Творение всемирно известного мастера планируют поставить на самой высокой точке острова Ольхон – мысе Хобой – уже в сентябре. Открытие скульптуры состоится в рамках международного Байкальского экологического водного форума. Это совместный авторский проект арт-фонда Даши Намдакова в Москве и иркутской галереи Виктора Бронштейна – известного мецената.

У подножия композиции «Хранитель Байкала» планируется проводить различные мероприятия, связанные с народным искусством. Ожидается, что это место станет центром экотуризма, где будут устраивать выставки и концерты. Само изваяние представляет собой древнее дерево, крона которого превратилась в окаменевшую «корону» с застрявшими в ней окатышами байкальской гальки.

«Оскверняют имя Байкала»

Ещё в декабре в соцсетях развернулась оживлённая дискуссия относительно будущей скульптуры. Она «расколола» жителей Бурятии и Иркутской области на два лагеря. Одни выступили за установку композиции на Ольхоне, другие были категорически против. По этому поводу в группе «Спаси Байкал» в Facebook даже организовали опрос.

Так, многие интернет-пользователи заявили, что на Хобое изваяния быть не должно, ведь это место считается священным. Люди приходят туда помедитировать, помолиться или же просто насладиться видом на Байкал. Посетители паблика отмечали, что «Хранителя» лучше установить в населённом пункте. И даже предлагали свои варианты – например, у въезда на Ольхон.

Другие участники сообщества оказались более категоричны. «Остановите кто-нибудь это безумие», – призвала иркутянка Елена Туринцева. Не менее бурное обсуждение развернулось и в общедоступной группе «Наш дом – Бурятия!» в Facebook. «Походит на усохшее дерево – это знак вырождения», «На вкус и цвет товарищей нет. Наверное, не стоит ставить это на Байкале», «Так голое дерево и показывает, до чего мы докатились», «Печальный памятник», – возмущались жители республики.

Недавно в ситуацию решили вмешаться общественники. Представитель движения «За священный Байкал» Андрей Ершов направил прокурору Иркутской области Игорю Мельникову обращение с просьбой разобраться с установкой скульптуры Даши Намдакова на Ольхоне.  

Андрей Ершов. Фото: facebook.com / личная страница А. Ершова

- Ничего не известно о том, проводилась ли оценка воздействия на окружающую среду и экологическая экспертиза при проектировании данного монумента, – отмечается в письме.

По словам активиста, земля, на которой планируется возведение скульптуры, относится к Байкальской природной территории и потому такая экспертиза является обязательной.

В обращении приводятся ссылки на соответствующие федеральные законы. Кроме того, общественник попросил главу надзорного органа обратить внимание на строительство на Ольхоне пешеходной тропы «Сарайское кольцо» протяжённостью 1600 метров. По мнению Андрея Ершова, после обоснованной критики со стороны экологов проект даже не вынесли на повторное общественное обсуждение и нигде не опубликовали.

- Мы, участники движения «За священный Байкал» и неравнодушные граждане России заявляем, что эти проекты не имеют ничего общего с традиционными ценностями и верованиями народов, проживающих на Байкале. На наш взгляд, они лишь оскверняют священное имя Байкала, оскорбляют религиозные чувства местных жителей и могут нанести непоправимый вред уникальной экосистеме Ольхона,  – отмечается в письме. – Не проводя широкого общественного обсуждения и прикрываясь культурными ценностями и красивыми лозунгами о защите природы, организаторы проектов рассчитывают лишь на извлечение прибыли от их реализации и получение государственных грантов.

Вскоре последовала реакция со стороны прокуратуры Ольхонского района: жалобу общественников переадресовали главе Хужирского муниципального образования Вере Малановой и в ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». Оно объединяет Байкало-Ленский заповедник и Прибайкальский национальный парк, на территории которого и расположен Ольхон.  

Дойти до Чайки

Ответ надзорного органа в официальной  группе движения в Facebook назвали не иначе как отпиской. Такого же мнения придерживается и сам Андрей Ершов.

- Вот такую отписку прислала прокуратура Ольхонского района на моё обращение о проведении проверки на предмет законности установки статуи Даши Намдакова и проекта «Сарайское кольцо», – написал активист в соцсетях. –  А ведь это нарушение пункта 3.7 инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры, утверждённой приказом генерального прокурора России. Переслали, по сути, лицам, чьи действия и обжалуются.

Ершов решил обратиться к самому Юрию Чайке и попросил его не только разобраться в ситуации со скульптурой Намдакова и «Сарайским кольцом», но и дать оценку действиям прокуратуры Ольхонского района».

- 2017 год объявлен Годом экологии в России. Большое внимание уделяется защите озера Байкал. Несмотря на это, в самом сердце Байкала – на острове Ольхон – к реализации планируются проекты, которые, по моему мнению, могут нанести вред его уникальной экосистеме, – отмечает он.

Напомним, в июне шаманы провели на Ольхоне обряд и духи «разрешили» людям поставить на крупнейшем острове Байкала искусственное древо. Правда, возникла проблема с земельным участком. Это зона хозяйственного назначения. Перед тем, как разместить там скульптуру, заповедную территорию нужно сделать рекреационной, сообщали «Вести-Иркутск». Для того, чтобы сменить «юридический статус» мыса, Даши Намдаков и Виктор Бронштейн даже обратились в комитет Госдумы по природопользованию.

- Статьёй 13 федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» определено, что первоочередной задачей национальных парков является сохранение природных комплексов, уникальных и эталонных природных участков и объектов, – говорится в обращении к Чайке. – Но поскольку установка скульптуры ожидается в период с 14 по 16 сентября 2017 года, вопрос по изменению статуса земли, судя по всему, согласован с ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», осуществляющим управление Прибайкальским национальным парком. Возникает вопрос – насколько обоснованно и законно это решение. По моему глубокому убеждению, оно требует соответствующей проверки.

«Лжезащитники просто пиарятся на этой истории»

Ранее, комментируя обращение общественников в прокуратуру Иркутской области, Виктор Бронштейн сообщил корреспонденту «Московского комсомольца в Бурятии»: участок, на котором планируется установить композицию, уже десятки лет де-факто является землёй рекреационного назначения.

Виктор Бронштейн (справа) и Даши Намдаков. Фото: бронштейн-виктор.рф

- Каждый день туда приезжают сотни туристов, там стоят сотни машины. И если бы чиновники своевременно привели её в соответствие с категорией (как предназначенную и используемую для отдыха и туризма – прим. МК), то никаких трудностей и претензий сейчас не возникало бы, – пояснил он изданию. – Скульптура – не хозяйственный объект. Каким образом она может воздействовать на окружающую среду? Испарять бронзу? Давать вибрацию? В Минприроды России решается вопрос о необходимости экологический экспертизы для «Хранителя Байкала». И, скорее всего, будет заключение, что она не требуется.

Бронштейн заметил, что ни разу не выступал по вопросам культуры перед ольхонцами, а потому не мог заявить о выделении ему большого земельного участка на территории Прибайкальского национального парка и строительстве там этноцентра и других культурных объектов в последующем – как гласит жалоба. А вот администрация с жителями встречалась, и на общем сходе народ проголосовали за установку скульптуры.

Кстати, осуществляется она сугубо на частные средства, пишет «Московский комсомолец». Поэтому мнение о том, что «организаторы проекта, не проводя широкого общественного обсуждения и прикрываясь культурными ценностями, рассчитывают лишь на получение государственных грантов и извлечение прибыли» – не более чем инсинуация.

- Видимо, благие дела не делаются без препятствий. Просто какое-то стремление не «пущать», – заметил Виктор Бронштейн. – Мы считаем, что установка скульптуры Даши Намдакова привлечёт внимание российской, а, возможно, и мировой общественности к сохранению нашего великого озера, что особенно важно в Год экологии. Кроме того, проект поддержали губернатор (Иркутской области) Сергей Левченко и и.о. главы Бурятии Алексей Цыденов.  Думаю, лжезащитники просто пиарятся на этой истории.

Кроме того, у противодействия есть и религиозный подтекст. Автор жалобы говорят об «осквернении священного имени Байкала и оскорблению религиозных чувств местного населения» – мол, «Хранитель» не вяжется с традиционными ценностями и верованиями поморов. Виктор Бронштейн отсылает к бурятскому эпосу, напоминая о наскальных рисунках далёких предков, которые представляют собой произведение искусства и предполагают соответствующее отношение.  

- Искусство Даши Намдакова признано во многих христианских странах. Например, его «Чингисхан» простоял в «Гайд-Парке» около двух лет. А сам скульптор толерантен к любой вере и неоднократно заходил в церкви вместе со мной, – поделился меценат.

Как отмечает «МК», в ближайшее время выйдет книга Виктора Бронштейна под названием «От валютных мытарств до байкальского чуда Даши Намдакова». В ней не только рассказывается о культурных истоках этого образа, но и раскрывается жизнь скульптора, полная мистических событий.

«Никаких указаний не поступало»

По поводу появления композиции «Хранитель Байкала» на Ольхоне высказался и директор «Заповедного Прибайкалья» Михаил Яблоков.

Фото: facebook.com / личная страница М. Яблокова

- Мы поддерживаем скульптора Даши Намдакова в его творчестве, а также в продвижении идеи бережного отношения к Байкалу. Однако хочу ответить, что мы не вправе решать дальнейшую судьбу этой скульптуры. Установку «Хранителя Байкала» должно согласовать Минприроды России, – цитирует его иркутское издание «Ньюс.Бабр». – Никаких решений и указаний от них не поступало. Более того, сам проект скульптуры не был предоставлен нашим специалистам для ознакомления. С юридической стороны, статуя не подходит под чётко обозначенные виды деятельности в границах данной зоны – деятельность нашего учреждения и жизнедеятельность граждан, проживающих на этой территории.

Яблоков уверен, что благодаря скульптуре внимание туристов к мысу Хобой возрастёт. Однако прежде необходимо обустроить территорию. Кто этим будет заниматься – неизвестно. Кроме того, по мнению директора резервата, установка композиции законодательно возможна только в рекреационной зоне нацпарка, но здесь, опять же, необходимо согласование в Минприроды.