В Год экологии Минприроды России и РИА Новости запустили проект #ЗаповедныеЛюди, в рамках которого издание регулярно публикует статьи, посвящённые заповедной системе, нацпаркам, резерватам и, конечно, людям, стоящим на страже природы.

На этот раз корреспондент федерального информагентства пообщался с директором Тункинского национального парка Валерием Гулгоновым – уроженцем Тункинского района, чьё детство прошло именно в этих местах. А после окончания школы он уехал – учился, работал. Вернулся только через сорок лет.

- Это был мой морально-этический долг перед  родиной и земляками. Я принял решение приехать, жить и работать, – рассказал РИА Новости Гулгонов.

Директором нацпарка он трудится уже десять лет.  До этого успел послужить в комсомольских и партийных органах, поработать главой района, председателем госкомитета экологии и природопользования, руководителем администрации президента и правительства республики. Поэтому, как говорит сам Валерий Енжапович, его экологическая стезя продолжается уже более четверти века.

- Рабочий день у нас в деревне обычно начинается с семи часов утра, а когда он заканчивается – зависит от обстоятельств, – отметил директор Тункинского нацпарка.

Дары природы

Резерват в Тунке был создан для охраны уникальных природных комплексов Восточного Саяна и Хамар-Дабана. Он расположен между двумя великими озёрами Азии – Байкалом и Хувсгел-Нуур (Хубсугул). Огромную территорию нацпарка – 1 183 662 га — занимают леса, в основном кедрово-лиственничные и сосновые. Чуть меньше еловых, пихтовых, берёзовых, из осины, тополя и древовидных ив. Там обитают животные и птицы, занесённые в Красную книгу – ирбисы, северные олени, алтайские пищухи, улары и манулы. Краснокнижные же растения представлены родиолой розовой, рододендроном Адамса, маральим корнем, караганой гривастой. И, кстати, это единственное на планете место, где можно встретить мегадению Бардунова (Тункинскую).

- Это небольшое растение, которое произрастает только в Тунке – ещё одна уникальная особенность, – объясняет Валерий Гулгонов.

Сам парк находится на границе с Монголией. Его директор надеется, что в следующем году удастся подписать соглашения между Россией и соседним государством. Тогда Тункинский и Хубсугульский национальные парки стану единой трансграничной особо охраняемой природной территорией.

«Модель будущего»

В Тунке расположено 34 населённых пункта, в которых проживает 22 тысячи человек.  

- У нас очень много бальнеологических курортных мест – в год их посещает более 250 тысяч человек, – говорит Валерий Гулгонов.

Сегодня вся территория резервата совпадает с границами района. Это единственный подобный случай не только в российской, но и в мировой практике. Такое «пересечение» накладывает определённые трудности как на быт местных жителей, так и на деятельность хранителей природы, отмечает РИА Новости.

- Представляете, надо и жить, и работать, и охранять, а район должен заниматься полной экономической и социальной деятельностью. Тем более, у нас транзит идёт за границу — есть пункт перехода между Россией и Монголией, – подчёркивает Гулгонов.

По его словам, национальный парк не только охраняет территорию, но и помогает жителям, обеспечивая их деловой древесиной, которую можно использовать для производства.

- У нас есть и другие сложности. Не все вопросы землепользования, вопросы, связанные с предоставлением земельных участков, урегулированы.  Предприятия и хозяйствующие субъекты, расположенные в национальном парке – то есть в Тункинском районе, должны получать разрешение на свою деятельность в Министерстве природных ресурсов и экологии России, – поделился с изданием директор резервата.

Одобрение федералов требуется даже для того, чтобы ввести в эксплуатацию школу или фельдшерский-акушерский пункт. Минувшим летом на Байкал приезжал Владимир Путин  и до президента удалось донести эту проблему. Он поручил правительству России урегулировать вопрос правового режима земель населённых пунктов, которые находятся в границах национальных парков.

- С одной стороны, у нас сложно, но с другой я глубоко убеждён: весь район на территории национального парка – модель будущего, потому что люди на таких интересных территориях должны уметь рационально использовать природные ресурсы и, в то же время, сохранять уникальные природные комплексы, – считает Валерий Гулгонов.

Приватизация отменяется?

Как уже сообщал infpol.ru, Минприроды России отказалось от поправок к закону, которые давали возможность изымать земли особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и передавать их в частную собственность. Для этого «зелёным» потребовалось собрать 21 тысячу подписей.

- Сейчас в Земельном кодексе нет прямого разрешения на приватизацию участков в границах заповедников, – рассказал руководитель программы по ООПТ «Гринпис России» Михаил Крейндлин. – Но чтобы создать лазейку, к нему легко могли принять поправки, которые никто бы не заметил.

В этом случае под угрозой оказался бы Кавказский биосферный заповедник, где «Газпром» и «Роза Хутор» собираются строить горнолыжные курорты, заявили в «Гринпис». Земли могли изъять и из других заповедников и национальных парков, в том числе включённых в список всемирного природного наследия. В их числе – и Тункинский нацпарк.

Кроме того, как утверждают активисты, изменения в закон об ООПТ противоречили позиции президента России Владимира Путина. Ещё в 2014 году он поручил правительству разработать законопроект, который бы обеспечил «усиление правового режима государственных природных заповедников и нацпарков, включая запрет на изъятие земельных и лесных участков, расположенных в границах этих особо охраняемых природных территорий».

«Двоякое толкование»

В конце октября исполнительный директор «Гринпис» передал главе государства обращения тысяч россиян. После этого на внеплановом заседании министр природных ресурсов Сергей Донской заверил: любая возможность приватизации земель заповедников и нацпарков будет исключена. А в начале декабря экологическая организация получила от федерального ведомства документальное подтверждение этого решения.

Кстати, в интервью ТАСС Донской назвал приватизацию заповедных земель «абсурдом». По его словам, «это попросту невозможно».

- Мы хотели, чтобы на ООПТ можно было развивать проекты по экологическому туризму – для чего, в принципе, и создавались, и прописывались эти поправки, – пояснил он. – У Минприроды России нет планов по снижению уровня защиты ООПТ. И мы собирались с коллегами, все вопросы обсудили. Они увидели возможность юридической интерпретации, двоякого толкования. Мы ещё раз прошли по этому закону и определили, что необходимо добавить, чтобы подобной трактовки не было.

Ранее ситуацией обеспокоились некоторые российские общественные организации. Тревогу вызывала формулировка, согласно которой земли на заповедной территории могут предоставляться в частную собственность и быть объектами сделок – в случаях, предусмотренных законом об ООПТ и Земельным кодексом. Стоит отметить, что в Тункинском нацпарке на них «претендуют» не какие-то компании, а обычные люди, которые прожили там не одно десятилетие.

Заложники ситуации

Из-за ряда ограничений, которые накладывает федеральное законодательство, тункинцы фактически лишились права собственности на земельные участки. С просьбой «вывести» их из состава нацпарка люди  не раз обращались к руководству республики. Власти, в свою очередь, неоднократно пытались отстоять права населения на федеральном уровне. Но воз и ныне там, хотя минувшим летом вопрос вроде как сдвинулся с «мёртвой точки». Власти Бурятии подготовили проект постановления правительства России, который предусматривает изменения в распоряжение Совета Министров от 1991 года.

На одном из правительственных брифингов в октябре Маргарита Магомедова заявила: земли сельхозназначения и населённых пунктов – а это 158 тысяч га – «исключат» из состава резервата. Общая территория нацпарка при этом не уменьшится, поскольку к нему «присоединят» два участка эквивалентной площади.

- Это земли лесного фонда Российской Федерации, которые находятся на территории Закаменского и Окинского районов. Границы этих муниципальных образований не изменятся, – отметила министр.

Предполагалось, что если федералы примут предложение властей республики, то жители, наконец, смогут вздохнуть с облегчением. Органы местного самоуправления получат право распоряжаться участками населённых пунктов, а также  полномочия по «мобилизации земельного налога». Вопрос должен был решиться уже к концу года.

По словам чиновников, населённые пункты и земли сельхозназначения не являются объектами, для сохранения которых создан резерват. А потому природные комплексы, уникальные и эталонные природные участки и объекты не пострадают. На территориях же, которые хотели «присоединить» к заповедной зоне, обитают редкие и исчезающие «краснокнижные» представители флоры и фауны, в том числе снежный барс.

- Их включение в Тункинский нацпарк будет способствовать повышению эффективности его деятельности. Принятие проекта также позволит обеспечить реализацию прав граждан, в том числе многодетных семей, на получение земельных участков, – отметили ранее в министерстве.

Сегодня в районе, по данным Минимущества, проживают более 22 тысяч человек. Общее количество земельных участков, поставленных на кадастровый учёт, составляет 15 372, из них зарегистрирован лишь 9331.

К слову, во время своего январского визита в республику министр природных ресурсов Сергей Донской сообщил: законы, которые позволят тункинцам оформить свои земли в собственность, планируется принять уже в этом году.

- Они помогут исключить муниципальные образования из состава территорий, подобных Тункинскому национальному парку, и дать им возможность развиваться, – заявил он.