Минула почти неделя с тех пор, как глава государства вышел «на связь» с населением. Общение президента с россиянами оказалось результативным: считанные дни, а то и часы ушли у региональных властей на решение проблем, с которыми люди не могли справиться годами. Губернатор Ставрополья нашёл деньги, Дарью Старикову из Апатит, где нет больниц, перевели в хорошую клинику, а жалобой матери-одиночки из Забайкалья, оставшейся без жилья, теперь занимаются следователи и прокуратура.

С «мёртвой точки» может сдвинуться и ситуация с водоохранной зоной на Байкале. Напомним, распоряжение о новых «охранных границах» российское правительство утвердило два года назад. Если раньше они составляли 200 метров, то с принятием документа расширились до 60, а где-то – и до 80 километров. В пределах этой обширной зоны, которая фактически совпала с центральной экологической, действует ряд запретов. Например, обустраивать общественные туалеты и мусорные полигоны население прибрежных сёл не имеет права. Запрещается заготавливать древесину и даже хоронить умерших. К слову, не только жизнь, но и отдых на берегу озера теперь вышел за рамки закона. Так, передвигаться на транспорте можно лишь по дорогам с твёрдым покрытием, а оставлять автомобили разрешается только в специально оборудованных для этого местах. В противном случае – штраф. Эти запреты фактически ставят крест на «диком» туризме.

«Сделать это нужно»

В «искусственной резервации» оказались жители Бурятии и соседнего Приангарья, в том числе острова Ольхон. Последние во время «прямой линии» пожаловались Путину на невозможность спокойно вести подсобное хозяйство и ужасные дороги – ведь строить новые нельзя из-за ужесточения природоохранного законодательства.

Владимир Путин отметил, что решать проблему нужно и пообещал взять её на контроль.

Водоохранная зона должна соответствовать не только статусу и значению Байкала, но и потребностям людей, которые там живут. Нельзя заставлять их таскать воду в вёдрах и бидонах за несколько километров, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность, обеспечивающую нормальную, цивилизованную жизнедеятельность людей на этих территориях. Я для себя пометил, вместе с вами поработаем, с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались. Но сделать это совершенно точно нужно, – повторил он.

В тот же день глава Минприроды Бурятии Сергей Донской прокомментировал ситуацию на своей странице в Facebook.

- Мы разработаем проект постановления правительства для уточнения границ водоохранной зоны Байкала. Подготовка документа уже началась, он предусматривает формирование водоохранной зоны на основе ландшафтно-гидрологического метода определения границ. Это снимет ограничения на жизнедеятельность населения, проживающего на Байкальской природной территории. Ущерб уникальной экологической системе при принятии решения исключён, причём вносить изменения в федеральный закон «Об озере Байкал» не потребуется, – сообщил Донской.

«Разогнать паровоз»

К проблеме решили подключиться и депутаты Госдумы. Ограничения, связанные с водоохранной зоной, обсуждались 16 июня на заседании межфракционной рабочей группы «Байкал». Как сообщает «Парламентская газета», её участники намерены  подготовить предложения по изменению в законодательство в тесном взаимодействии с региональными коллегами и органами исполнительной власти, а также в диалоге с обществом и экологами.

- Нам надо начать работу с анализа того, что делают наши регионы: вполне вероятно, что этот процесс идёт не через Думу, а через правительство, через министерства – это могут быть не только законы, но и подзаконные акты, – отметил один из докладчиков. – Нам надо весь этот массив собрать в кучу, проанализировать, а потом уже принимать решения, что с этим делать и какие предложения вносить.

Парламентарии договорились устроить «мозговой штурм  и подготовить конкретные предложения до 20 июня. Они войдут в повестку первого выездного заседания рабочей группы, которое пройдёт  в столице соседнего Приангарья уже 26 июня.

Главной темой мероприятия станут вопросы корректировки экологического законодательства в интересах жителей Байкальского региона. В своём выступлении председатель межфракционной группы Сергей Тен подтвердил, что на Ольхоне  нет нормальной дороги и потому ездить приходится «по степи». При этом из-за существующих ограничений местное население не может элементарно выйти в лес или выпасти скот.

- Вот об этом есть смысл подробно и развёрнуто поговорить и людей послушать в Иркутске, – предложил Тен. – Им нужна конкретика. Мы можем обо всём разговаривать, но если люди не увидят конкретных результатов, мы очень быстро дискредитируем свою работу. Сейчас надо паровоз разогнать,  чтобы мы встали на рельсы и начали куда-то двигаться.

Бурная полемика вокруг водоохранной зоны Байкала ведётся уже два года. С одной стороны – общественники, которые выступают «за» любые ограничения во имя спасения озера, с другой – люди, не первое десятилетие живущие на его берегах и, по сути, оказавшиеся сегодня заложниками ситуации. С  каждым днём «антропогенное» давление только увеличивается.

О том, что распоряжение Москвы не только вредит населению, но и нарушает его конституционные права, неоднократно заявлял экс-сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов, ведь принимая решение о расширении водоохранной зоны, столичные чиновники не спросили ни мнения простых жителей, ни властей региона.

Тулохонов одними заявлениями в Совфеде не ограничился: он направил открытое письмо в Конституционный суд России и даже генеральному прокурору России Юрию Чайке. В послании на семи страницах сенатор подробно расписал, как и в чём именно ущемляют права поморов. А в заключение обвинил представителей Минприроды в непрофессионализме.

«Особенно «кипела» Бурятия»

Зимой 2015 года в Москве состоялась межведомственная комиссия по вопросам охраны озера. И её члены пришли к выводу – водоохранную зону Байкала нужно сокращать. Бывший депутат Госдумы от Бурятии Михаил Слипенчук предложил два варианта решения проблемы. Первый – приостановить распоряжение правительства о границах этой зоны, второй – внести изменения в законодательство, наделив правительство правом разрешать там определённые виды деятельности.

Одновременно тревогу забили и в соседнем регионе. Как рассказал «АиФ – Иркутск» научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН академик Игорь Бычков, для Байкала «охранные границы» закрепили по линии центральной экологической зоны, в которую входит весьма обширная площадь. Она включает само озеро с островами и, соответственно – населёнными пунктами, а также особо охраняемые природные территории. Тем самым, как выразился учёный, законодатели превратили её в некую «резервацию», потому что ещё больше ограничили хозяйственную деятельность местных жителей.

- Запреты коснулись открытия новых кладбищ и скотомогильников, захоронения твёрдых бытовых отходов и др. Это вызвало тогда массу возмущений. Особенно «кипела» Бурятия, где местные жители назвали действия федеральных властей антинародными и даже пригрозили перекрыть Транссиб, – подчёркивает издание. – Между тем, в начале 2000-х годов иркутские учёные делали обоснование границ водоохранной зоны Байкала на основе географического подхода. Она должна включать в себя дельты рек, впадающих в озеро, и проходить по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к Байкалу. Где-то эта зона может быть 50 метров, где-то – два с половиной, а где-то – пять километров. Предложение установить границу по такому принципу и озвучил Игорь Бычков в Москве.

В марте 2016-го правительство России поручило Минприроды разработать изменения в Водный кодекс и закон об охране Байкала. Согласно этим правкам, охранные границы могут сократить с 80 километров до 500 метров.  Сообщалось, что если документ одобрят, распоряжение, утверждённое весной 2015-го года, отзовут. Освободить жителей Бурятии и иркутян из «искусственной резервации» обещали минувшей осенью, но в преддверии выборов депутатам Госдумы было явно не до проблем байкальских «поморов».

В ноябре на конференции регионального отделения ОНФ этот вопрос затронул известный эколог, председатель комиссии Общественной палаты  Бурятии по экологии и природопользованию Евгений Кислов.

- Из-за ряда запретов нормальная жизнедеятельность в прибрежных районах стала практически невозможной. Люди вынуждены хоть как-то добывать средства к существованию. Становится всё больше и больше  случаев незаконной добычи природных ресурсов – рыбы, леса, дикоросов. Из-за невозможности цивилизованно заниматься переработкой отходов, растёт количество свалок. Министерство природных ресурсов России согласилось с нашим предложением сократить водоохранную зону Байкала в соответствии с ландшафтным принципом. Мы начали работу и по сокращению рыбоохранной зоны, которая как-то осталась незамеченной, хотя запреты там более сильные, – рассказал Евгений Кислов.