внимание туристов к мысу Хобой возрастёт. Однако прежде необходимо обустроить территорию. Кто этим будет заниматься – неизвестно. Кроме того, по мнению директора резервата, установка композиции законодательно возможна только в рекреационной зоне нацпарка, но здесь, опять же, необходимо согласование в Минприроды.