Интервью с одним из самых выдающихся борцов XX века, двукратным олимпийским чемпионом, а ныне вице-президентом Федерации спортивной борьбы России Арсеном Фадзаевым



- Расскажите, какие планы имеет российская Федерация борьбы на бурятских спортсменов?


- У нас амбициозные цели и задачи. Самая главная - Бурятия должна заявить о себе на Олимпиаде. Через 3 - 7 лет в республике надо вырастить своего олимпийского чемпиона. Это как раз к двум играм - в 2016 и 2020 годах.

Все сибиряки очень способны, талантливы в плане спорта. А буряты как никто любят борьбу, умеют и знают, как нужно бороться. У вас есть достаточно потенциала. Я же не говорю, чтобы вы выиграли в футболе или хоккее, это ведь анекдот. Перед вами стоит вполне реальная задача, и будем работать вместе, одной командой, над ней.



- В Бурятии нет своей академии борьбы, нет централизованной системы. Зато есть много хороших тренеров, каждый из которых работает по своему методу. Получается, надо ждать, что где-нибудь у кого-нибудь «выстрелит»?


- Я не соглашусь. У вас есть старая еще советская школа борьбы, есть борцы с именами. Это и Будаев, и Замбалов, и Алексеев. У вас условия для занятия борьбой великолепные. В Осетии таких условий нет. Мне кажется, надо усиливать тренерский состав, приглашать тренеров из других регионов. А местных тренеров заставлять работать. Не то, чтобы из-под палки, а отправлять их на сборы, чтобы был обмен опытом. Мы сейчас выстроим такую систему, что они будут очень часто выезжать на сборы вместе со спортсменами. Необходимо, чтобы ребята как можно чаще были на выезде. Выезжали в сборную либо в команды других регионов. Да к той же команде Осетии, к той же команде Дагестана, чтобы были совместные сборы. Там есть хорошие ребята, хорошие тренеры. Необходим обмен опытом, чтобы вывести борьбу на совершенно новый уровень.



- Для бурятских спортсменов есть проблема с выездами на сборы. На это нужно соответствующее финансирование. Поэтому не всех подающих надежды борцов удается вырастить….


- Нельзя всех подряд возить на сборы. Взяли юношескую команду - из нее три-пять человек. Взяли молодежную - и столько же, взяли взрослую – тоже три-пять человек. В общем 12 - 15 человек от одного региона. Мы наблюдаем: если спортсмен быстро растет, то мы его ведем. А другой, например, просто не тянет. Это как в футболе, тогда его надо заменить. А деньги найдем, это бюджетные и внебюджетные деньги, то есть спонсорские.

- А будет ли решена проблема с приглашением личных тренеров спортсменов на Олимпиаду?

- Проблема эта не может быть решена. Нужно делать аккредитацию. Сейчас на Олимпиаду берут старшего тренера и главного тренера сборной по тому или иному виду спорта. Могут взять еще одного, кого федерация посчитает нужным. А вот аккредитовывать личного тренера для каждого спортсмена нам никто не позволит, в первую очередь тот же Олимпийский комитет. Ведь получится слишком много людей. Другой вопрос, чтобы найти денег на то, чтобы тренер сопровождал спортсмена на Олимпиаду, но без допуска на ковер или в олимпийскую деревню, такое, конечно, можно устроить. Чтобы он мог посмотреть с трибуны на своего спортсмена. Давай говорить реально: в той же Бурятии или Якутии, что, 20 спортсменов ездят на каждую Олимпиаду? Нет, один-два. Разве нельзя найти денег, чтобы раз в четыре года отправить человека на Олимпийские игры, в том числе и его тренера? Найдем.

- На внутренней российской арене бурятские борцы никак не могут превзойти спортсменов из кавказских республик. В чем причина?

- В подходе. Как я маленьким мальчиком, живя в Осетии, стал борцом? Я тогда в шестой класс ходил. Смотрю по телевизору, как медали вручают двукратному олимпийскому чемпиону тяжеловесу Сослану Андиеву. Все его встречают, радуются, всюду приглашают. И я пошел в борьбу, начал тренироваться и тоже стал олимпийским чемпионом. Это пропаганда, все хотят быть такими же. Вон в Бразилии все хотят быть Пеле. И у нас также. Перед глазами живые герои, примеры для подражания. Главное - подход. Постоянная работа, без остановок. Надо, чтобы была поддержка руководства республики. Я не говорю, что нужен спортивный фанатизм, а именно поддержка правительства. Вот недавно был на турнире на призы главы республики, зал был полный. Я в Бурятии не в первый раз, я сюда приезжал как спортсмен, боролся здесь, и залы всегда были полными. Народ знает борьбу и любит ее. Я уже 20 лет не борюсь, а в Бурятии меня узнают, на улице подходят. Бурятии нужны примеры, нужен правильный подход. Как у нас тренеры говорят, у вас есть материал хороший, есть из чего лепить, осталось только работать и работать.



-  Не могу не спросить по поводу всей этой нашумевшей истории об исключении борьбы из олимпийских видов спорта. Это политические интриги или борьба действительно стала неинтересна зрителю?


- Если честно, то и так, и так. Есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы продвинуть свой вид спорта в программу Олимпиады. Общее же мнение всех олимпийских чемпионов в мире – это вина бывшего президента Международной федерации борьбы Рафаэля Мартинетти. Он превратил борьбу в коммерцию. Он сделал так, чтобы исход поединка зависел не от спортсмена, а от судьи. А судья, в свою очередь, зависит от Мартинетти. Он увлекся не теми вопросами. Судья же может дать борцу шарик того или иного цвета. А это на 99 процентов решает исход любого поединка. И у тебя уходит олимпийская медаль. Но мы избавились от него. Они же всеми этими манипуляциями сделали огромную рекламу вольной борьбе. Вот, например, ни одна делегация из Ирана за последние 10 лет не приезжала на территорию США. А в этот раз приехала, и мы провели матчевую встречу Иран – Америка - Россия. Это встреча была в поддержку вольной борьбы. Выступили большие американские политики. До этого никто не мог иранцев и американцев усадить за стол переговоров. А борьба смогла.

- Новые правила вольной борьбы повлияют на общую картину?

- Мы сейчас смотрели чемпионат России. Раньше как было: выходят на ковер два борца и начинают стоять, ждать ошибок соперника. В итоге результат схватки 1:2, 1:0. И так было даже на самых крупных турнирах. Сейчас с новыми правилами счет идет 10:0, 12:6. Совсем другая картина. Борьба развивается, становится по-настоящему динамичной и зрелищной. Значит, уже стало лучше, потому что борьба без зрителей оставляет гнетущее впечатление.

- У нас в республике большой вклад в развитие национальной борьбы делает лидер буддистов России Хамбо лама Аюшеев. Порой даже больше, чем правительство или спортивные чиновники. Каково ваше мнение на этот счет?

- Он духовный лидер, и нам очень приятно, что столько времени и сил уделяет развитию спорта, борьбы. Ведь те детишки, которые в деревнях начинали с национальной борьбы, потом все равно придут в вольную. Ему большое спасибо. Ваш глава республики, я сам знаю, борьбой интересуется, понимает, что народ ее любит. Будем надеяться, что приложит все силы для ее развития.



- А что касается информации об уходе со своего поста руководителя бурятской Федерации борьбы Бориса Будаева? Он решал посвятить себя бизнесу…


- Мне он такого не говорил. Бизнесом он пускай занимается, но из борьбы он не уйдет никогда – он рожден для борьбы. Посмотрим, пусть работает. Он для Бурятии имя вольной борьбы. Российские и международные спортсмены его узнают. Так что пусть работает.

- Есть особый рецепт успеха от олимпийского чемпиона?

- В первую очередь удача должна быть, везение. Самое главное, к какому тренеру ты попал. Это ведь как в школе: с хорошим учителем ты хочешь не хочешь, будешь знать свой предмет. Нужны также труд и природные данные, талант. Они должны вместе идти. Если чего-то одного нет, то можно, конечно, чего-то достичь, выиграть чемпионат России. Но достичь настоящих высот не получится.

- Что было для вас стимулом в бесконечных тренировках?

- Когда ты зимой и летом идешь на тренировку, а пацаны соседские играют или купаются, тебя не один раз посещают мысли все бросить. Но я тогда понимал, что это мой единственный шанс добиться чего-то в жизни. У меня были не самые лучшие условия жизни. Я оставался на тренировках и качал мускулы и повторял: это маме, это папе… У меня перед глазами был пример чемпиона Андиева: ему за победы дарили машину, квартиру. И мне тренер говорил, если выиграешь то или иное соревнование, то получишь столько-то денег. Да, я любил бороться, но и знал, что от меня зависит, будут ли мои родители сытыми или голодными. Это очень сильно меня подталкивало, заставляло идти к цели.

Сытый никогда не станет бегать с утра до вечера на ковре. В наше время это проблема многих спортсменов.

- О чем-нибудь жалеете?

- Конечно… Жалею о том, что рано бросил борьбу, мог еще побороться. Были ошибки в жизни. Надо было еще больше внимания уделять семье, папе с мамой. Они рано ушли. Я проводил с ними много времени, но надо было больше. Я же много в то время ездил на соревнования, на сборы. Сейчас, слава богу, у меня в семье все хорошо.



Справка


Арсен Фадзаев родился 5 сентября 1962 года в небольшом североосетинском селении Чикола. Отец был водителем, а мать ветеринарным врачом.

Арсен Фадзаев - двукратный олимпийский чемпион по вольной борьбе (1988, 1992), шестикратный чемпион мира (1983, 1985, 1986, 1987, 1990, 1991), четырёхкратный чемпион Европы (1984, 1985, 1987, 1988), чемпион Спартакиады народов СССР (1983), чемпион СССР (1983, 1986, 1989, 1990), обладатель приза «Золотая борцовка» (1985 г.), лучший спортсмен Советского Союза 1991 года. В 2003 году ФИЛА признала его одним из пяти лучших борцов-вольников планеты XX века. Единственный в России, чье имя вписано золотыми буквами в историю музея славы ФИЛА с вручением диплома и медали «Лучший борец мира».

Фото Марк Агнор