После приостановления строительства ГЭС в Монголии мы, лидеры и члены, «Новой Энергии» занялись своей основной работой. Однако мы, как и все жители Бурятии, следим за состоянием озера Байкал. Мы обеспокоены уровнем Байкала, проблемами с флорой и фауной озера.

Осенью в СМИ вновь появилась тема негативного влияния ГЭС на Байкал, но на этот раз речь идет об Иркутской ГЭС. По мнению некоторых общественников, плотина, построенная в истоке реки Ангара, сливает воду Байкала, обеспечивая тем самым хорошую экономическую маржу для корпорации Олега Дерипаски En+.

Мы вновь решили не сидеть сложа руки, а разобраться в ситуации. Мы написали запрос Олегу Дерипаске от общественной организации «Новая Энергия» с просьбой предоставить факты и материалы относительно работы ГЭС и её влияния на Байкал. Каково же было наше удивление, когда в качестве ответа компания En+ пригласила нас посетить саму Иркутскую ГЭС, увидеть все своими глазами и пообщаться с генеральным директором «Иркутскэнерго» Олегом Причко по интересующим нас вопросам.

В конце ноября Иркутскую ГЭС посетил председатель «Новой Энергии» Иван Логинов. Он встретился с Олегом Причко, приводим выдержку из их встречи:

- Олег Николаевич, наверняка вы в курсе относительно публикаций о влиянии, которое оказывает ваша станция на экосистему Байкала?

- Конечно, я внимательно слежу за этими вещами. Некие общественные организации обвиняют нас в том, что мы «сливаем Байкал в погоне за прибылью». 
Это ложь – более того, это откровенная манипуляция общественным мнением. Объем пропуска воды через Иркутскую ГЭС, равно как и любую другую гидроэлектростанцию в России, регулируются нормативным актами правительства России. Решение об объемах пропуска воды принимают региональные бассейно-водные управления Росводресурсов, входящие в структуру Министрества природных ресурсов. Эти решения Росводресурсы утверждают, исходя из интересов всех групп водопользователей, и мы как энергетики находимся лишь на шестом месте по приоритетности. Например, в период нереста Росводресурсы устанавливают режимы работы ГЭС, обеспечивающие благоприятный ход для рыб. Когда начинается навигация - приоритетным становится режим для обеспечения судоходства. Всегда должна быть обеспечена работа водозаборов для снабжения населения водой, и так далее. 

Принятое решение Росводресурсов затем отправляется в другую государственную организацию – Системный Оператор Единой энергосистемы России (СО ЕЭС). Далее СО ЕЭС принимает режимное решение и отдает нам диспетчерское указание – сколько энергии должна произвести ГЭС в рамках тех расходов воды, которые установили Росводресурсы. Этот график расхода воды и выработки электроэнергии мы неукоснительно соблюдаем. 

Таким образом, мы можем производить электроэнергию исключительно в тех режимах работы ГЭС, которые нам устанавливают государственные органы. Нарушение - наказуемо, вплоть до уголовного преследования. Сами поднять или опустить задвижки на ГЭС мы не имеем права. 

Именно поэтому Иркутская ГЭС последние три года, когда началось аномальное маловодье на Байкале, в соответствии с указаниями Росводресурсов фактически работает на удержание уровня воды в Байкале. Она осуществляет минимально возможный пропуск воды и производит минимальное количество электроэнергии – примерно на миллиард киловатт-часов меньше нормы в год. Приток воды в Байкал за девять месяцев 2017 года составил всего 62% от нормального уровня, это самый плохой результат в XXI веке. Не будь плотины ГЭС - Байкал бы вытекал быстрее, и его уровень сейчас был бы существенно ниже. Таким образом, мы не только не «сливаем» воду из Байкала ради своей выгоды, мы, наоборот, поддерживаем уровень Байкала в соответствии с указаниями государства.

- Но ведь на Байкале действительно есть проблемы.

- На проблемы Байкала нужно смотреть широко. Вот смотрите, наша компания в прошлом году стала первым в России победителем конкурса за наилучшие результаты по снижению выбросов парниковых газов. Этот конкурс проводился по инициативе Владимира Путина. Это ли не забота об экологии и Байкале? На мой взгляд, это самая настоящая забота, подкрепленная не только словом, но и делом. 
Работа над экологичностью наших предприятий просто-напросто выгодна нам. Вот смотрите, мы снизили выбросы парниковых газов, это значит, на единицу выработки энергии мы сожгли меньше топлива на наших ТЭЦ, это конкретно эта ТЭЦ, которая стоит в Иркутске неподалеку от Иркутской ГЭС, снизила свое влияние на Байкальский регион. Получается, с одной стороны мы сокращаем издержки, с другой мы находимся в тренде экологии.

Байкальский регион и Ангара – это место где мы живем, здесь живут наши семьи. Поэтому, мы сами заинтересованы и стоим на защите Байкала. Вот у нас действует экологическое движение «360 минут ради Байкала». Я сам был одним из первых волонтеров, а сейчас суммарно в этом движении принимает участие более 100 000 человек, в том числе много добровольцев из Бурятии. Это наша принципиальная позиция. Мы не временщики, мы здесь живем и работаем.

360 минут – это экологический волонтёрский экомарафон. Состоит из серии летних экомероприятий с масштабной ключевой акцией в начале сентября, которую уже 7 лет организует En+ Group. В 2017 году в акциях экомарафона «360 минут» приняли участие 100 тысяч волонтеров, которые собрали с берегов Байкала более 4 тысяч тонн мусора, извлекли из озера 2 км брошенных браконьерами рыболовецких сетей, восстановили километры экологических троп.

- Хорошо, возвращаясь к уровню воды в Байкале. Сейчас обсуждается проект постановления правительства России, который увеличит диапазон регулирования Байкала с одного метра до более чем двух. Экологи, например, Сергей Шапхаев, выступает категорически против и утверждает, что это делается с одной целью - чтобы увеличить доходы энергетиков. Как вы это прокомментируете? 

- Как я уже сказал, мы работали и будем работать исключительно в тех режимах, которые установят для нас Росводресурсы и Системный оператор. Если нам предпишут вообще закрыть задвижки на ГЭС – сделаем. С точки зрения производства электроэнергии роль Иркутской ГЭС не велика: 300 МВт, которые здесь вырабатываются, это в два раза меньше, чем соседняя Ново-Иркутская ТЭЦ, и почти в четыре раза меньше, чем ТЭЦ-10 в Ангарске. 

Наши основные ГЭС на Ангаре – Братская и Усть-Илимская - расположены в 700 километрах ниже по течению. Основной источник воды для них – это уже не Байкал, а боковая приточность в их водохранилища. Сравните: если через плотину Иркутской ГЭС проходит в нормальный по водности год 60 кубокилометров воды, то через плотину Братской – уже 90, а Усть-Илимской – 100. Таким образом, с финансовой точки диапазон регулирования для нас не имеет значения. 

Но давайте вернемся в историю наблюдения за Байкалом. Уже с 1903 года на регулярной основе ведется наблюдение за уровнем, поэтому у нас сейчас есть большая база статистических данных. До строительства ГЭС природные колебания озера достигали 2,17 метра в течение года. Кстати, сохранились данные, что во время этих сезонных колебаний, поступали жалобы с бурятского берега Байкала о том, что из-за них периодически подмывает берега, что делает рискованным хозяйственную деятельность. При проектировании Иркутской ГЭС планировалось, что эти колебания будут немного сглажены – до 1,96 метра, но при этом они останутся очень близкими к естественным. Так и сделали – и до 2001 года все работало. Уровень Байкала опускался в маловодье 1982 года до отметки 455,27 метров. По мнению профильных научных заведений СО РАН, никаких заметных экологических проблем для Байкала это не принесло. 

Потом появилось постановление премьер-министра Касьянова. Оно, мягко говоря, очень странное. В нем сказано – Байкалу жить вот здесь (в границах 456 – 457 м. в тихоокеанской системе высот). Вот этих пределах, по уровню. И ни слова о том, а что если засуха, что делать если нет притока? Или наоборот, вдруг наводнение, как тогда обеспечивать «прописанный» уровень воды? В итоге, постановление прожило до 2014 года. Вот у нас сейчас четвертый год экстремальное маловодие. Что происходит? Идут одноразовые решения - установить такие-то отметки, поменять на другие. А что изменится, если мы установили отметку, от этого что, вода появится? Засуха исчезнет? 
Природе бессмысленно противоречить, пытаться обуздать Байкал невозможно. А все разговоры, которые возникают на этой почве, – это либо полное незнание ситуации, либо сознательное искажение фактов в чью-то угоду.

В завершении встречи, Олег Причко предложил "Новой Энергии" присоединиться к экологическим мероприятиям, которые "Иркутскэнерго" и En+ проводят в Иркутской области. 
Мы, активисты "Новой Энергии", разобрались в ситуации относительно воздействия Иркутской ГЭС на Байкал. Наши соседи, помимо минимизации воздействия человеческого фактора на природу, всеми силами стремятся внести свой посильный вклад в благополучие байкальского региона.

Будет правильным, если мы объединим усилия для блага Байкала. Ведь положительного опыта у наших соседей масса, который можно и нужно применять для Республики Бурятия. Помимо участия в экомарафоне "360 минут", "Новая Энергия" возьмется за реализацию проекта "Школа экологического предпринимательства", который позволит реализовать идеи малого бизнеса с эко-уклоном для всех слоев населения Бурятии.

СПРАВКА:
Энергоугольная компания «Иркутскэнерго» – мощный производственный комплекс, расположенный в Иркутской области и Красноярском крае. Комплекс включает в себя каскад трех гидроэлектростанций, построенных на единственной вытекающей из озера Байкал реке Ангаре, 9 тепловых узлов, расположенных в крупных городах Иркутской области, 6 угольных разрезов ООО «Компания «Востсибуголь», добывающих каменный и бурый уголь, 2 погрузочно-транспортных управления и обогатительную фабрику.