Нефрит уже давно стал одной из «визитных карточек» Бурятии. Но заговорили о нём только в последние годы, и то в связи с печальными событиями, чаще всего – криминальной направленности. Так, в октябре 2016-го федеральные СМИ назвали нашу республику главным источником контрабанды этого ценного минерала и рассказали, как «зелёное золото» из региона нелегально «утекает» в Китай.

А вскоре стало известно, что ответственность за незаконную добычу и сбыт камня хотят ужесточить. Соответствующий проект федерального закона обсуждался в Совете Федерации – на заседании комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. Тогда один из авторов документа – сенатор от Забайкалья Степан Жиряков – заявил СМИ, что нефрит могут приравнять к янтарю. История же законопроекта началась ещё в 2012 году с законодательной инициативы краевого заксобрания. Потом велась долгая переписка с Минприроды России. Инициативу забайкальских депутатов поддержали коллеги из Бурятии, а также руководство и правоохранительные органы обоих регионов.

«Копают в огромных масштабах»

А накануне, 6 декабря, депутаты Госдумы во втором чтении приняли законопроект, согласно которому штрафы за безлицензионную добычу и сбыт янтаря и нефрита могут возрасти до 60 миллионов рублей для бизнесменов, до 800 тысяч – для должностных и до 500 тысяч рублей – для физических лиц. Как сообщает «Парламентская газета», автором инициативы выступило Минприроды России.

Издание напоминает: ранее глава федерального ведомства Сергей Донской заявил, что действующие сегодня меры не особенно эффективны, поскольку размер штрафа в разы меньше стоимости добытых камней.

- Ежегодно в стране нелегально добывается 75 тонн высококачественного янтаря. Органы внутренних дел ежегодно привлекают к административной ответственности более 1000 физических лиц. При этом стоимость конфискованного только за последние три года камня оценивается в 3,8 миллиарда рублей, – пишет «Парламентская газета». – Что касается нефрита, то его конфискуется ежегодно не менее 11 тонн, а штрафов за последние три года наложено всего на 285 тысяч рублей.

К слову, сейчас уголовная ответственность применяется только в том случае, если оценка изъятого камня превышает 2,25 миллиона рублей. Большинство же добывают янтарь и нефрит небольшими партиями, которые этот порог не превосходят.

Николай Будуев, который представляет интересы Бурятии в нижней палате российского парламента, отметил: новый закон направлен на пресечение нелегальной добычи нефрита, которая уже много лет ведётся и в нашей республике – «как правило, в самых отдалённых районах».  

- Копают в огромных масштабах, с применением тяжёлой техники. Самые отчаянные ныряют в горные реки за окатышами. А зимой, когда реки промерзают до дна, долбят лёд и ищут окатыши. На чёрном рынке цена за один килограмм нефрита варьируется от 300 до 5000 долларов. Самый ценный – баунтовский белый нефрит, – сообщил депутат.

Экс-министр экономики Бурятии Татьяна Думнова раскритиковала решение Госдумы увеличить размер денежного наказания. 

- Установить штрафы – самое лёгкое решение для власти и ограничение деятельности для частных лиц, создание условий для одной компании, – заявила она. – Легализовать добычу можно через принятие закона о вольном приносе золота (нефрита), который разрешит разработку месторождений частным лицам и для местного населения. К сожалению, проект этого закона с 2016 года до сих пор обсуждается депутатами Госдумы. Если его утвердят, необходимо скорректировать федеральный закон «О недрах» и ряд документов, регламентирующих добычу и золота, и других полезных ископаемых, в том числе нефрита.

Тысячи тонн и сотни миллионов рублей

В одобренном Госдумой документе, помимо наложения административного штрафа или возможности возбуждения уголовного дела, речь также идёт о конфискации орудий добычи – экскаваторов, бульдозеров, машин. Комментируя инициативу год назад, министр природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов подчеркнул: это очень хороший шаг.

- Надеемся, что он сыграет свою положительную роль, – рассказал он на одном из правительственных брифингов.

По словам Сафьянова, на территории Бурятии сосредоточена большая часть разведанных российских запасов нефрита – 90%. Ежегодная добыча камня достигает полутора тысяч тонн, а объём налоговых поступлений от осуществляющих её организаций – около 100 миллионов рублей.

- Ещё три-четыре года назад  мы говорили, что необходимо предпринять некоторые шаги, чтобы эту отрасль декриминализировать. Первое, что было сделано Роснедрами – все месторождения нефрита на территории республики обрели своего хозяина и получили лицензии, – отметил министр. – Осталось два – они находятся в границах нацпарка «Тункинский» федерального значения. Разработку месторождений полезных ископаемых там вести нельзя. Выстроена работа с МВД: в самых «горячих точках» выставлены посты. Сами недропользователи заинтересованы в том, чтобы у них не было хищений. Они активно сотрудничают с органами внутренних дел, и здесь мы тоже максимально пытаемся перекрывать нелегальные каналы.

По данным на 2016 год, в Бурятии действовало 17 лицензий на нефрит – в Баунтовском, Муйском, Окинском и Закаменском районах. В 2015-м предприятия добыли в общей сложности 1630 тонн минерала.

Криминальная нефритовая хроника

Напомним, пять лет назад в улан-удэнском офисе и на базе семейно-родовой эвенкийской общины «Дылача» в Баунтовском районе прошли обыски. Предприятие обвинили в хищении 20 тонн минерала и ущербе государству на 600 миллионов рублей. Изъяли технику и более тысячи тонн добытого камня.

Нелишним будет вспомнить самые громкие случаи, связанные с «войной» за нефрит. В их числе – перестрелка в Окинском районе между местными старателями и их конкурентами, приехавшими из Иркутской области, которая произошла в 2014 году. Тогда погибли два человека. Спустя год, в августе 2015-го, в том же Окинском районе два десятка местных жителей напали на базу горнодобывающего предприятия на территории Оспинского месторождения. Завязалась перестрелка с охраной, один из нападавших погиб. С «нефритовыми» делами иркутские СМИ связали и убийство в Улан-Удэ иркутского адвоката Дмитрия Васькова в сентябре 2016-го.

Погоня за нефритом приводит и к тому, что нелегальные добытчики рискуют собственной жизнью. Так, летом 2016-го старатели из Бурятии пропали без вести в тайге на севере Забайкалья, куда отправились на поиски заветного минерала. Позже тело одного из них полицейские нашли у реки Витим. Вездеход, на котором мужчины ездили по лесам, нашли в реке Калар.

Преступники орудуют и на стадии продажи нефрита. В 2015 году в Бурятии задержали пятерых мужчин, которые напали на бизнесвумен из Китая. Она приехала в Улан-Удэ с крупной суммой – 28 миллионов рублей, чтобы купить большую партию минерала. Организовать преступление помог её знакомый. Вместе с подельниками он устроил для предпринимательницы встречу с фиктивным продавцом нефрита. Переговоры прервали лжеполицейские, которые решили «задержать» торговца. В итоге женщина лишилась денег.