Борис Паньков ушёл на фронт, оставив дома 3-летнюю дочку и беременную жену. В ночь с 23 на 24 февраля 1943 года он был убит. И все эти годы родственники солдата ошибочно считали, что их отец и дедушка похоронен в братской могиле в Ленинградской области. Однако пару недель назад его останки были найдены поисковым отрядом в Новгородской области. 

Пулемётчик из Бичурского района

Кировским поисковым отрядом «Факел» в Новгородской области в районе деревни Гридино были найдены останки бойца. При нём были оружие, капсула с запиской и именная ложка, сообщает командир поискового отряда Михаил Порошин. Капсула была разбита, и записка не сохранилась. Однако на ложке была выгравирована надпись «Паньков Б.Д.».

По данным ОБД «Мемориал» было выяснено, что Паньков Борис Дмитриевич 1915 года рождения - уроженец села Слобода Бичурского района Бурят-Монгольской АССР, откуда и был призван на фронт в местном военкомате. 

Борис Паньков проходил службу в 200-й стрелковой дивизии, был пулемётчиком. На момент гибели находился в звании сержанта. Погиб 24 февраля 1943 года вблизи посёлка Гридино Ленинградской области. 

- По военному донесению Паньков числился захороненным в братской могиле 648-го стрелкового полка, - рассказывает Михаил Порошин. – Однако после гибели он остался потерянным на поле боя. Вместе с Паньковым были найдены останки ещё 11 бойцов, но их родственников пока отыскать нам не удалось. Все останки лежали практически на поверхности, рядом с оружием. 

После этой находки участники поискового отряда «Факел» тут же разместили объявление о поиске родственников Панькова в социальной сети, в одной из групп Бичурского района. И объявление набрало большое количество репостов. 

- Буквально на следующий же день с нами связался сын найденного бойца Николай Борисович Паньков, - сообщает участник поискового отряда Елена Орлова. – Ему же, в свою очередь, о находке сообщили соседи, которые активно пользуются Интернетом. 

«Его имя – в наших сердцах»

Тамара Панькова, внучка Бориса, рассказывает, что они всей семьёй очень обрадовались и хотели перевезти останки родственника на родину, но потом решили повременить. 

- Мы всё время думали, что он в братской могиле похоронен, но оказалось, что нет, - говорит Тамара Анатольевна. – Сейчас мы поняли, что с документами хлопот много будет. Поэтому думаем, пусть уж лучше он будет похоронен там, где и погиб, рядом со своими боевыми друзьями. Здесь его похоронят и после нас забудут. А там о нём будут помнить, его будут навещать, имя будет в архивах. В наших сердцах всё равно его имя останется навечно. Да и нам, старикам, нелегко будет его здесь хоронить, таким образом теряя ещё раз. 

У Бориса Дмитриевича Панькова было двое детей – дочь Анна и сын Николай. Когда отец уходил на фронт, дочери было три года, а сын ещё не родился. 

Николаю Борисовичу Панькову 76 лет. О своём отце он знает только со слов мамы. 

- Сначала его отправили служить в Монголию, но потом отец попросился на передовую, - говорит Николай Борисович. – Там он выучился на командира пулемётного взвода, длительное время был им. А затем домой пришла похоронка. Я сам служил в Москве и там из архивов узнал, что отец похоронен в братской могиле в Ленинградской области. Всю жизнь хотелось съездить к нему на могилу, но сначала дети маленькие были – не мог их оставить, потом работать начал и поэтому так и не съездил. Сейчас душа радуется, что его нашли, но поехать туда здоровье не позволяет. Мои дети со своими детьми и внуками нянчатся и тоже не смогут съездить. Командир поискового отряда обещал ложку отцовскую отправить на память и медальон. 

Николай Борисович всем сердцем надеется, что место захоронения его отца в будущем смогут навещать его внуки и правнуки. 

Без мужа и сына

Как рассказывает Тамара Анатольевна, племянница Николая Борисовича, у её мамы Анны Борисовны Паньковой сохранились воспоминания об отце. 

- Маме сейчас 80 лет, она плохо слышит и с трудом ходит, - рассказывает Тамара Анатольевна. – Она плакала, когда узнала, что найдены останки её отца. Он в каждом письме с фронта обращался именно к ней: «Нюра, помни меня, не забывай».  А Николай Борисович, мамин брат, родился в 1942 году, за год до гибели дедушки.  Уходя на фронт, дедушка просил, если родится сын, назвать его Николаем. А моя бабушка Таисия Герасимовна после его гибели так и не вышла замуж. Она всю жизнь ждала его и не верила в его гибель. Даже когда военные фильмы смотрела, плакала и спрашивала у меня: «А это не Боря там? Похож сильно». Бабушки не стало в 2002 году, в возрасте 90 лет. 

В одиночестве после войны остался и отец Бориса – Дмитрий Иванович. Кроме него он потерял на войне ещё двух сыновей. Жена умерла рано, дочери скоропостижно скончались, и он прожил всю жизнь с невесткой и двумя внучатами. 

- Он спал на лавочке, ходил зимой без шапки, - рассказывает о своём прадедушке Тамара Анатольевна. – Он считал, что его «бог наказал», отняв у него всех. Почти всех детей прадедушка пережил и умер, немного не дожив до 100 лет. 

Родственники найденного бойца, тело которого пролежало не погребённым в течение 75 лет, отныне со спокойным сердцем будут вспоминать о своём отце-герое. 

- Я каждое 9 мая плачу, - говорит Тамара Анатольевна, - ведь у меня ещё два дедушки, братья Бориса – Фёдор и Иван, тоже неизвестно где лежат. А по всей стране таких бойцов сколько?