- В прошлом году у нас в Ольхонском районе было 800 тысяч туристов, большинство – китайцы. Для сравнения: население Иркутска – 640 тысяч, – рассказал газете "Взгляд" экс-депутат Госдумы Антон Романов. Вместо того чтобы радоваться наплыву гостей из Поднебесной, местные туроператоры призвали закрыть Байкал для иностранцев на месяцы «высокого сезона». Чем вызвано это, казалось бы, нелогичное требование?

Россияне могут лишиться возможности отдыхать на Байкале. К такому тревожному выводу пришли представители турфирм, собравшиеся в пятницу в Иркутске на круглый стол в рамках выставки «Байкалтур-2018».

Как отмечает региональное агентство «Телеинформ», уже сейчас назрела серьезная проблема: российским туристам зачастую нет возможности забронировать гостиницы или заказать автобус. Причина очевидна – наплыв туристов из Китая. Зачастую все давно расписано под китайских гостей, констатировали представители турбизнеса.

Участники «Байкалтура-2018» призвали ввести квотирование для туристических потоков. Некоторые призвали пускать иностранцев сезонно, закрыв Байкал от зарубежных гостей на три летних месяца – то есть на байкальский «высокий сезон». Почему туроператоры решили пойти, казалось бы, поперек собственных бизнес-интересов?

Сами китайцы прогнозируют, что в нынешнем году число туристов, посещающих Иркутскую область, достигнет 1 млн человек, констатировал в недавнем интервью областному порталу IRK.ru депутат от «Единой России» Сергей Тен, представляющий в Госдуме Иркутскую область.

Тревога турбизнеса понятна. Поток гостей из Китая, который на Байкале давно уже вытеснил туристов из Европы, идет мимо региональных операторов. Легальный бизнес несет немалые убытки.

- По прошлому году у нас в Ольхонском районе было 800 тысяч туристов. Для сравнения: население Иркутска – 640 тысяч человек. Вот таков поток. Из них не все, но большинство – жители Китая, – рассказал депутат Госдумы 6-го созыва Антон Романов. – В бюджете Ольхонского района где-то около 150 млн рублей в год. То есть, если китайцы оставили там хотя бы по 1 тысяче рублей, то всего бы там было 800 млн в год.

Но этих денег в бюджете не наблюдается, заметил Романов. Дело в том, что, по словам бывшего депутата, «они не оставляют там практически ни одной копейки». Это связано с тем, что «у них есть свои операторы, гостиница, водители, кухня и прочее». Как пояснил собеседник, в Китае популярностью пользуются 5-дневные профпутевки – дешевый туризм финансируется профсоюзами. Романов подчеркнул:

- Это целенаправленная политика Китая. Например, в Поднебесной сочинили песню о том, что «Я встретил свою любовь на Ольхоне», она очень популярна.

«Сейчас 10% поселковой земли в Листвянке принадлежит китайцам. На наших заборах висят баннеры на китайском языке с информацией о том, на каких ресурсах можно найти сведения о продаваемых участках... Их гиды, проводя экскурсии по Листвянке, говорят своим туристам, что Байкал временно принадлежит России, а вообще это «Северное море китайцев», – утверждается в петиции, которую на сайте Change.org разместила жительница Ангарска Юлия Иванец.

Но, как отмечают в турфирмах, забитыми оказываются и «легальные» гостиницы, что, как было сказано выше, отсекает всех остальных туристов. «У нас уже были конфликты на переправе через Ольхонские ворота на остров Ольхон, – рассказывает Романов. – Дело в том, что по действующим правилам машины стоят в очереди на паром, а пешие туристы паром проходят без очереди.

И вот подъехало несколько китайских автобусов, из которых вышли китайские туристы и заполнили весь паром.

В итоге машины просто негде ставить. Конечно, такое правилами не предусмотрено, но и никогда не было такого потока туристов».

Региональный турбизнес беспокоит не только конкуренция со стороны «нелегалов» из Поднебесной. Неоднократно отмечалось, что массы туристов подвергают уникальную экосистему Байкала масштабному антропогенному воздействию. То есть, проще говоря, загрязнению и вытаптыванию. Естественно, что в набат бьют и местные экологи.

«Тут, конечно, важно привлечь ученых, чтобы посчитать это антропогенное воздействие», – отмечает Антон Романов. Но, добавляет он, даже неспециалистам очевидно: «Этим 800 тысячам туристов нужно постирать вещи, они используют порошки, а в порошках есть фосфор, и вся эта отработанная вода попадает в Байкал». «Там начинает разрастаться водоросль спирогира, которая отравляет окружающую среду. Плюс начинают размножаться те рыбы, которые в чистой воде не водятся. Эндемика Байкала начинает угнетаться», – пояснил Романов.

То, что уникальное озеро-море нуждается в охране, сомнению не подлежит. Но возникли сомнения в предложенной туроператорами мере – «квотировать иностранцев». Противники предложения в первую очередь указывали на его незаконность. Глава агентства по туризму Иркутской области Екатерина Сливина подчеркнула: такие категоричные высказывания идут вразрез с политикой России, «направленной на выстраивание дружественных отношений с КНР».

- Нужно ли закрывать им потоки доступа? Это варварство!

Гостеприимному российскому народу они не вредят. Просто нужно все делать для того, чтобы цивилизованно гостей встречать и на этом зарабатывать», – заметила участница проекта «Сохраним Байкал» Маргарита Морозова. По ее словам, активисты-экологи «мало того, что убирают мусор за гостями и местными, но и разговаривают с людьми, раздают листовки – в том числе планируется на китайском и монгольском языках. Чтобы иностранцы тоже понимали, что не надо мусорить».

По словам собеседницы, проблема с местами в гостиницах объясняется тем, что инфраструктура просто не развита. «Мест вообще немного. Здесь некачественный сервис, несоответствие санитарным требованиям, нормам. И это вкупе с реально существующими экологическими проблемами – в первую очередь, это отсутствие очистных сооружений на Байкале», – отметила Морозова. Варварский туризм представляет немалую угрозу, признает она. Но квотированием проблему «дикарей» не решить. По мнению Морозовой, нужны ограничительные меры – чтобы посещение Байкала не было дешевым и бесконтрольным.

В завершение укажем на две проблемы.

- Китайская волна» накатывает неравномерно, на сравнительно небольшой участок байкальского побережья, что делает проблему «антропологического давления» еще более серьезной. «У нас, например, их нет, это южнее, в Слюдянке, Листвянке, – рассказала жительница Северобайкальска (Бурятия).

Но есть и общая проблема, не связанная исключительно с «китайскими самозахватами побережья». По официальным данным, только в том же Ольхонском районе Иркутской области было выявлено около полусотни турбаз и гостиниц, построенных прямо у воды, в нарушение норм водного и земельного законодательства. Аналогичная картина наблюдается и на бурятском берегу, где китайцев нет, рассказывает жительница Северобайкальска. «Говорят, что участки выкупают москвичи», – добавила она.

- Проблема не в наплыве туристов именно из Китая (или из Франции, ЮАР или откуда бы ни было), а в неурегулированности ведения бизнеса на Байкале, – подчеркнул глава комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

Парламентарий, который представляет в Думе три прибайкальских региона – Бурятию, Иркутскую область и Забайкальский край – подчеркивает: «Категорически нужно препятствовать незаконному, «дикому» туристическому бизнесу. Считаю, что нужно идти по пути зонирования берегов Байкала, возможно, говорить о лицензии на право ведения бизнеса на данной территории. Необходимо разделить регулирование деятельности бизнеса на берегах Байкала и жизнедеятельности местного населения». Борьба с нелегалами – в интересах отечественного туристического бизнеса, вкупе с ужесточением требований к нашему турбизнесу (от уровня обслуживания клиентов до прозрачности отчетности о прибылях) – то, что, по идее, поможет превратить «китайское нашествие» в источник дохода, а значит, развития Прибайкалья.