Рассказывает один из авторов фильма Гука Омарова:

Он родился в маленькой деревне в Читинской области. В детстве он долго болел и по всем предсказаниям и лам, и шаманов должен был умереть. Но он выжил и стал гениальным скульптором. Его имя и его работы останутся в мировой истории.

Когда встал вопрос о том, кто будет снимать картину о Даши — и для него, и для нас было очевидно, что это будем мы. Мы знаем Даши давно. Мы вместе работали над картиной «Монгол». Нас связывает не только дружба, существует какая-то глубокая внутренняя, почти родственная связь.

Мы планировали начать съемки в июле. В деревне Даши, на его родине, должен был пройти ежегодный буддийский молебен. Важное событие. Дату этого мероприятия вычисляют ламы. Все зависит от лунного календаря. Неожиданно для всех нас дату молебна ламы перенесли с июля на июнь.

С ламами не поспоришь и дату не перенесешь. Ни я, ни Сергей  (Бодров. - ред.) в эти даты приехать в Бурятию не могли. У Сергея бесконечные встречи, кастинг по американскому проекту. У меня неделя казахского кино в Голливуде. Звучит смешно, но это так. В Hammer Museum, Billy Wilder Theatre прошел показ девяти фильмов из Казахстана. Ребята из UCLA взяли две мои картины. У нас была предварительная договоренность, что я приеду на показы.

Но откладывать съемки такого события, которое случается один раз в год — преступление. Мы решили отправить снимать это важное мероприятия наших операторов.

Было понятно, что снимать надо двумя камерами. Но кого из операторов взять — задача не из простых. Условий много — надо, чтобы совпали сроки, а также чтобы оператор мог снимать документальное и игровое кино. И еще, возможно, самое главное условие, — мог принимать на площадке решение за режиссера.

Свой выбор, по совету Сергея Мокрицкого, мы остановили на Ире Шаталовой и Паше Костомарове. Оба — документалисты. Оба отличные операторы. Паша, кроме того, сделал несколько фильмов как режиссер. Мы их видели. Убедительные трогательные фильмы. Ира среди коллег-мужчин пользуется большим авторитетом.

Мы встретились в скайпе и сразу возникло взаимопонимание и доверие. По сути, такой мощный материал испортить нельзя, и режиссировать невозможно. Нужно только подглядывать, подсматривать, следить и снимать. Это все, что требуется в такой ситуации. Нельзя попросить ламу сделать второй дубль. Ира и Паша в этом смысле были правильным выбором. Кто, как не они, могут снимать жизнь, оставаясь незамеченными. Опытные документалисты, они чувствуют ситуацию, видят пейзаж, понимают тонкую природу действительности, предвидят, остаются начеку.

Нам оставалось только ждать материал и готовится ко второму блоку съемок.

В июле я приехала в Москву. У Сергея  (Бодрова - ред.) опять не получилось из-за сложного расписания и срочных дел в Лос-Анджелесе.

На второй день вечером к нам домой пришли ребята. Они принесли жесткий диск с материалом. Я чувствовала, как они нервничали.

... Две камеры, два разных стиля, два разных взгляда. Мужской и женский. Или нам так повезло с материалом, или нам повезло с операторами. То, что я видела на экране, мне очень понравилось. Казалось, никто не замечает камеры, но камера видит все. Там были мистика, туман и дождь, 10-километровый переход к родовому кедру, шутки и молитвы, водка и закуски, мантры и огонь. Дети, старики, девушки, парни, их родители, все те, кто уже давно не живет в этой деревне, съехались из разных частей света на три дня — отдать дань, помолиться, поблагодарить.

Когда смотришь такой материал, заряжаешься, приходишь в приподнятое настроение и ждешь. Ждешь, когда сможешь увидеть все своими глазами.

Источник www.snob.ru