Этим вопросом задались участники «круглого стола», организованного по инициативе комитета Народного Хурала по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике, общественным и религиозным объединениям

Ответ, как и в дорыночные времена, оказался достаточно простым – государство по-прежнему не считает нужным вкладывать в развитие культуры необходимые финансовые средства

Но прежде чем народные избранники, представители правительства республики и общественных организаций, а также сами музейные работники ( а «круглый стол» был посвящен рассмотрению хода реализации Закона РБ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях на территории Республики Бурятия») пришли к такому выводу, состоялся откровенный и местами нелицеприятный разговор о проблемах и нынешнем состоянии музейного дела в республике.

«Нелицеприятный» - это в первую очередь относится к докладу заместителя министра культуры РБ Сергея Добрынина, многие положения которого участники «круглого стола» посчитали «лакировкой действительности» и простой констатацией фактов. А вот о том, как ведомство видит дальнейшее развитие бурятских музеев и как будут хотя бы сохранены (даже не преумножены) музейные фонды, было сказано весьма скупо.

Музейное дело в Бурятии представляют четыре республиканских, 14 муниципальных, 23 ведомственных, более 200-т школьных и общественных музеев, в которых хранятся и экспонируются раритеты истории и культуры.

Для сохранения культурного наследия сейчас разрабатывается республиканская целевая программа «Сохранение и развитие культуры и искусства Республики Бурятия на 2012-2015 годы».

В заслугу себе республиканский минкульт ставит наполнение электронных баз данных и каталогов музейных предметов и коллекций на основе специализированной программы каталогизации музейных фондов «Камис». Эта программа перевода сведений о музейных предметах в электронный вид действительно позволяет создавать современные интегрированные базы данных музейных коллекций, включающие различные среды. И это не только тексты, изображения и аудиозаписи, но и видеоматериалы и анимация.

Вот только темпы оцифровки музейных фондов не впечатляют – из более чем 340-ка тысяч единиц хранения лишь о 42-х тысячах (13 процентов) создана информация в электронном виде. Во всем более или менее цивилизованном мире эта работа проведена уже давно и в более масштабном виде.

Особенно досталось докладчику за другое сомнительное, по мнению участников «круглого стола», достижение – реорганизацию и централизацию музеев и их перевод в статус автономных учреждений.

- У нас сложилась какая-то непонятная практика – как только федеральный центр выступит с очередной непродуманной инициативой, мы тут же бросаемся ее исполнять. – считает бывший министр культуры РБ Владимир Прокопьев. – Зачастую без подготовки, не имея нормальной нормативной базы. Это в полной мере относится и к автономизации учреждений культуры.

- Что даст объединение музеев Хангалова и Сампилова и образование Национального музея? – вторил ему председатель комитета по бюджету НХ Цырен Доржиев. – Я считаю неправильным, что во главу угла ставится оптимизация расходов и экономия фонда оплаты труда. Приоритетом должно было бы быть повышение качества обслуживания посетителей, привлечение в музеи большего количества людей. И прежде всего жителей Бурятии, а не туристов. А ведь если Национальный музей будет расположен в Верхней Березовке, далеко не каждый улан-удэнец и житель сельского района туда захочет добраться.

Все доводы Сергея Добрынина и директора Национального музея РБ Татьяны Бороноевой о том, что строительство оснащенного самым современным оборудованием здания нового музея решит не только многие вопросы хранения музейных предметов и коллекций, но и позволит со временем музею стать культурным центром республики и одним из основных объектов культурно-туристических маршрутов в рамках развития турзоны «Байкальская гавань», на участников «круглого стола» не произвели особого впечатления, может быть, и потому, что многие вопросы создания нового музея до сих пор не решены. Известно лишь, что под него выделен земельный участок площадью в три гектара и будет открыто финансирование из федерального бюджета в 2013-2014 годах. В республиканском бюджете на нынешний год предусмотрено выделение 10-ти миллионов рублей на разработку проектно-сметной документации для строительства Национального музея. До сих пор не существует и концепции музея.

Участниками совещания было высказано множество других критических замечаний в адрес профильного ведомства и в целом правительства, но часть ответственности, к чести организаторов «круглого стола», они все-таки взяли на себя. Так, депутаты Народного Хурала, участвовавшие во встрече, признали необходимым пересмотреть республиканский закон о музеях и внести в него изменения, отвечавшие бы сегодняшним реалиям. Ведь сегодня, по мнению директора музея БНЦ Светланы Бураевой, в нем нет даже упоминания о так называемых негосударственных музеях.

Есть вина народных избранников и в том, что с 2006 года пополнение музейных фондов прекратилось из-за невыделения средств из республиканского бюджета. Да, бюджет верстает правительство, но ведь и у парламента есть много рычагов и возможностей подкорректировать явные промахи исполнительной власти. В конце концов, национальный интерес у всех институтов власти должен быть один, сообщает «Молодежь Бурятии».