Его мама, старшая дочь крепкого крестьянина Дмитрия Холхоевича Убеева Анна, умерла, когда сыну Николаю было всего лишь два года. Отец, Филипп Петрович Мадаев, работал коневодом в колхозе «Скороход», в 15 километрах от Бохана. Тогда в зимнее полугодие он отправлялся с полным снаряжением продовольствия и кормов для лошадей на север, где добывали графит для военной промышленности. Это была тяжелейшая работа на морозе, изнуряющая крестьян до изнеможения. Николай оставался дома с сестрой Федосьей, старше его всего на два года.

- Во время долгого отсутствия отца на северных приисках графита мы чувствовали себя сиротами. Ох, как тяжело было! Приходилось побираться в поисках съестного. Временами ноги так и тащили к дому зажиточной семьи Федоровых. Увидев у порога голодного отрока, мнущего в руках шапку, хозяйка командовала: «Вытри сопли и садись к столу», - с благодарностью о ней вспоминает Николай Филиппович.

Чтобы облегчить участь детей, отец пробовал жениться. Но мачеха, имеющая своего ребенка, обижала сирот и кормила их отдельно. Отец и не подозревал об этом.

Пришлось Коле с девяти лет работать в колхозе. В школу Николай с сестрой пошли не по возрасту поздновато. В «Скороходе», где они проживали, была начальная школа. Продолжать учебу отец отправил его вместе с сестрой в Хохорск  к дедушке  Дмитрию Убееву. Это был 1941 год. На войну отца не взяли по возрасту и продолжали отправлять на север вывозить графит.

- Дед Дмитрий был могучего телосложения, высокого роста, имел большое хозяйство, много детей от второго брака. В 30-х годах чудом избежал раскулачивания. Когда мы с сестрой приехали к нему, он с женой Аграфеной жил в огромном пятистенном доме, – вспоминает о далеком прошлом Николай Филиппович. – Первый год мы жили и учились вдвоем с сестрой, а на второй я приехал один. Феня осталась в «Скороходе», чтобы не оставлять без присмотра дом и скотину. А затем из-за трудностей бытия закончилась и моя учеба в школе, где я получил 6-летнее образование.

И Николай снова окунулся в колхозную жизнь. Работал на конных граблях в сенокос. Затем подростка посадили на сенокосилку, которую запрягали на две лошадки. В 16 лет Николая впервые назначили звеньевым (на деревенском сленге – «бугром»).

Первые шаги к небу

В 1944 году  семерых  юношей 1927 года рождения из «Скорохода» вызвали в военкомат. Комиссия отобрала из них двоих по физическому состоянию и моральным качествам - Николая Мадаева и Семена Федорова. Их и направили в иркутскую школу авиамехаников. В 17 лет Коля впервые  услышал гудок паровоза, увидел город. Оказалось, что набор курсантов здесь закончился. Через месяц Колю отправили в Читу, в 9-месячную школу младших авиаспециалистов. Это была напряженная учеба по законам военного времени. Изучение самолетов Ла-3, Ла-5, Ла-7 (конструктора Лавочкина), Як-3, Як-5, Як-7, Як-9 (конструктора Яковлева), с 14-цилиндровыми двигателями воздушного охлаждения, 12-цилиндровыми водяного охлаждения.

Вчерашнему деревенскому подростку пришлось изучать законы Бойля-Мариотта, Гей-Люссака и т.д. Он понял, как тяжело быть недоучкой. Учеба – по 10 часов в день, плюс 2 часа самоподготовки. Еще по очереди выходили на охрану поста с трехлинейкой, полуголодные и полусонные.

Боевое крещение

- 1945 год. Война на западе еще продолжается. Меня, новоиспеченного авиаспециалиста, направили в Монголию, где дислоцировался 22-й Краснознаменный истребительный    авиационный полк. Там, в Танцаг Булаге, и встретили День Победы, - рассказывает Николай Филиппович.

Будучи мотористом, он ускоренно осваивал специальность механика. Это означало знать до последнего винтика самолет, представляя его поведение в полете, и в 100-процентной исправности передать летчику под расписку. Было невероятно трудно еще и потому, что шли приказы срочного вылета. Надо было в полевых условиях готовить самолеты, обеспечивать их охрану, жить в землянках.

- Но не было тогда сегодняшнего безобразия, чтобы самолет был выпущен по недосмотру наземной службы, чтобы в полете отказали двигатели… Он падал, если только был сбит врагом, – говорит ветеран, - высокая дисциплина в нечеловеческих условиях!

В 1945 году СССР объявил войну Японии. Нужно было выполнить союзнические обязательства перед Китаем и Монголией и поставить точку во Второй мировой войне. Она была молниеносной: всего за 28 дней, до 2 сентября 1945 года, враг был повержен. Созданная еще в 1919 году Квантунская армия была высокоподготовленной и сильной.

- Недалеко от нашего авиационного полка стоял штурмовой полк. Но он за ночь оказался уничтоженным, – вспоминает Николай Филиппович. - Оказалось, что еще задолго до Отечественной войны Квантунская армия под сопками Маньчжурии вырыла и построила в подземелье тоннели и разместила огромные войска. Использовав фактор внезапности, без единого выстрела самураи вырезали весь наш штурмовой полк. Не осталось ни одного солдата, только голые самолеты.

Николай Филиппович участвовал в освобождении китайских городов Вонемяо, Мукден, Чан-Чунь и Дальний (Порт Артур). Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и другими.

В военной авиации

После войны Николай вместе со своим земляком Семеном Федоровым проходит срочную службу в том же полку.  Тогда она длилась долгих семь лет казарменной жизни… После демобилизации Семен уезжает домой. Он был в штабе писарем. А Николаю уезжать  некуда. Отец умер два года назад.

И в это время выходит приказ Министерства обороны - задержать авиационных механиков. Так и остался Николай в том же авиаполку на военной службе. Прошел по направлению полка ускоренное обучение в Иркутском военном авиационном училище. Двухгодичный курс закончил за полгода, экстерном сдав госэкзамены.

Офицерская семья

После долгого отсутствия выпускник  военного училища в январе 1954 года взял отпуск и приехал в свой родной «Скороход» к сестре Федосье. В это же время здесь практику проходила студентка педучилища Валентина Макарова.  Они поженились и 46 лет прожили в любви и согласии.

Николай Филиппович продолжал службу инструктором по обучению специалистов на станции Бада Читинской области, в школе военных авиамехаников. Наконец-то ему представилась возможность доучиться в вечерней школе при Доме офицеров. Ирония судьбы в том, что только в зрелом возрасте,  имея за спиной сиротское детство, юность на войне, семилетнюю срочную службу в армии и даже учебу и диплом ИВАТУ, Николай Мадаев получил среднее образование. Он так страстно к нему стремился, поскольку без этого статуса пришлось бы оставить мечту о небе. А ему  так хотелось обрести крылья  и оторваться от земли, став летчиком!

При этом Мадаев много лет занимался в высшей школе спортивной подготовки по десятиборью. Стал кандидатом в мастера спорта по лыжным гонкам на дистанции 30 км.

В ракетных войсках

В начале 60-х годов создаются ракетные войска стратегического назначения. Авиация и морской флот страны переводятся в элитный вид Вооруженных Сил. Под новой «крышей» оказывается и школа военных авиамехаников в Баде. Это был переломный момент в жизни офицера Мадаева. Ему предложили поступить в Московскую военную академию имени Жуковского. Но не вышло стать инженером военной авиации. Возрастной ценз превысил всего на три месяца.

Так Киевский институт инженеров гражданской авиации получает в свои ряды уникального заочника. Шесть лет Мадаев учился без отрыва от службы в ракетных войсках стратегического назначения. По два раза в год ездил сдавать сессию.

В 1967 году Николая Филипповича перевели на военную службу в г. Тейково Ивановской области в звании майора. Здесь сосредоточена боевая сила страны, основанная на новейших достижениях науки и техники, разрабатывались тактика и стратегия огневого и ядерного поражения возможного противника для защиты Родины. Николай Мадаев назначен начальником группы подготовки к стыковке головной части к ракете. Все работы велись под грифом секретности.

В 1969 году  командование дало тогда полгода на защиту диплома. В номере Мадаева в гостинице по стенам были развешаны схемы и чертежи. Диплом защитил на «отлично». Это была большая победа. Из зоны Дальнего Востока и Сибири насчитывалось шесть выпускников из Магадана, Анадыря, Владивостока, Хабаровска.

После окончания института Мадаев стал заместителем начальника сборочной бригады. В 1973 году военный офицер, ядерщик ракетных войск стратегического назначения ушел в отставку.

«Гражданка»

Позади 29 лет, отданных делу защиты Родины в Вооруженных Силах страны. По приезде в Улан-Удэ он устроился в ДОСААФ.
- Но работа с детьми в школах №35 и №18 оказалась намного интереснее, – признается Николай Филиппович.

В 18-й школе он открыл тир, создал и оборудовал кабинет начальной военной подготовки. Перед ребятами открывались имена великих полководцев, ратные подвиги народа, выдающиеся сражения. Юноши хотели стать такими же, как их учитель Николай Филиппович Мадаев, и поступали в военные вузы. Он работал здесь в 1974 - 1979 годах, и школа тогда занимала первые места в играх «Зарница», «Старты надежд», ребята даже награждались путевками в пионерский лагерь «Орленок».

С 1979 года в течение 12 лет Николай Филиппович возглавлял службу ГО и ЧС «Бурятэнерго». С приходом на работу военного офицера ракетных войск служба стала занимать передовые позиции по системе «Востокэнерго», куда входили регионы Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока.

Сейчас Николай Филиппович живет с семьей дочери. Она работает врачом, бережно опекает отца. Радуют внуки. Старший сын Александр тоже заботится об отце и часто навещает его вместе с детьми.