27 июля 1934 года по ходатайству правительства Бурят-Монгольской АССР было принято постановление о переименовании Верхнеудинска в Улан-Удэ

Сегодня даже старожилы Улан-Удэ мало помнят о том, что столица Бурятии могла получить совершенно другое название. За Байкалом мог появиться Сталинград.

Дело в том, что когда в октябре 1933 года бюро Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) предложило переименовать Верхнеудинск в Улан-Удэ, Москва вначале отвергла этот вариант. Центральный комитет партии большевиков не поленился и назначил этимологическую проверку. Она обескуражила руководство Бурят-Монголии дав заключение о том, что название реки Уда происходит от имени китайского завоевателя Уди из династии Хань, который основывал военные поселения за Великой Китайской стеной до Оби и Байкала.

Поэтому ВЦИК предложил местным партийным органам найти для столицы советской республики другое название. Срочно начали искать новые варианты. Среди них естественно, было имя Сталин-Хото ( город Сталина). Сетующим на то, что в слове Улан-Удэ незнающие люди часто делают ошибки в последнем слове, стоит поблагодарить большевиков, что они не выбрали вариант - Баясхалан Батор-хото. Местные жители понимали, что это означает город радости богатыря. Но остальные жители огромной страны СССР вряд ли выговорили бы с первого раза такое «трехэтажное имя». Нашлись в ту пору и те, кто решил сразу связать свой город с мировым брендом Байкала и назвать столицу Байгал-хото. Но в результате имя Байкальск присвоил себе поселок на берегу озера. Среди других предлагаемых названий значились Далай-хото ( море-город ) и Улан-Одон ( Красная звезда).

Остается только догадываться, почему Центральный Исполнительный комитет СССР все же посчитал имя Улан-Удэ наиболее благозвучным.